December 10, 2018

Может ли Литва быть для нас примером

Главное отличие постсоветской Литвы от постсоветской России в том, что в менталитете литовцев нет поклонения царю-президенту, пусть даже всенародно избранному. Но есть демократия на европейский манер, где органы власти подконтрольны гражданскому обществу, большинство считает желанной формой государственного устройства. Есть реальная политическая конкуренция партий, разделение властей, независимый суд и широкие полномочия парламента. Этим она отличается от авторитарного режима, установившегося в России, от абсолютной власти президента и бутафорских институтов нашей «демократии».

Впрочем, по мнению самих литовцев, их политическая грамотность и гражданская активность оставляет желать лучшего. Членами партий становится лишь 5% взрослого населения. Это больше, чем в России, но меньше, чем в странах Западной Европы. Сейм Литвы, по оценкам местных юристов и политологов, мог бы быть более эффективным. Хотя его не сравнить с парламентами России и среднеазиатских постсоветских республик, нельзя утверждать, что он всегда отражает интересы широких масс.

Например, принимая закон, который ввел потолок обязательных пенсионных отчислений, депутаты исходили из интересов состоятельных людей. Личные интересы сказались и тогда, когда они отклонили законопроект о специальных прокурорах, которые должны были вести дела о политической коррупции в высших эшелонах власти. По мнению министра юстиции Милды Вайнюте, этот закон позволил бы расследовать дела, в которых подозреваются представители государственной и муниципальные власти, имеющие иммунитет от уголовного преследования и судебных разбирательств. Он существенно улучшил бы нормативно-правовое регулирование в сфере защиты общественных интересов. Будут ли в Литве создана правовая система, блокирующая возможные противозаконные действия высокопоставленных представителей власти, покажет будущее.

Вместе с тем поведение российской и литовской элит существенно различается. Российские олигархи (бизнесмены, связанные с властью, и чиновники, вошедшие с ними в долю) формируют капиталы на родине, а жить предпочитают в Европе, вывозят туда семьи и миллиарды, чего не скажешь о литовских чиновниках и богатых людях. Возможно, некоторые из них содействуют этой новой форме колониализма, но нет системности.

Жители Литвы сегодня больше доверяют судам, чем 15 лет назад. Страна отвечает требованиям верховенства права и равенства граждан перед законом. Немыслимо, чтобы литовский суд осудил Олега Синцова на 20 лет по сфабрикованному обвинению. Судьи после вступления в должность работают 6 лет, затем после оценки их деятельности Советом судей они уже несменяемы до выхода на пенсию. Системы отбора судей по степени их лояльности власти, как в России, нет.

Могут ли высокопоставленные чиновники влиять на решения судей? Средства массовой информации в Литве свободны. На страницах даже оппозиционных изданий не удается найти статьи, описывающие случаи подчинения судей указаниям исполнительной власти. Впрочем, один из адвокатов, с которым я беседовал на эту тему, заподозрил в таком решении Арбитражный суд.

В Литве, в отличие от России, реально налажена цифровая технология обеспечения судопроизводства. Все уголовные и гражданские процессы записываются на камеру и доступны адвокатам и гражданам. После заседания суда предоставляются файлы и электронные копии документов. Нет широко распространенного в России традиционного ручного стенографирования судебного процесса (с пропусками нежелательных высказываний). Большинство гражданских дел представлено только в электронной форме. Для стимулирования подачи исходных документов в электронной форме судебная пошлина снижена на 25%.

Для любой страны чрезвычайно важна проблема коррупции. Ведь уровень жизни тесно связан с культурой и ментальностью ее жителей, с тем, считают ли они неизбежными и естественными взятки, откаты, распил бюджетных средств. Коррупция приводит к тому, что средства, предназначенные на развитие инфраструктуры или медицинского обслуживания, оседают на счетах казнокрадов. Люди это понимают, но, когда дело доходит до них, личные интересы, реализуемые с помощью взятки или отката, порой берут верх. В мире мало стран, где брать и давать взятки считается ненормальным, неестественным и неприличным. Согласно исследованиям Ernst & Young [DELFI.lt 25.04.2018], в Литве о фактах коррупции сожалеют 24% жителей, гораздо больше волнуют людей затрагивающие их лично изменения в законодательстве (68%), террористические атаки (40%) и геополитические риски (32%).

Многие жители Литвы склонны считать, что, если дать взятку полицейскому, то проблема разрешится. Тем более что в Литве, в отличие от США и Грузии, отсутствует коллективная ответственность полицейского наряда за допущенное правонарушение. «Хотя взяточничество в полиции представляет собой мелкую форму коррупции, но общее понимание верховенства права от такой коррупции очень страдает», – убежден представитель Департамента полиции Донатас Малашкявичюс. Член Антикоррупционной комиссии Арвидас Анушаускас отметил: «Более половины жителей страны утверждают, что они против коррупции, и в то же время признаются, что, если бы им предложили взятку, они бы взяли. Особенно беспокоит, что граждане в возрасте до 35 лет более склоны оправдывать мошенничество для сохранения бизнеса или достижения своих целей».

Впрочем, опросы «Евробарометра» свидетельствуют, что за последние годы сократилось количество случаев, когда жители Литвы лично сталкивались с коррупцией. «Уровень коррупции падает», ٲ– отмечает Сергей Муравьв, председатель литовского отделения Transparency International. У людей формируется логика налогоплательщика: почему я должен дополнительно платить за государственные услуги, если честно плачу налоги?

Изменились и отношения с дорожной полицией. Три года назад 25% опрошенных водителей признавались, что пытались дать взятку дорожному полицейскому, сегодня – лишь 6%. В Литве, как в США, стало нормой сообщать полиции по мобильному телефону, что водитель такой-то машины нарушил ПДД или оставил ее там, где остановка запрещена.

Все большее для литовских политиков и чиновников значит их репутация. Если о них опубликованы разоблачительные статьи, то они не могут сохранить должность и статус. Этим Литва радикально отличается от России, где обнародование сведений о роскошных особняках, гигантских яхтах, самолетах в собственности семьи министра мало кого возмущают. Мол, «крупным чиновникам брать по чину положено». В Литве все чаще политики уходят в отставку лишь потому, что не смогли объяснить происхождение своего имущества или сомнительные факты из своей деятельности. Парламентарии, по примеру Конгресса США, предоставляют публике подробные отчеты о всех своих встречах и обсуждаемых на них вопросах. Это позволяет не только сохранить авторитет, но и сделать прозрачной процедуру разработки и принятия законов.

На региональном уровне, в местном самоуправлении в Литве коррупция – циничная, открытая, агрессивная, в ходу откаты, связанные с публичными закупками. На местном уровне сформировались «коррупционные болота», попав в которые, граждане теряют надежду на справедливое решение своих проблем, веру в закон. Давно замечено, что местные и родственные связи стимулируют коррупционные отношения. Примером может служить казнокрадство родственников президента Киргизии Аскара Акаева, так и близких сменившего его в ходе «бархатной» революции президента Курманбека Бакиева. Запачкан родственной коррупцией и бывший президент Армении Серж Саргсян.

И все же в Литве борьба с коррупцией – не бутафория. Там сознают, что суть демократии – не только честные выборы в парламент и органы самоуправления, но и постоянный контроль «снизу» их деятельности. Без такого контроля корыстные инстинкты, присущие любому представителю рода человеческого, могут взять верх. Для того чтобы понять, насколько «верхи» подконтрольны «низам», надо оценить реальные права граждан.

Приняты законы, обеспечившие широкий доступ граждан к информации органов власти. Президент Литвы Даля Грибаускайте подписала закон, согласно которому сотрудники госаппарата должны предоставлять информацию об имуществе своем и членов семьи. Содержание деклараций доступно гражданам, нет и запрета на журналистские расследования, в отличие от России. Действует Директива ЕС по борьбе с отмыванием преступно нажитых доходов. Если вкладчик, на чей счет пришел перевод, не в состоянии объяснить происхождение денег, то банк блокирует счет, а вкладчиком занимается прокуратура. Однако данные об имуществе и богатстве простых литовцев налоговиками гласности не предаются, в отличие от Швеции.

В Литве принят закон о государственной защите информантов. Гражданин, сообщивший в правоохранительные органы о казнокрадстве или иной неправомерной деятельности должностных лиц, о правонарушениях сограждан, делает благое дело, помогает формировать правовое общество. Но он может стать объектом мести со стороны мошенников и коррупционеров, как произошло с главным бухгалтером Каунасского СИЗО Расой Казенене. Теперь по закону информанты будут защищены, более того, их будут премировать.

Перечень статей УК Литвы, по которым гражданин вправе выполнять роль прокурора и обвинять кого-то адвоката в совершении уголовного преступления сам или с помощью, значительно шире, чем в России (у нас такое право ограничено причинением легкого вреда здоровью, ст. 115 УПК РФ, и нанесением побоев, ст. 116 УПК РФ) [http://ej2018.ru/?a=note&id=31218]. Сама возможность частного обвинения создает для государственных прокуроров конкуренцию, способствует преодолению инертности правоохранительных органов. Хотя в рамках частного обвинения возбуждается мало уголовных дел, но их мало – и в США, и в Канаде. Там граждане считают, что выгоднее вчинять гражданские иски в защиту интересов группы или неопределенного круга лиц.

Но Литва пока не заимствовала полезный институт подобных исков [http://ej2018.ru/?a=note&id=31070], который все шире применяется в мире. Впрочем, согласно ст. 96 ГПК Литвы, не только прокурор, государственные и муниципальные органы власти, но физические и юридические лица могут вчинить иск о защите общественных интересов. Если иск связан с правами других физических или юридических лиц, то они участвуют в процессе в качестве соистцов или третьих лиц. Если же суд признает необходимым участие в процессе органов власти, то оно обязательно. А вот премия истцу за гражданскую активность за счет проигравшего ответчика, как это предусмотрено законами США и Канады, в Литве не выплачивается. Жаль, надо стимулировать людей бороться за общие интересы.

Существенное внимание в Литве уделяется политической коррупции, связанной с лоббизмом, бизнесом, с политиками, стремящимися протолкнуть заказные законопроекты. Именно из-за таких коррупционных сделок страна теряет больше всего ресурсов. В Вильнюсском окружном суде рассматривается дело о политической коррупции, в котором фигурирует концерн MG Baltic. Парламентское расследование вскрыло его незаконное влияние на политические процессы и решения чиновников. Департамент государственной безопасности Литвы представил Комитету по национальной безопасности и обороне доклад о влиянии MG Baltic на государственные и правоохранительные органы, случаях шантажа и воздействии на чиновников ради собственной выгоды. Правоохранительные органы отслеживали его коррупционные действия 10 лет и молчали…

Суд отклонил иск MG Baltic о том, что представленные в докладе сведения не соответствуют действительности. Представители партии «Движение либералов» раскритиковали доклад, хотели подать в суд на спецслужбы и потребовать опровержения. Между тем в докладе указано, что эта партия создана и управлялась концерном MG Baltic. Бывший лидер партии Элигиюс Масюлис обвинен в получении крупной взятки от концерна, в торговле своим влиянием. Обвинения предъявлены также экс-председателю Партии труда Витаутасу Гапшису, бывшему парламентарию Шарунасу Густайнису и депутату Сейма Гинтарасу Степонавичюсу.

Президент Литвы Даля Грибаускайте считает: «Долг всех честных людей бороться за освобождение Литвы от внутренних захватчиков… Для победы честных людей над махинаторами нужна гражданская оборона. И чем больше союзников, тем лучше… Передовые линии обороны составляют журналистские расследования, но движение зарождается и в школах, и в социальных сетях… Литовские спецслужбы уже способны оценивать внутренние угрозы также серьезно, как и внешние. Приносят свои плоды и созданные ранее правовые инструменты для борьбы с коррупцией».

В Сейме обсуждается проект закона, запрещающий лицам, осужденным за коррупцию, в течение 10 лет участвовать в выборах в Сейм, в советы муниципалитетов, в мэры, в Европарламент. На эти должности не сможет избираться лицо, которое признано судом виновным и было привлечено к уголовной ответственности за преступления перед госслужбой и общественными интересами, а также за преступления против финансовой системы.

Так может ли Литва служить для нас примером? Если может, то не во всем, потому что груз советского прошлого все еще довлеет и над литовцами.

Петр Филиппов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Эстония – 30 лет без СССР

«Vana Tallinn» – так назывался знаменитый эстонский ликер, который в советское время везли из Таллинна как заграничный сувенир. Собственно, этот...

Закрыть
61 запросов. 0,767 секунд. 47.0658035278322 Мб