January 19, 2019

Когда “железный занавес” поднялся

По мнению ученого Александра Адлера, “железный занавес” поднял канцлер ФРГ Гельмут Коль, пишет Ришар Верли в материале, опубликованном в газете Le Temps. Французский историк вспоминает о падении Берлинской стены и рассуждает о последствиях этого события.

9 ноября 1989 года Берлинская стена пала. “Железного занавеса” больше не было. Дни СССР были сочтены. “Я не понял тогда, что восточный блок и советская империя умерли в Берлине, – признается историк. – Немцы стали думать об объединении задолго до падения Стены. Даже главный палач Сталина Лаврентий Берия втайне обдумывал в начале 1950-х воссоединение двух Германий, чтобы избавить СССР от этого бремени. (…) Я не думал, что Горбачев будет сметен бурными политическими событиями в Москве. Я считал неизбежной экономическую и политическую либерализацию стран Восточной Европы, но ошибочно полагал, что они будут продолжать играть роль буферной зоны между Западом и СССР”.

“ГДР умирала на наших глазах, – вспоминает Адлер. – Я понял, что власть Эриха Хонеккера близится к концу. Это понял западногерманский канцлер Гельмут Коль. В то время обсуждалось много сценариев. Практически мгновенное воссоединение двух Германий, последовавшее вслед за падением Стены, было одним из этих сценариев. Вероятно, именно поэтому Москва не направила в Берлин свои танки”, – полагает историк.

“Иллюзии относительно того, что Горбачев способен реформировать СССР, продержались долго, и прежде всего среди наблюдателей, хорошо изучивших СССР, – говорит ученый. – Мы не поняли, что дефекты советской системы были смертельными, что сердце советского реактора было поражено в тот момент, когда берлинцы разрушили Стену. Воссоединение Германии, казалось, не должно было неизбежно привести к гибели социалистического блока. Многие из нас верили в реформаторский коммунизм, в возможность того, что европейские “социалистические” страны смогут договориться с СССР. В то время ощущался дух перестройки: идея о том, что СССР с его качественной системой образования, с его относительным социальным равенством сможет перейти на новые экономические рельсы. Но мы позабыли о человеческом факторе – о стремлении народов к радикальным переменам”.

Героем 9 ноября 1989 года стал Гельмут Коль: “Это так, в том числе и в символическом смысле. Немецкий канцлер в тот день был в Польше – иными словами, уже вступил на территорию новой Европы. Его следует считать политическим гением. Он понял, что другого решения, кроме как немедленное воссоединение, быть не может. Он понял, что русским следует “заплатить” сразу, чтобы они не вмешивались. Он понял, что нужно действовать очень быстро. Гельмут Коль – тот, кто реально поднял “железный занавес”, – уверен историк.

Источник: Le Temps

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Железный занавес

«Железный занавес» политическое клише, обозначающее информационный, политический и пограничный барьер, возведённый в 1919 - 1920 годах и на протяжении нескольких...

Закрыть
62 запросов. 0,819 секунд. 47.1905899047852 Мб