September 19, 2018

Доверие как ведущий показатель социального капитала

Доверие является «ядром» социального капитала. О важной роли доверия в экономике писал еще более 200 лет назад А. Смит, хотя он четко не связывал доверие в обществе с уровнем его богатства. Ф. Фукуяма определяет социальный капитал как «свод неформальных правил и норм, разделяемых членами группы и позволяющих им взаимодействовать друг с другом.
 Если члены группы ожидают, что их сотоварищи будут вести себя надежно и честно, значит, они доверяют друг другу» (Культура имеет значение, 2002, с. 129).
Существует множество трактовок понятия доверия, при этом каждая научная дисциплина делает в определении данного феномена свой акцент. В экономике доверие описывается как «количественная динамическая характеристика взаимоотношений различных экономических субъектов, которые основаны на выгодности экономических результатов взаимодействия и на уверенности в добросовестности (лояльности, искренности и пр.) друг друга» (Николаев, Ефимов, Марушкина, 2006, с. 8). В этом случае доверие фактически понимается как некий расчет экономических субъектов, рождающий уверенность. Такие термины, как «выгода» и «обмен», содержатся во многих экономических определениях доверия: «доверие есть оптимистическое ожидание человека, группы или фирмы, находящихся в условиях уязвимости и зависимости от другого человека, другой группы или фирмы, в ситуации совместной деятельности или экономического обмена с целью способствовать, в конечном счете, взаимовыгодному сотрудничеству сторон. При недостатке эффективных договорных, юридических или общественных средств, обеспечивающих соблюдение обязательств, доверие опирается на добровольно принятое на себя обязательство тех, кому доверяют, защищать права и интересы всех сторон, участвующих во взаимодействии» (Hosmer, 1995, с. 392-393).
Р. Шо в работе «Ключи к доверию в организации» пишет «доверие — это нечто большее, чем простая уверенность, и нечто меньшее, чем слепая вера… Доверие — это надежда на то, что люди от которых мы зависим, оправдают наши ожидания» (Шо, 2000, с. 43). Следовательно, доверие важно отделять от веры и уверенности.
Известный российский специалист в области психологии доверия Т.П. Скрипкина разграничивает понятия веры и доверия. Она отмечает, что в основе веры лежит акт принятия чего-либо без достаточного основания (Скрипкина, 2001). Если обратиться к Словарю русского языка, то доверие там обозначается как «убежденность в чьей-либо искренности, честности, добросовестности и основанное на них отношение к кому-либо, чему-либо» (Словарь русского языка. Т.1, 1985, с. 412).
Уверенность обозначена как «убежденность в чем-либо, твердая вера в кого-либо, во что-либо или спокойное осознание своей силы, своих возможностей решительность в действиях» (Словарь русского языка. Т.2, 1985, с. 449). Таким образом, уверенность имеет место в условиях полноты информации, а вера — это убежденность в чем-либо без опоры на прошлый опыт и достаточные, с точки зрения формальной логики, основания.
А.Л. Журавлев и А.Б. Купрейченко отмечают, что большинство понятий, близких к доверию («расчет», «вера», «уверенность»), можно расположить в пространстве двух измерений: возможность/невозможность контроля и степень определенности (Журавлев, Купрейченко, 2003, с. 216-217). Это дает возможность наглядно представить место доверия в системе наиболее близких к нему понятий. Однако, как замечают сами авторы, данная модель не включает все факторы, влияющие на формирование доверия, и не раскрывает структуры доверия.
Проведенные в середине 90-х гг. прошлого века исследования представлений о доверии среди предпринимателей (Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений, 1998), позволили выделить содержание наиболее типичных представлений:
– доверие — это качество отношения к другому человеку, группе лиц или организации в целом, в основе которого лежит их оценка как людей честных, правдивых, искренних и т.п., то есть наделенных определенной группой качеств (такое представление условно можно назвать «доверие как оценка»);
– это процесс передачи другому человеку, группе лиц или организаций значимой для передающего информации, секретов, различных материальных ценностей, финансов, бумаг и т.п. при полной убежденности в их неразглашении или возможности их возврата (то есть «доверие как процесс передачи важной информации»);
– это качество поведения по отношению к другому человеку, группе лиц или организаций, характеризующееся опорой на них в работе(«доверие как поведение»);
– это состояние короткой психологической дистанции между людьми, их психологическая близость друг с другом (то есть «доверие как групповое состояние») (Социально-психологическая динамика в условиях экономических изменений, 1998, с. 260-261).
Таким образом, можно заметить, что в обыденном сознании существует множество различающихся представлений о сущности доверия.
Социологическая точка зрения на природу доверия близка к психологической. В большинстве случаев в социологии доверие определяют как элемент (или форму) веры (Экономика и социология доверия, 2004). Начиная с Зиммеля и заканчивая Гидденсом, социологи отмечали, что доверие — это уверенность в действиях других людей, основанная на чувстве, а не на рациональном понимании. Доверие связано с условиями неопределенности, которые присущи современному миру. Отношения между незнакомыми людьми имеют высокую степень неопределенности и связаны с риском. Доверие, с позиции Лумана, и есть социальный механизм, управляющий неопределенностью социальных отношений и призванный снизить риск. «Доверие — это решение особых проблем, связанных с риском», — пишет он (Luhmann, 1998, с. 107). Итак, в этом случае доверие сопряжено с рациональным выбором и означает активные действия человека и его собственное прогнозирование будущего. Штомпка подчеркивает, что «доверие — это ставка на то, как другие поведут себя в будущем» ^гйотрка, 1999, с. 75), то есть вероятностное суждение индивида о будущих действиях других людей в отношении этого индивида. Рыночная экономика постоянно ставит перед индивидом проблему выбора: доверять или нет (и если доверять, то в какой степени) другим агентам рыночных отношений. Причем доверие в этом случае основано на свободном выборе самого индивида и других людей. Тотальный контроль поведения другого индивида не ставит проблему доверия вообще.
Некоторые авторы, работающие в русле социологической теории доверия, отмечают, что доверие в современных и традиционных обществах имеет различную природу (Экономика и социология доверия, 2004). В традиционных обществах доверие, как правило, основывается на вере (которая также выступает формой знания и рационализации окружающего мира) и возникает между членами малой социальной группы; в современных оно зиждется на рациональном знании, расчете и распространяется на членов больших сообществ. Отличительная черта современного общества заключается в том, что доверие можно трактовать как социальный капитал.
Проблема доверия в концептуальном плане заключается в том, что этот сложный социальный феномен часто рассматривается упрощено, без учета исторического и культурного контекста, как раз и навсегда данный. С таким «статическим» подходом связана и проблема определения доверия: некоторые ученые (например, Фукуяма или Гидденс) трактуют доверие как элемент веры («до-верие»), то есть как иррациональное отношение или социальную привычку; другие (Луман, Колмэн, Штомпка), наоборот, подчеркивают, что доверие
– это рациональное отношение к будущему. Однако, несмотря на кажущееся противоречие указанных точек зрения, они могут быть интегрированы, если учитывать различную природу доверия в традиционных и современных обществах. Например, в средневековом обществе доверие выступает формой (бытием) веры, основанной на божественном предопределении судьбы. Доверие в данном случае носит личностный характер, и, соответственно, его «радиус доверия» охватывает лишь тех людей, которых человек знает лично, в то время как все остальные заслуживают недоверия и к ним относятся с подозрительностью (особенно это касается иноверцев и инородцев). Доверие в современных обществах имеет другую природу: это уже не «слепое доверие», не просто вера, а уверенность, основанная на знании; это форма рационального отношения к действительности и действиям людей в условиях неопределенности.
Доверие, таким образом, выступает рациональным механизмом снижения риска в отношениях безличных агентов рыночного общества (Экономика и социология доверия, 2004).
Рассмотрим основные социальные функции доверия. На межличностном уровне доверие создает коммуникацию и активизирует взаимодействие. Обычно взаимодействие не знакомых друг с другом людей отличается нерешительностью. Доверие же снижает риск и мобилизует активность сторон во взаимодействии, коммуникация (обмен информацией) становится более широкой, приобретает черты постоянства. Многие из взаимодействий не были бы осуществлены, если между сторонами не существовало доверия. Это первая сторона социальной функции доверия: доверие позволяет людям в обществе действовать более активно, ускоряет процессы социального обмена.
Другая социальная функция доверия — интеграция группы, общности и общества в целом. Доверие в обществе инициирует совместные действия, то есть воспроизводит кооперативные отношения: сотрудничество, взаимопомощь, поддержку, участие, согласие. Связи индивида и группы становятся более устойчивыми, его включение в общность более полным (Экономика и социология доверия, 2004).
Доверие способно «накапливаться» как на личностном, так и на социальном уровне. Это накопление успешного опыта социальных взаимодействий может использоваться далее как некий социальный ресурс, который собственно и называют социальным капиталом. Ресурс доверия придает большую эластичность и стабильность обществу в период социальных изменений, однако он не безграничен: его накопление происходит медленно, а растрачивание — быстро. Основное правило здесь заключается в том, что доверие легче трансформируется в недоверие, чем недоверие в доверие (Экономика и социология доверия, 2004). Таким образом, каждый неудачный или безответственный шаг государственной власти ведет к уменьшению доверия и социального капитала в обществе.
Доверие связано с понятием экономической эффективности. В экономическом плане это различные виды транзакционных издержек в отношениях обмена. Если индивиды не доверяют друг другу, взаимодействие требует больших издержек — по времени, усилиям, денежным затратам и т.д. Например, в обществе, где можно спокойно доверять другим, меньше времени тратится на поиск необходимого контрагента или информация о контрагентах не требует тщательной перепроверки; меньше ресурсов отвлекается на поддержание силовых ведомств, охранных организаций и т.д.
Доверие среди членов определенного общества значительно влияет на продолжительность и уровень демократии в стране, а также на ее экономическое развитие (Inglehart, 1990). Поэтому предприняты попытки классифицировать страны по уровню доверия и развития экономики. Первую группу составляют США, Япония и Германия как страны с самым высоким уровнем социальной кооперации и доверия. Высочайшее развитие экономики в этих странах Фукуяма объясняет той ролью, которую играет доверие в их экономической жизни (Fukuyama, 1999). Во вторую группу входят Китай, Италия и Франция, где доверие поддерживается семейными структурами или структурами, построенными по типу семейных. Уровень доверия здесь значительно ниже, чем в первой группе. Третья группа объединяет посткоммунистические страны, где уровень доверия самый низкий, что объясняет их экономическую отсталость. Тем не менее, некоторые исследователи (см., например: Sztompka, 1999, с. 99) подчеркивают, что именно в странах западного мира, особенно в США, в последнее время наблюдается разрушение и упадок традиционной культуры доверия, а страны Восточной Европы представляют собой пример активно формирующейся культуры доверия.
Понятие радиуса доверия. Радиус доверия — категория, определяющая круг лиц (или социальных групп), входящих в единую систему доверительных отношений. Ф. Фукуяма отмечает, что хотя определенным запасом социального капитала обладает любое общество, значительные различия между ними обусловлены именно радиусом доверия (Культура имеет значение,
2002). То есть коллективные нормы, такие как честность, взаимность могут практиковаться либо в отношении небольших групп людей, либо затрагивать более широкий круг людей данного общества. Ф. Фукуяма отчасти связывает более интенсивное развитие экономики Японии по сравнению с экономикой Китая с более широким радиусом доверия у японцев: в то время как среди китайцев наблюдался недостаток доверия за пределами семейного круга, японцев с детства воспитывали в духе сотрудничества с «чужаками».
Для общества с низким уровнем доверия характерен фамилизм — акцент на семейных связях, которые видятся представителям такого общества единственной опорой индивида, основой всех социальных взаимодействий. В таких обществах люди доверяют только родственникам и не доверяют людям вне семьи. Поэтому эти общества испытывают трудности в институционализации компаний, когда компании разрастаются, и члены одной семьи уже не в состоянии регулировать их деятельность. Страх перед чужаком мешает переходу от семейного бизнеса к профессиональному менеджменту, как это происходит в странах с высоким уровнем доверия, что ограничивает пределы роста компании и приводит к снижению ее эффективности. Классическим примером воплощения фамилизма выступает китайская культура; преимущественный акцент на семейных связях делается также в культурах Италии и Франции. В этих обществах недоверие к посторонним имеет разные истоки, однако общей чертой социумов с низким уровнем доверия является сильная централизованная политическая власть, сознательно стремящаяся подорвать всевозможные добровольные объединения, промежуточные между семьей и государством, которые могли бы вступить в соперничество с ней за расположение индивида (Fukuyama, 1999). В наиболее выраженной форме деструктивное влияние тоталитарного государства на отношения доверия проявилось в странах бывшего Советского союза и Восточной Европы, где государство целенаправленно и планомерно разрушало гражданское общество, видя в нем возможного соперника в борьбе за власть. В результате сформировались общества, которые Фукуяма обозначает как атомизированные, страдающие полным отсутствием социального капитала.
Общества с высоким уровнем и широким радиусом доверия, напротив, склонны к образованию различных добровольных ассоциаций, в которых проще осуществляется переход от семейного бизнеса к большим частным корпорациям. В результате именно такого рода общества получают возможность накапливать потенциал в сфере организационных инноваций и более гибко адаптироваться к изменениям в технологиях и условиях рынка. Именно поэтому можно не только констатировать актуальное мировое экономическое лидерство стран с высоким уровнем доверия, но и предполагать, что в будущем экономическое соревнование будут выигрывать именно они.
Высокая степень доверия, позволяющая легко организовывать всевозможные ассоциации, имеет в разных культурах различные истоки. Так, Ф. Фукуяма отмечает, что в Японии еще во времена феодализма были широко представлены многообразные социальные группы, основанные не на родственных связях: например, была распространена практика усыновления, позволявшая легко инкорпорировать посторонних в семью. Ученый уделяет особое внимание этой черте японской культуры, так как она, по его мнению, объясняет резкое различие в форме организации и в практике менеджмента между китайской фирмой, которая в буквальном смысле является семьей, и японской фирмой, выступающей подобием семьи. В Германии со времен феодализма сохранилось большое количество структур, аналогичных гильдиям и не основанных на родстве. Аналогичные структуры во Франции и Испании были разрушены в XVI-XVII вв. сильными централизованными монархиями. В качестве источников чувства групповой солидарности и высокого уровня доверия в США Фукуяма видит этнические общины, синтезирующие коллективизм традиционных культур и индивидуализм, присущий США, а также сектантскую религиозную культуру. «Америка родилась из сектантства», — отмечает он (Fukuyama, 1999), имея в виду, что США были основаны переселенцами из Англии, не подчинившимися авторитету англиканской церкви.
Таким образом, при изучении социального капитала общества помимо уровня доверия необходимо также учитывать круг социальных групп, которым индивид доверяет, то есть радиус доверия.

Источник: А.Н. Татарко, Н.М. Лебедева. Социальный капитал: теория и психологические исследования. 2009

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Как победить недоверие к государству?

Крах капитала доверия в России Сегодня в России создан высокий уровень недоверия к государству, к банкам, к экономике в целом,...

Закрыть
62 запросов. 0,760 секунд. 41.340736389162 Мб