November 18, 2017

ОТКУДА БЕРУТСЯ СУДЬИ

Биографии бывают разные, но все они исключают возможность попадания на ключевые посты людей сколь-нибудь независимых
Российские судьи — очень закрытая каста. Туда нелегко попасть, и еще труднее соскочить. Есть три источника и три составные части судейского корпуса в России. Прежде чем их живописать, давайте их как-то условно назовем.
Это:
• «Люди из 90-х»
• «Секретарши»
• «Мачо»
Люди из 90-х обычно очень похожи на знаменитую краснодарскую судью Хахалеву. Сейчас я вам расскажу более или менее подробно биографию одной действующей судьи в Москве, она довольно известна, ныне возглавляет районный суд, ей около 50 лет. Имеет устойчивую репутацию красивой, умной и весьма договороспособной женщины.
В позднее советское время ее мама, имеющая непосредственное отношение к торговле всякими дефицитными товарами в ближнем Подмосковье, попала в переплет. Всякие махинации, пересортица, усушка-утруска — в общем, ей светил срок. Но адвоката маман взяла толкового. Отмазал, но дочку заметил, она как раз школу оканчивала. Не буду вносить в историю сексуальный подтекст, но в какое-то время он случился — сразу или после, или сильно после. Девушка поступила в сельскохозяйственный институт на вечернее, а работать пошла в контору к ушлому адвокату.
Тут как раз начались «лихие» 90-е, и адвокат стал специализироваться на двух направлениях: во-первых, брал к себе на непыльную работу с большими деньгами отпрысков знатных прокурорских фамилий, а во-вторых, оказывал юридическое сопровождение коптевской ОПГ. В рамках первого направления он имел потрясающие успехи в деле защиты прав бандитов, рука об руку с прокуратурой, разумеется. А также обеспечивал всем своим сотрудникам первое или второе высшее юридическое образование в виде ускоренного диплома (который будущая судья и получила). В рамках второго направления его и грохнули вместе с водителем во дворе адвокатской коллегии на излете 90-х.
Но будущая судья к тому времени была пристроена в прокуратуру. От коптевских. Уже там она была выдана замуж за одного из должников коптевских, особо утонченного деятеля искусств. Так будущая судья приобрела статус высококультурной дамы, и в начале 2000-х была назначена судьей. Разбирала в том числе громкие дела. В том числе — оправдала известного вора в законе. Будучи от природы смекалистой, имеет репутацию умной и строгой судьи. Хороший процессуалист. Прекрасно выглядит, ведет замкнутый образ жизни. Единственный сын учится в Европе.
Секретарша. Имя им — легион. До более или менее значимых вершин судейской карьеры не дослуживаются, однако составляют костяк судебной системы в России.
Чаще всего это женщина (хотя в последнее время все чаще и чаще на секретарскую должность идут и юноши — с твердой перспективой стать судьей). До последнего времени выглядело это так: не самая умная, не самая веселая, не самая красивая девочка класса поступает на вечерний (заочный) юридический — иногда и в колледж. Устраивается работать секретарем в суд (в архив, в канцелярию и т.д.). Через два-три года переходит работать помощником судьи, что более статусно. Начинает сама составлять «черновики» судебных решений, перенося обвинительное заключение с флэшки следователя на свой компьютер. Судья, заваленная делами, бегло просматривает черновик и выдает его уже в виде решения.
Через пять лет сама становится судьей. Обычно выглядит плохо, имеет нудную, но при этом запутанную личную жизнь, работает ради двух вещей: деньги (зарплата у судей высокая) и власть над людьми. Туповата и некрасива, но другой жизни не знает и знать не хочет. Ничего не читает, не смотрит, не слушает, не путешествует, не крутит романов, никуда не ходит, питается дрянью. Зачем ей все это — науке неизвестно. Любимое занятие — издеваться над адвокатами, если попадется шибко умный. Любимая присказка — «Не загромождайте процесс Конституцией».
В последние годы ситуация изменилась: в секретари и помощники судей повадились наниматься неглупые и симпатичные юноши, иногда даже молодые принцы, наследники прокурорских или следовательских империй. Самые старшие из них уже стали судьями, сменили узкие подвернутые штаны на льняные брюки, сбрили бороды и отрастили бритые виски. Больше пока ничего интересного с ними не произошло, будем наблюдать. Возможно, их тоже скоро будут называть «молодыми технократами» по аналогии с новым губернаторским корпусом.
Мачо. Это самое условное название — на мачо они похожи мало, однако, наблюдая за ними, быстро становится понятно, что так они себя самоидентифицируют. Но зря. Судья-мачо чаще всего мужчина, но может быть и женщиной. Это выходцы из силовых структур — следователи по особо важным делам, военная разведка и прокуратура. Пошли в судьи по зову природы (больше власти над людьми, перспектива хорошей карьеры в преимущественно женском коллективе) или по зову каких-нибудь важных органов. Попали под серьезное административное давление, стало скучно, завяли и стали всерьез бухать. Другой вариант — без бухать, стали помогать органы, начали делать карьеру. Возможен переход в областной (краевой, республиканский) суд, с прицелом на Верховный. Часто несчастливо женат на дочке вышестоящего судьи.
Все эти люди — и персонажи из 90-х, и бывшие секретарши, и силовики — каждый день испытывают большой стресс. Нет, не от того, что им приходится решать людские судьбы — они к тому быстро привыкают. Судьи ежедневно работают в ситуации колоссального давления: давит следственный аппарат, давит прокуратура, давит ФСБ.
О последней стоит поговорить чуть подробнее. Давление следователей и прокуроров понятно — им надо, чтобы обвинение устояло в суде, это смежники. Давление ФСБ обыватели склонны переоценивать там, где его почти нет, и недооценивать там, где оно есть. Судьи — это как раз такой классический случай.
Нет, ФСБ очень редко влияет на судебной процесс. Да ей это и не нужно. Ведь ФСБ проводит спецпроверки. Судья при поступлении на должность подписывает согласие на спецпроверки в любое время. То есть на весь период занятия судьей должности в любое время и без судебного решения его телефон, его жилище может проверяться любыми способами — он соглашается изначально на нарушение его конституционных прав.
Справки от ФСБ — например, при получении судьей классного чина — имеют колоссальное значение. Приходит отрицательная справка — мол, имеется информация о том, что на судью есть компрометирующие материалы, свидетельствующие о том, что он замешан в коррупции, — и все. Конец карьере.
Как же существуют тогда судьи хахалевы? Потому что такие справки пишут люди. Многие потенциальные судьи к тому моменту, как они становятся судьями, уже являются конфиденциальными сотрудниками ФСБ. Официально, по контракту. Они не добровольные помощники. Они — сотрудники. И это еще имеет материальную сторону.
Что со всем этим делать? На мой взгляд — ничего. Надо, конечно, проводить широкую и серьезную судебную реформу. Но это вещь политическая. Никто ее проводить в ближайшее время не будет, разве что обойдутся косметикой. Так что пока по этому вопросу можно не переживать и просто постараться не попасть под каток. А при первой же возможности — всех гнать в шею. Параллельно взять в руки любую из многочисленных концепций реформ судебной системы России и претворить в жизнь. Любую. Хуже-то уже не будет.

Ольга Романова
Новая Газета 16. 08.2017

Теги:
романова, суды, судьи

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Почётная обязанность, большая территория, нет денег. Почему призыв не отменят никогда

Почему российские власти уже 25 лет не решаются сделать окончательный выбор между призывной и профессиональной армией 30 ноября 1992 года...

Закрыть
58 запросов. 0,773 секунд. 35.8786392211912 Мб