November 19, 2018

Культурно-моральная трещина, к которой россияне так привыкли, что не замечают ее

Стукач доносит не клевету, а правду, которую некто желал бы скрыть, поскольку его поступок не легитимен, наказуем. Стукач (разоблачитель) сообщает правду, чтобы наказать нарушителя и тем самым поучаствовать в восстановлении справедливости.

Если так, то становится понятно, что добровольный помощник полиции в США – это человек, который считает свою улицу своим домом, поэтому не позволяет посторонним выкидывать фантики и разрисовывать заборы. И для сотрудника, который докладывает начальству о чьих-то прогулах, фирма – родной дом, а прогульщик его разрушает.

Стукач ставит вертикальные отношения выше горизонтальных. В России стукачество традиционно считается мерзким, видимо, потому, что население во все времена традиционно ненавидит власть. В Древнем Риме гордились властью, американцы обожают историю своей власти, немцы ценят «орднунг». В России не было ни одного царя, президента или генсека, о котором после смерти не начинали бы всенародно говорить жуткие гадости, которые боялись сказать о нем при его жизни. Власть всегда была народу не родная, любые вертикальные отношения принято считать заведомо преступными, потому что они всегда наносят вред горизонтальным.

У кого-то полицию любят и уважают, у нас ненавидят. Для кого-то полицейский – друг и защитник, для нас – враг и тот же бандит. В СССР половина страны успела отсидеть в тюрьмах и лагерях, большинство – по доносу. Как им любить доносчиков? Остальные – те, что успели вдоволь пообщаться с отсидевшими и усвоить моральные законы, принесенные из-за колючей проволоки, – за что им уважать стукачей? Но даже на зоне не всякий стукач – стукач, а только тот, кто «сообщает вертикально». Если ты заметил, что в камере, пока все спят, кто-то принялся крысятничать, по понятиям не будет стукачеством заложить его однокамерникам.

Вот такая у нас треснутая мораль, так мы с ней и живем. И нам страшно заглянуть в ту моральную пропасть, к которой привыкли с детства. Многим из нас отвратительны американцы, стучащие начальству на коллег, и немцы, доносящие полиции о том, кто как едет рядом по автобану.

Но есть факт, который отрицать нельзя: чем роднее гражданину власть своей страны, тем больше у него желания считать страну своим домом, а прочих сограждан – своей семьей, и тем чаще у него возникает искреннее желание сообщить власти правду о замеченных мерзавцах, которые гадят в родном доме. И семья сограждан не осудит такого человека, не назовет его стукачом. Если ваш дядя – шериф, ваш отец – начальник автобана, а вы строили этот автобан своими руками, не будет стукачеством сообщить, чтобы оштрафовали выбрасывающего мусор в окно. Если вы организовали фирму, 10 лет работали без отдыха, пока вышли на приличный уровень, а системный администратор третий день прогуливает, и работа в бухгалтерии остановилась, разве будет стукачеством сообщить об этом, заведующему кадрами?

В здоровом и справедливом обществе вертикальные связи крепче горизонтальных. Да и какие горизонтальные связи могут быть с людьми, нарушающими общественный закон? Когда Россия поднимется до той же организации социума, как в Германии и США, стучать на дорогах и сообщать начальству о прогулах станет просто и естественно.

Подробнее: Каганов Л. О доносах, стукачах и ябедах.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Защита и поощрение информантов-«свистунов»

Защита и поощрение информантов-«свистунов» в США Речь пойдет не просто об информантах (informer), нам привычнее – информатор, а о whistleblower...

Закрыть
62 запросов. 0,736 секунд. 45.5259933471682 Мб