March 24, 2019

Демонополизация как философия экономической и политической реформы

Демонополизации российской экономики— это больше чем просто один из инструментов новой экономической политики, с помощью которого государство может осуществить выход из экономического кризиса. Демонополизация —это глобальная идея, своего рода
Новая философия экономического мышления, которая может и должна изменить весь уклад российской общественной жизни.

Есть все основания утверждать, что деградация российских общественно-политических институтов в 2000–2015 годах есть прямое следствие монополизации российской экономики, сопровождающейся сосредоточением экономической власти в руках узкого круга приближенных к государству корпораций и аффилированных с ними лиц. Именно крупные госмонополии первыми предъявили спрос на «плохие институты», ограничивая конкуренцию, создавая себе преференции при помощи государства, наращивая прибыль за счет налогоплательщиков и потребителей, устраняя конкурентов при помощи незаконного вмешательства в экономическую жизнь правоохранительных ведомств и судов.

Политическая сверх централизация в России неразрывно связана со сверх централизацией экономической. Достаточно вспомнить, как режим с первых дней начал устанавливать контроль над «Газпромом», «Транснефтью», как дело ЮКОСа поспособствовало формированию монополии «Роснефти» в нефтедобыче, как
представители высшего эшелона российской власти шаг за шагом захватывали командные высоты в крупнейших госкорпорациях и банках, становясь инициаторами поглощений частных компаний и укрепления собственных монополий.

Можно с уверенностью утверждать, что без масштабной экономической децентрализации в России не будет возможна децентрализация политическая (передача полномочий
парламенту, развитие свободных СМИ, независимых судов и местного самоуправления и так далее). Если в стране сохранится узкий картель связанных с государством монополий, контролирующих ключевые секторы экономики, то этимонополии/олигополии быстро коррумпируют любую новую элиту и затормозят необходимые реформы, дав старт
новой волне централизации власти в чьих-то личных интересах. Кстати, опыт других государств на постсоветском пространстве, в том числе переживших антибюрократические,антикоррупционные по своей сути революции, полностью
подтверждает этот вывод.

В России в выручке 100 крупнейших компаний доля государственных компаний превышает 50%, а с учетом «теневых (латентных) госкомпаний», то есть тесно аффилированных с государством формально частных корпораций («Сургутнефтегаз», «Сибур», «Стройгазмонтаж», «Стройтрансгаз» и других)— порядка 60%. В выручке
30 крупнейших компаний этот показатель составляет, соответственно, 65% и 70%. Таков масштаб контроля государства над ключевыми секторами экономики.

Конечно, важность демонополизации не исчерпывается ее влиянием на политику,
а имеет и чисто экономическое измерение:

В России за все 25 лет реформ так и не удалось добиться низкой инфляции. Эксперимент 2012 года, когда ради президентских выборов впервые за долгие годы повышение регулируемых тарифов монополий перенесли с 1 января на 1 июля, показал, что инфляция теряет 2-3 процентных пункта без регулярного повышения монопольных цен, и при ликвидации этого фактора годовую инфляцию в России можно будет снизить
до 3–4%, стимулируя рост инвестиций, реальных доходов населения, пенсий. Важность низкой инфляции для проведения любой успешной политики в пенсионной
сфере вообще трудно переоценить.

Завышенные монопольные цены в ряде сфер (энергетика, транспорт, банковские кредиты) и монопольные барьеры входа на рынок снижают конкурентоспособность
Национальной экономики на международной арене, делают другие страны, где нет таких
монопольных барьеров, более привлекательными для инвестиций в сравнении с Россией.

В госсекторе низкая производительность труда. Высвобождение внутренних резервов могло бы стать мощным источником модернизации российской экономики и повышения ее эффективности и международной конкурентоспособности.

У монополий низкая эффективность инвестирования. В 2013 году совокупные инвестпрограммы 10 крупнейших госкомпаний в России достигли почти 3 трлн рублей в год— при этом рост экономики почти обнулился, еще до санкций и падения нефтяных цен. Сравните: частные нефтяные компании в 2000–2004 годах смогли увеличить добычу нефти на 50%, инвестируя всего 100–200 млрд рублей в год. Почему госмонополии неэффективно инвестируют, понятно: они обогащают аффилированных подрядчиков, госу
дарство гарантированно возместит им убытки, им не грозит потеря рынка в результате конкуренции, можно не беспокоиться. Однако экономика больше не может себе позволить закапывать триллионы в невостребованные газопроводы, стадионы, плотины, гигаватты.
Частный сектор будет инвестировать деньги на порядки эффективнее.

Более того, следует заметить, что многие из неудач российских рыночных реформ 1990-х
— гиперинфляцию, низкуюскорость процессов повышения эффективности и произво-
дительности труда— можно напрямую объяснить дефицитом внимания к демонополизации постсоветской экономики. Это можно увидеть на примере относительно быстрого
выхода уже в конце 90-х хотя бы частично демонополизированных отраслей экономики на траекторию роста посравнению со стагнацией в оставшихся «первобытно» монопольными отраслях (нефтяная и угольная отрасли против монопольного «Газпрома»). Это прямо свидетельствует — Россия в 90-е могла бы выбраться из постсоветской ямы и начать расти намного быстрее, если была бы реализована решительная программа демонополизации.

Несмотря на важность общей постановки вопроса, необходимо видеть специфику задач по демонополизации экономики в секторальном разрезе (банковской, энергетической и
иных сферах). Она вытекает из объективно складывающейся в этих секторах ситуации.

НЕОБХОДИМОСТЬ ДЕМОНОПОЛИЗАЦИИ ПО СЕКТОРАМ ЭКОНОМИКИ

Демонополизация банковского сектора
а сегодняшний день, несмотря на существование огромного количества частных банков, более половины активов банковской системы и две трети корпоративного кредитного портфеля
контролируется шестью крупнейшими госбанками. Исследования показывают, что маржа и операционные расходы российских банков завышены по сравнению с европейскими аналогами, что обусловливает дополнительные 4–6 процентных пунктов ставок по кредитам даже за вычетом разницы между странами в темпах инфляции. Только страновым риском объяснить это невозможно. Совершенно очевидно, что на российский банковский сектор крайне негативно влияет олигополиякрупных банков, которую необходимо ликвидировать.

Демонополизация энергетического сектора
Сейчас государство и близкие к нему структуры контролируют примерно половину нефтедобычи, две трети газодобычи и всю газотранспортную систему, более половины электроэнергетических мощностей (а вместе с еще тремя крупными частными ФПГ— почти три четверти генерирующих мощностей в стране). При этом в электроэнергетике и газовой отрасли внутренние оптовые цены для промышленности в долларах 2013 года уже превысили средние оптовые цены в США, где крупнейшие производители нефти и газа занимают на рынке не более 4–5%, а пять крупнейших электроэнергетических компаний контролируют всего лишь пятую часть генерирующих мощностей.

В России эти сферы сегодня демонстрируют бесконечный рост цен на фоне производственной стагнации и падения производительности труда, в то время как те же США с их
высоко конкурентными энергетическими рынками показали в последнее десятилетие революционный рывок роста нефте- и газодобычи и производительности труда (намного
опередив Россию при значительно более высоких издержках производства), а также удивительно стабильный уровень внутренних цен на газ и электричество.

Демонополизация энергетического сектора
Сейчас государство и близкие к нему структуры контролируют примерно половину нефтедобычи, две трети газодобычи и всю газотранспортную систему, более половины электроэнергетических мощностей (а вместе с еще тремя крупными частными ФПГ— почти три четверти генерирующих мощностей в стране). При этом в электроэнергетике и газовой отрасли внутренние оптовые цены для промышленности в долларах 2013 года уже превысили средние оптовые цены в США, где крупнейшие производители нефти и газа занимают на рынке не более 4–5%, а пять крупнейших электроэнергетических компаний контролируют всего лишь пятую часть генерирующих мощностей. В России эти сферы сегодня демонстрируют бесконечный рост цен на фоне производственной стагнации и падения производительности труда, в то время как те же США с их
высоко конкурентными энергетическими рынками показали в последнее десятилетие революционный рывок роста нефте- и газодобычи и производительности труда (намного
опередив Россию при значительно более высоких издержках производства), а также удивительно стабильный уровень внутренних цен на газ и электричество.

Существуют очень подробные и проработанные предложения по демонополизации нефтяного, газового и электроэнергетического секторов российской экономики, с созданием
высоко конкурентных рынков и большого числа независимых друг от друга производителей, имеющих стимулы к росту за счет эффективности и повышения производительности, а не барьеров для конкурентов и господдержки.

Демонополизация транспортного сектора
В транспортном секторе очевидные проблемы сосредоточены прежде всего в железнодорожном (где создание конкурентного рынка перевозок так и не было осуществлено) и авиационном
секторе (где после поглощения «Трансаэро» доля «Аэрофлота» на рынке внутренних пассажирских перевозок достигла двух третей, при том, что остальную часть рынка занимают в основном неконкурентоспособные региональные перевозчики).

Следует обратить внимание также и на рынок автоперевозок— хотя здесь изначально уровень конкуренции был выше, в последнее время правительством принимался целый
ряд регуляторных решений (прежде всего, введение системы «Платон»), фактически вытесняющих с рынка мелких перевозчиков и создающих преимущества крупным перевозочным компаниям. Эти решения должны быть отменены, а барьеры для деятельности мелких перевозчиков — устранены.

Значение демонополизации транспортной отрасли для России трудно переоценить, так как завышенные цены на перевозкиявляются ключевым препятствием для развития экономики
на территории с такими большими расстояниями, как Россия.

В трубопроводном транспорте также вполне уместно вести речьо демонополизации с учетом развития ряда конкурирующих направлений транспортировки нефти (Приморск, «Дружба», Новороссийск, Приморье) и газа (Выборг, транзит через Беларусь и Украину, Турция, СПГ). «Транснефть» и будущий «Трансгаз» (выделяемый из «Газпрома») вполне реально разделить на несколько конкурирующих компаний, которые будут вынуждены экономить издержки и снижать тарифы в условиях конкуренции про общем профиците трубопроводных мощностей.

Демонополизация коммунального сектора
В коммунальной сфере, прежде всего усилиями регионального и местного чиновничества — однако при полном одобрении и покровительстве федеральных властей
— вместо политики развития конкуренции в тех сферах, где это возможно, в
последние годы наблюдается активное вытеснение независимых игроков и монополизация, от сферы теплоснабжения до обслуживания жилищного фонда. Это напрямую способствует
завышенному росту издержек россиян на коммунальные услуги и в итоге ограничениям покупательной способности населения. В
коммунальной сфере по всей стране нужно:

Ликвидировать искусственно созданные чиновниками монополии в потенциально конку-рентных сферах по результатам соответствующего мониторинга силами независимых НКО;

Создать эффективную систему общественного аудита и регулирования сетевых монополий (водоканал, электро- и теплосети) с детальным анализом эффективности
отдельных показателей их работы (потери, удельная численность персонала, удельные расходы на ремонты и инвестиции) и установлением тарифов только по итогам общественного аудита.

Демонополизация госзакупок и распределения земель
Система распределения госзаказа и земельного фонда в России полностью обслуживает корыстные интересы чиновничества и приближенного к нему бизнеса (не говоря уже о том,
что более 92% земельного фонда России до сих пор находитсяв государственной и муниципальной собственности, и только 0,5%— в собственности юрлиц). Это хорошо видно на примере исследования Forbes «Короли госзаказа», показывающего, что близкие к Путину бизнесмены получают более триллиона рублей госзаказов в год. Эта ситуация полностью проецируется и на региональный, и на местный уровень, где чиновники ведут себя еще более бесцеремонно по части распределения бюджетных подрядов и земель среди «своих».
Сфера распределения господрядов и земель должна быть законодательно поставлена под контроль независимых НКО, а по части земельного фонда необходимы быстрые и решительные действия по, во-первых, созданию прозрачного и ликвидного рынка оборота земель, во-вторых, максимальному разгосударствлению земельного фонда и в итоге лишения чиновников в долгосрочном плане прав распоряжения землей.

Демонополизация сельского хозяйства
В сельскохозяйственном секторе существуют две основные проблемы:
Первая — ползучая монополизация этой отрасли крупными агрохолдингами с вытеснением мелких частных предпринимателей,
и вторая— традиционная монополия/олигополия в оптово-закупочном звене, которая изымает у
сельхозпроизводителей все прибыли, устанавливая для них лишь минимально рентабельные закупочные цены.
В последние 15 лет среднегодовой прирост производства сельхозпродукции крестьянскими фермерскими хозяйствами(КФХ) составлял 25%, а в секторе крупных сельхозпредприятий
— лишь 15%, однако доля крупных сельхозпредприятий в объеме продукции выросла больше чем на 50%, а у КФХ остается на уровне примерно 10%. Барьеры, преимущественная господдержка крупным сельхозпредприятиям, низкие закупочные цены из-за олигополии в оптовом звене
— все этопрепятствует развитию в России эффективных сельхозпроизводств, создавая лишь паразитирующие на господдержке монопольные структуры, выдавливающие с рынка мелких игроков и за счет этого увеличивающие свою прибыль.

Система господдержки агропромышленной отрасли должна быть полностью пересмотрена исходя из соображений создания высоко конкурентной среды, а монополии в оптово-закупочном
звене— устранены через меры антитрестовского характера. Независимые неправительственные структуры должны помочь провести инвентаризацию барьеров для независимых сельхозпроизводителей — чтобы эти барьеры устранить.

Демонополизация оборонной промышленности и машиностроения
Даже Иосиф Сталин понимал важность конкуренции в сфере
оборонного производства – в каждом сегменте между собой конкурировали несколько разных ОКБ и производств. В течение 15 последних лет оборонная промышленность была сверхцентрализована в рамках отраслевых вертикалей (ОАК, ОСК, «Ростех» и так далее), что нанесло серьезный удар по эффективности и привело в основном лишь к росту цен, на который жаловался сам инициатор этого процесса (Владимир Путин)
(«По некоторым позициям цены увеличиваются в два, в три, в четыре раза, а есть случаи, когда цена увеличилась от начала работы в одиннадцать раз. Это уже, понимаете, несопоставимо ни с инфляцией, вообще ни с чем, при том что авансирование производится практически 100-процентное»— из послания Федеральному Собранию в 2014 году).

Перевооружение и модернизация армии – важнейшая задача, однако для ее реализации необходим кардинальный пересмотр путинской политики «вертикализации» оборонной отрасли, и демонополизация этой сферы.

В машиностроительном секторе в последние 15 лет также предпринимались попытки сверхцентрализации, которые очевидно не оправдали себя,
— самым ярким примером является «Ростех» с его финансовыми проблемами, банкротствами заводов и так далее. Эта сфера также нуждается в разгосударствлении, демонополизации и создании маршрутных карт по развитию конкуренции.

Демонополизация ритейл-сектора
По данным Росстата, с 2011 по 2016 годы доля торговых сетей в обороте розничной торговли выросла с 18% до 27%. В самом по себе развитии торговых сетей нет ничего плохого, однако часто оно происходит в сговоре с чиновниками за счет искусственного создания барьеров для мелких торговых форматов. Необходима общенациональная инвентаризация искусственно созданных бюрократами барьеров для мелких предпринимателей в разрезе регионов и городов, и полная
отмена всех необоснованных дискриминационных ограничений для мелкой торговли.

Демонополизация медиа и рекламного рынка
Устойчивая свобода средств массовой информации в России недостижима без глубокой демонополизации СМИ. Проблема даже не в том, кто контролирует имеющиеся несколько
крупных телеканалов— проблема в том, что население имеет широкий доступ к очень узкому их числу, что само по себе создает условия для информационной асимметрии.

В демонополизации нуждается и рекламная сфера: здесь есть свои связанные с Кремлем монополисты— например, «Видео интернешнл», контролирующее более трети рынка телевизионной рекламы (как мы выяснили из скандала с панамскими офшорами, доли в этой компании принадлежат лично приближенным Путина).

Основная идея — ликвидировать ситуацию, когда население имеет доступ в основном лишь к ограниченному кругу телеканалов, чья редакционная политика контролируется
государством, и быстро создать инфраструктуру для массового доступа к большому числу конкурирующих электронных СМИ, принадлежащих разным собственникам. Обеспечить полный выход государства из СМИ.

Политическое значение реализации программы демонополизации экономики

Так же, как война есть продолжение мирной внутренней политики иными средствами, так и сама внутренняя политика есть в некотором смысле продолжение экономики, но в ином формате. Есть существенная и неразрывная связь между монополистической структурой российской экономики и авторитарной структурой российской власти. Реформирование (демократизация) второй без реформирования (демонополизации) первой является утопической задачей.

В то же время для решения экономических задач требуется политическая воля и демонополизация экономики не может быть ни начата, ни тем более осуществлена до тех пор,
пока не произойдут тектонические сдвиги, которые отодвинут (или изымут вовсе) из процесса принятия решений главного бенефициара монополистической структуры экономики
— бюрократическую вертикаль власти.

Так или иначе, но лозунг демонополизации экономики обречен занять особое
место в политической программе любой реформаторской партии (в широком смысле этого слова), являясь не «одним из многих», а главным и системообразующим лозунгом в новой политической повестке дня

В.Милов
Институт современной России
http://docplayer.ru/40243118-Demonopolizaciya-ekonomiki-kak-sterzhen-budushchih-rossiyskih-reform.html

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Местное самоуправление в Великобритании, Германии, Швейцарии, Японии

Местное самоуправление в Великобритании Территориальная организация системы государственного управления современной Великобритании в самом общем виде определяется делением страны на несколько...

Закрыть
61 запросов. 0,810 секунд. 48.4285659790042 Мб