June 25, 2019

Если болен ребенок

Я исхожу из того, что если в семье болен ребенок, то это главная проблема, и все другие проблемы решаются по остаточному принципу. И я склонен экстраполировать семейный уклад на государственный. Я всерьез полагаю, что если в стране нелечены дети, то первым делом страна должна заниматься лечением детей.

Я безусловно пойду за тем политиком, который провозгласит в стране, хотя бы для детей, тотальное здравоохранение.

Мы даже и не замечаем, что современное наше законодательство открыто говорит, что в некоторых случаях мы больных детей лечить не будем вовсе, а в некоторых случаях, так уж и быть, будем, но не очень хорошо. Вы ведь слышали, что каждую неделю нету лекарства то одному ребенку, то другому? Я, во всяком случае, пишу про это раз в неделю.
Вы ведь слышали, что раз в месяц случаются перебои с каким-нибудь лекарством, которое государство детям гарантирует? Вы слышали, наверное, что в России орфанных заболеваний зарегистрировано два десятка, тогда как в Америке — шесть тысяч. То есть пять с лишним тысяч детских болезней мы не лечим, просто потому, что даже и не знаем о них.
Вы ведь слышали, что существуют квоты на высокотехнологичную медицинскую помощь. Почему вы не выходите на отчаянные митинги против перебоев с лекарствами, против короткого списка орфанных заболеваний, против самого понятия «квота»? Как это квота? То есть вот если у нас тысяча детей с пороком сердца, то мы их лечим? А если тысяча двенадцать, то лишних двенадцать не лечим, потому что им не хватило квоты? Ведь ровно так и обстоят дела. И почему вы не выходите на митинги против этого? Никто, кроме меня и пары моих друзей, превративших свою жизнь в сплошной одиночный пикет за тотальное здравоохранение.
Да, я всерьез считаю, что лечение ребенка должно оплачиваться буквально в соответствии со Всемирной Конвенцией о правах ребенка. Там написано, что ребенок имеет право получать наилучшую возможную медицинскую помощь. То есть, если ребенку нужны дорогие лекарства, значит надо их купить. Если ребенку могут в Германии сделать операцию лучше, чем в Ижевске, значит надо оплатить ребенку лечение в Германии. Сначала оплатить, а потом думать, откуда взять на это деньги.
Повторяю: сначала оплатить наилучшее возможное лечение, а потом думать, где взять на это деньги.
Так поступают в семье. Когда в семье заболевает ребенок и нужны деньги на лечение, люди бегут занимать к родственникам, друзьям или соседям, а потом уже начинают придумывать, как эти деньги отдавать. Находят новую работу, продают машину, продают квартиру, обращаются в благотворительные фонды.
Еще раз: мы сначала оплачиваем лечение, а потом ищем деньги.
Я полагаю, что точно так же должно вести себя и государство. Я называю это тотальным здравоохранением. Хотя бы для детей. Сначала оплатить все самое лучшее, а потом уже думать, где на это взять средства. Реформировать ли медицинское страхование? Ввести ли новые налоги? Прищучить ли жуликов и воров? Сократить ли военный бюджет? Или, может быть, ввиду дороговизны лечения в Германии, надо построить по всей России современные клиники и оплатить обучение современных специалистов?
Про все это надо думать потом. А сначала — оплатить всем детям наилучшее возможно лечение.
Я всерьез полагаю, что принятие одного единственного закона о тотальном здравоохранении, хотя бы для детей, принципиально изменило бы в России всю политическую систему.

Полный текст статьи “Тотальное здравоохранение”
по адресу https://snob.ru/selected/entry/60288?v=1460796406

Автор: Валерий Панюшкин

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Как в Британии

Британское школьное образование — одно из самых многослойных и престижных в Европе. Детям (и родителям) предлагается масса вариантов: частная школа, государственная школа, раздельное обучение, совместное...

Закрыть
63 запросов. 1,107 секунд. 55.6055297851562 Мб