March 20, 2019

Диссиденты в СССР. Как жили и о чём мечтали, с чем сражались и от чего бежали, чего добились и какую цену заплатили инакомыслящие 1960–80-х годов. Курс А. Даниэля (3/6)

Первая антисоветская организация

(Чем грозила самовольная защита прав человека в СССР и почему всё-таки нужно их защищать, не спрашивая разрешения)

После вторжения в Чехословакию всем стало ясно, что политической перспек­тивы протестное движение не имеет, но тем не менее постоянно шли дискус­сии о создании организации. Это было страшно, потому что к такой органи­зации был бы немедленно приклеен ярлык антисоветской, а это неизбежно повлекло бы серьёзные по­следствия для участников: в Уголовном кодексе кроме статьи 70-й «Антисовет­ская агитация и пропаганда» была статья 72-я — антисоветская организация, создание или активное участие в антисоветской организации.

Дискуссии дли­лись долго, но в конце концов в мае 1969 года была создана Ини­циативная группа по защите прав человека в СССР. Ключевую роль в её созда­нии сыграл один из известных московских диссидентов — Пётр Якир, человек драматиче­ской биографии. В 1937-м его отца, командующего Киевским воен­ным округом, леген­дарного командарма времен Гражданской войны Иону Якира, арестовали и рас­стреляли. Мать отправили в лагерь. В лагерь отправили и самого Петра, несмо­тря на то, что ему было 14 лет. С тех пор его то сажали, то выпускали, то опять сажали. Окончательно к гражданской жизни он вер­нулся только в середине 1950-х. Диссидентскую известность Якир приобрёл в 1966 году, выступив с яркой антисталинистской речью в Институте истории при обсуж­дении книги Некри­ча «1941, 22 июня» [1]. Его выступление, как и всё обсужде­ние, стало одним из популярнейших самиздатовских текстов.

Якир участвовал во всех протестах середины и второй половины 1960-х годов и стал одним из признанных, особен­но в провинции, лидеров московского диссидентства. Именно он сыграл ре­шающую роль в создании Инициативной группы. На самом деле, это была никакая не организация — это был скорее авторский коллектив, где писались те или иные обращения по поводу разного рода нарушений прав человека в Советском Союзе, отправлялись в разные международные инстанции, в зарубежную прессу.

Дело в том, что специфика советского общества заключалась в том, что оно было предельно атомизировано. Никакой независимой общественной актив­ности — против власти, за власть, нейтральной по отношению к власти — в прин­ципе не допускалось. Даже для организации общества филателистов требова­лось специальное разрешение. А тут вдруг люди организуют Иници­ативную группу в защиту прав человека. Ничего себе! Это нарушение моно­полии на коллективную инициативу интуитивно было понято режимом сразу же, поэтому власть отнеслась к группе куда серьёзнее, чем если бы это был даже под­польный политический кружок.

Вот как сложились судьбы отцов-основателей гражданского общества в нашей стране: Генрих Алтунян, инже­нер, — лагерь; Владимир Борисов, рабочий, — лагерь, высылка за рубеж; Тать­яна Великанова, математик, — лагерь; Наталья Горбаневская, поэт, — психиа­трическая боль­ница, эмиграция; Мустафа Джемилев — лагерь; Сергей Кова­лёв — лагерь; Виктор Красин — ссылка, эмиграция; Александр Лавут, матема­тик, — лагерь; писатель Анатолий Левитин (Краснов) — лагерь, эмиграция; Юрий Мальцев, литературовед, — эмиграция; Леонид Плющ, математик, — психиатрическая больница, эмиграция; физика Григория Подъяпольского репрессии тронуть не успели, он умер в 1975-м; Татьяна Ходорович, лингвист, — эмиграция; Ана­толий Якобсон, литературовед, — эмиграция.

На этой фазе правозащитного движения власти удалось нанести организующе­муся протестному движению серьёзные удары. Самый сильный удар был свя­зан с Петром Якиром. Его арестовали в 1972 году. Вместе с ним арестовали его дру­га и коллегу по инициативной группе Виктора Красина. В Лефортовской тюрь­ме оба быстро сломались и начали активно сотрудничать со следствием. Было названо огромное количество имён. Может быть, ничего криминального Якир и Красин не сообщили, но для моральной атмосферы это было огромным по­трясением. На суде, куда пустили телевидение и прессу, в том числе ино­стран­ную, они публично раскаивались в своей деятельности, обозначили себя как людей, встав­ших на путь сотрудничества с врагами Советского Союза.

Оба получили довольно мягкие приговоры. Пётр Якир был отправлен в ссылку и вскоре амнистирован. Надо отдать должное Петру Ионовичу, он уже больше никогда не пытался играть активную общественную роль. Наверное, он понимал, что сюжет с арестом и судом его сильно скомпрометировал. Умер в 1982 году. Вот буквально несколько строк из воспоминаний Сергея Ковалёва, посвящённых Петру Якиру:

«Пётр выстаивал около всех судов, подписывал все подряд письма про­теста. Перезнакомился со всеми людьми, имевшими отношение к обще­ственному сопротивлению. После ареста Петра Григорьевича Григорен­ко Якир стал, пожалуй, самым известным диссидентом в стране. Мне кажется, что это ему льстило и в глубине души пугало. Он-то, тёртый калач, хорошо понимал, что сколько верёвочке ни виться, а конец бу­дет. Но давать задний ход было уже поздно и психологически невоз­можно. На самом деле Петя был очень жизнелюбивым, очень добрым, нисколько не расчётливым, чуточку сверх меры тщеславным и совсем не храбрым человеком».


[1] — «1941, 22 июня» — книга историка Алексан­дра Некрича, изданная в 1965 году, в которой на основе документов была представлена концепция начала войны Германии и СССР, не совпадающая с официальной.


Источник: http://arzamas.academy/courses/40/3

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Диссиденты в СССР. Как жили и о чём мечтали, с чем сражались и от чего бежали, чего добились и какую цену заплатили инакомыслящие 1960–80-х годов. Курс А. Даниэля (4/6)

«Хроника текущих событий» Как и кем был устроен процесс выпуска и распространения главного диссидентского издания https://www.youtube.com/watch?v=4ehPFwYC5To

Закрыть
58 запросов. 0,767 секунд. 48.1921615600592 Мб