March 24, 2019

Правосудие в отношении несовершеннолетних: расширенное толкование

Вопрос введения ювенальной юстиции все больше волнует людей в России. У ювенальной юстиции есть как сторонники, так и противники. Основным аргументом “против” является боязнь изъятия ребенка из семьи.

Статья 7 Конституции РФ определила, что Российская Федерация является социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека. Исходя из этого, ювенальную политику можно определить как часть внутренней политики Российской Федерации, особый вид социальной деятельности, урегулированной нормами международного и национального права, направленной на эффективное обеспечение прав и законных интересов несовершеннолетних.

На законодательном уровне ювенальная политика закреплена в Федеральном законе от 24 июля 1998 г. N 124-ФЗ “Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации”, в соответствии с которым были установлены цели и основные направления указанной политики. Государственная ювенальная политика претворяется в жизнь через систему всех учреждений и организаций, деятельность которых направлена на провозглашение, реализацию и охрану прав несовершеннолетних.

Национальной стратегией действий в интересах детей на 2012 – 2017 гг., утвержденной Указом Президента РФ от 1 июня 2012 г. N 761, в Российской Федерации определены основные направления и задачи государственной политики в интересах детей и ключевые механизмы ее реализации, базирующиеся на общепризнанных принципах и нормах международного права, а также ориентированные на создание дружественного к ребенку правосудия. Под дружественным к ребенку правосудием Национальная стратегия подразумевает систему гражданского, административного и уголовного судопроизводства, гарантирующую уважение прав ребенка и их эффективное обеспечение с учетом принципов, закрепленных в рекомендациях Совета Европы по правосудию в отношении детей, а также с учетом возраста, степени зрелости ребенка и понимания им обстоятельств уголовного дела.

Комитет ООН по правам ребенка в Заключительных замечаниях по Второму периодическому государственному докладу Российской Федерации о реализации Конвенции о правах ребенка рекомендует государству-участнику предпринять все необходимые меры, для того чтобы ускорить процесс реформирования законодательства, особенно в деле отправления правосудия по делам несовершеннолетних и ювенального уголовного правосудия.

Между тем в Третьем периодическом докладе о реализации Российской Федерацией Конвенции ООН о правах ребенка был дан обширный анализ активной законотворческой деятельности (включая как принятие нового законодательства, так и реформирование существующего), направленной на защиту прав несовершеннолетних, в том числе в судах.

Так, рассмотрев российский доклад, Комитетом ООН по правам ребенка было отмечено, что ряд рекомендаций, сделанных после изучения Второго периодического доклада России, не был учтен в достаточной мере, в том числе по вопросам, связанным с отправлением правосудия в отношении несовершеннолетних. Относительно информации, представленной Россией в Третьем периодическом докладе, Комитет выразил обеспокоенность тем, что, несмотря на ряд законодательных попыток, до сих пор не учреждены суды по делам несовершеннолетних правонарушителей, которые в системе правосудия должны рассматриваться отдельно. В частности, в качестве первоочередных мер необходимо ускорить работу по реформированию системы правосудия в отношении несовершеннолетних, с тем чтобы уголовные дела лиц, не достигших 18 лет, рассматривались в системе правосудия в отношении несовершеннолетних, а не в системе обычного правосудия.

Из вышеизложенного можно сделать вывод: ювенальная юстиция во всем мире тесно связана с ее центральным звеном – судом по делам несовершеннолетних, что определяет толкование термина ювенальной юстиции как правосудия по делам несовершеннолетних. Например, в Минимальных стандартных правилах ООН, касающихся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), 1985 г. оригинальная английская версия “juvenile justice” в аутентичном русском тексте может быть переведена как правосудие по делам несовершеннолетних.

Впервые термин “ювенальная юстиция” был введен в правовой оборот в Российской Федерации в сентябре 1995 г. Основными направлениями государственной социальной политики по улучшению положения детей в Российской Федерации до 2000 года (Национальным планом действий в интересах детей), утвержденными Указом Президента РФ от 14 сентября 1995 г. N 942, которыми было предусмотрено “создание системы ювенальной юстиции, специальных составов судов по делам семьи и несовершеннолетних”, “создание правовой базы по профилактике безнадзорности и правонарушений подростков”.

Судопроизводство по делам несовершеннолетних регулируется общими положениями Уголовно-процессуального кодекса РФ и, в частности, специальными нормами, установленными в его гл. 50. Так, в соответствии с ч. 1 ст. 420 УПК РФ требования гл. 50 применяются по уголовным делам в отношении лиц, не достигших к моменту совершения преступления 18 лет.

Основой для выделения возрастного порога, в рамках которого наступает уголовная ответственность, является достоверно установленная и типичная (т.е. имеющаяся у подавляющего большинства подростков данной возрастной группы) совокупность психических и личностных качеств – способности к направленному восприятию, запоминанию и логическому анализу информации, ее классификации, планированию поведения на основе личных предпочтений, социальных ориентаций и прослеживанию последствий, произвольному регулированию поведенческих актов в процессе их исполнения. Характерными чертами подросткового возраста являются глубокая физиологическая и психологическая перестройка организма, рост физических и интеллектуальных возможностей, при этом “подросток уже не удовлетворен пассивной ролью опекаемого ребенка, но еще не созрел для ответственных ролей взрослого. Поэтому его тяга к самоутверждению принимает стихийные формы”.

В каждом поведенческом акте и в поведении как их совокупности человек проявляется как целостность физиологических, психологических и социальных качеств, проявляются его интеллект, воля, эмоции и жизненный опыт. Психическое развитие подростка во многом определяется развитием его сознания, определенный уровень которого позволяет мысленно планировать будущие действия и предвидеть их результаты. С развитием сознания возникает способность понимания социального значения своих действий, возможность целенаправленно управлять ими, контролировать их, совершать волевые поступки. При этом социопатические изменения у детей разных возрастов можно представить в виде системы формирования распространенного в последние годы измененного фенотипа ребенка, для которого характерны нарушения адаптивности и защитных функций организма (высокая реактивность и большая истощаемость), усиление нейрогормональных и вегетативных реакций, психологическая и метаболическая неустойчивость. Именно у таких детей в большей степени проявляются конфликтность, агрессивность, психологические срывы, уход из семьи, а также возрастает вероятность совершения преступлений и правонарушений. Знание указанных возрастных особенностей несовершеннолетнего позволит следователю, прокурору, судье, защитнику эффективно применять нормы гл. 50 УПК РФ.

Правосудие в отношении несовершеннолетних берет свое начало с конца XIX в. Первый суд по делам несовершеннолетних был учрежден 2 июля 1899 г. в Чикаго на основании Закона о детях покинутых, беспризорных и преступных и о присмотре за ними. По примеру США такие суды были созданы в Англии (1905 г.), Канаде (1908 г.), Бельгии (1912 г.), Франции (1914 г.), Греции (1924 г.).

В России первый автономный суд по делам несовершеннолетних был открыт в г. Санкт-Петербурге 22 января 1910 г. В 1917 г. такие суды уже действовали в Москве, Харькове, Киеве, Одессе, Риге, Томске и Саратове. До 70% несовершеннолетних правонарушителей “детские” суды отправляли не в тюрьмы, а под надзор попечителей, наблюдавших за их поведением, а суд рассматривался как орган социального попечения о несовершеннолетних. Однако 7 апреля 1935 г. ЦИК и СНК СССР приняли Постановление “О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних”, согласно которому возраст уголовной ответственности по ряду преступлений был снижен до 12 лет; ликвидирована норма о преимущественном применении к несовершеннолетнему мер медико-педагогического характера (ст. 8 Основных начал уголовного законодательства Союза ССР и союзных республик 1924 года); восстановлена возможность применения к несовершеннолетним всех видов уголовного наказания. В 1941 г. был принят Указ Президиума Верховного Совета СССР “О применении судами Постановления ЦИК и СНК СССР от 7 апреля 1935 г. “О мерах борьбы с преступностью среди несовершеннолетних”, в котором судам строго предписывалось применять указанное Постановление не только к умышленным преступлениям несовершеннолетних, но и к преступлениям, совершенным по неосторожности. Таким образом, с середины 1930-х гг. карательная (репрессивная) политика в отношении детской преступности стала доминирующей.

В период с начала 60-х гг. до начала 90-х гг. XX в. происходит “возрождение” ювенальной юстиции. Так, в ходе правовой реформы конца 1950-х – начала 1960-х гг. в УК РСФСР несовершеннолетним было уделено серьезное внимание. В Кодексе содержались нормы, смягчающие наказание в отношении несовершеннолетних, и предусматривалась возможность освобождения их от уголовной ответственности с применением принудительных мер воспитательного характера. Кроме того, в УПК РСФСР 1960 г. содержалась гл. 32, посвященная производству по делам несовершеннолетних. В этот период была вновь введена специализация судей по делам несовершеннолетних в народных судах. В 1964 г. Пленум Верховного Суда СССР принял Постановление, в котором судам указывалось на необходимость специализации судей для рассмотрения дел несовершеннолетних.

Пленум Верховного Суда СССР в Постановлении от 3 июля 1963 г. N 6 “О судебной практике по делам о преступлениях несовершеннолетних” также обращал внимание судей на необходимость особо тщательно подходить к выяснению всех вопросов, связанных с преданием суду несовершеннолетних. Судьи, специализирующиеся на делах о несовершеннолетних, осуществляли надзор за ходом отбывания осужденным несовершеннолетним наказания, не связанного с лишением свободы.

Постановлением Верховного Совета РСФСР от 24 октября 1991 г. N 1801-1 была утверждена предложенная Президентом РФ Концепция судебной реформы в РСФСР. В Концепции в числе основных идей и мероприятий судебной реформы предусматривалось, что “наряду с Конституционным Судом РСФСР и общими судами представляется целесообразным создать специализированные суды, а предварительно – специализированные судебные коллегии в федеральных и республиканских общих судах…”. В соответствии с Постановлением Президиума Совета судей РФ от 26 декабря 2007 г. N 133 “О Программе развития системы судов общей юрисдикции Российской Федерации и совершенствования организационного обеспечения их деятельности на период до 2023 года” для защиты прав несовершеннолетних необходима особая ветвь правосудия – ювенальная юстиция.

Однако, как отмечено в Постановлении VII Всероссийского съезда судей РФ от 4 декабря 2008 г. “О состоянии судебной системы Российской Федерации и приоритетных направлениях ее развития и совершенствования”, идея создания ювенальных судов для судебной защиты прав и свобод несовершеннолетних, хотя и была поддержана на всех уровнях, так и осталась нереализованной.

Несмотря на отсутствие в России специального судоустройственного законодательства о ювенальных судах, идеи ювенальной юстиции нашли самую активную поддержку со стороны судейского сообщества, которое в инициативном порядке формирует ее элементы в правоприменительной практике, способствуя совершенствованию судопроизводства по делам несовершеннолетних, повышению реабилитационного содержания судебных решений.

Во исполнение рекомендаций VII Всероссийского съезда судей в целях повышения эффективности и качества правосудия в отношении несовершеннолетних необходимо принятие мер по обеспечению единообразия судебной практики применения ювенальных технологий в судопроизводстве в отношении несовершеннолетних, развитию механизмов взаимодействия судов с органами и службами системы профилактики безнадзорности и правонарушений несовершеннолетних, совершенствованию законодательства в этой сфере. Целесообразно обобщение сложившейся судебной практики в сфере ювенальной юстиции. Для формирования особой ветви правосудия – ювенальной юстиции – необходима разработка Концепции совершенствования правосудия по делам несовершеннолетних.

Как уже отмечалось, ювенальная юстиция представляет собой судебную систему, осуществляющую правосудие несовершеннолетних и имеющую задачи судебной защиты прав и законных интересов несовершеннолетних и судебного разбирательства дел о правонарушениях и преступлениях несовершеннолетних. Задачей ювенальной юстиции является особая юридическая защита несовершеннолетних.

Основные принципы ювенальной юстиции закреплены в международно-правовых актах, таких, как: Конвенция о правах ребенка 1989 г., Минимальные стандартные правила ООН, касающиеся отправления правосудия в отношении несовершеннолетних (Пекинские правила), 1985 г., Руководящие принципы ООН для предупреждения преступности среди несовершеннолетних (Эр-Риядские руководящие принципы) 1990 г.

К таким принципам относятся:

1. Охранительная ориентация правосудия. Защита прав и законных интересов всех несовершеннолетних, оказавшихся в орбите правосудия, выходит в ювенальной юстиции на первый план. Кроме того, основные начала ювенальной юстиции закрепляют приоритет воспитательных мер воздействия и социальных мер реабилитации в отношении несовершеннолетних подсудимых. Пекинские правила, определяя цели правосудия в отношении несовершеннолетних, ставят на первое место обеспечение благополучия несовершеннолетнего (правило 5 Пекинских правил, п. 1 ст. 3 Конвенции о правах ребенка).
Исходя из этого принципа, следует отметить две важнейшие цели отправления правосудия в отношении несовершеннолетних:

обеспечение благополучия несовершеннолетнего – главная цель тех правовых систем, в которых делами несовершеннолетних правонарушителей занимаются суды по семейным делам или административные власти; в то же время благополучию несовершеннолетнего должно уделяться особое внимание и в тех правовых системах, которые придерживаются модели уголовного преследования, что поможет избежать чисто карательных санкций;
соблюдение принципа соразмерности, который ограничивает применение карательных санкций и выражается в использовании принципа воздаяния по заслугам в соответствии с тяжестью правонарушения, т.е. согласно п. “a” правила 17.1 Пекинских правил меры воздействия всегда должны быть соизмеримы не только с обстоятельствами и тяжестью правонарушения, но и с положением и потребностями несовершеннолетнего, а также с потребностями общества.

2. Социальная насыщенность правосудия. Суть этого принципа связана с необходимостью широкого использования в уголовном процессе по делам о несовершеннолетних неюридических специальных познаний, направленных на изучение особенностей социально-психологических признаков личности несовершеннолетнего, а также социальных условий жизни. В соответствии с правилом 25.1 Пекинских правил следует привлекать добровольцев, добровольные организации, местные учреждения и другие общинные службы, с тем, чтобы они внесли свой действенный вклад в перевоспитание несовершеннолетних.

Так, при решении вопроса об уголовной ответственности несовершеннолетних психологические знания могут быть использованы достаточно широко. Существо деятельности психолога по рассмотрению дел в отношении несовершеннолетних заключается в анализе психологических особенностей личности и анализе поведения несовершеннолетнего для оценки характера и степени ответственности, а также для прогноза его будущего поведения, вероятности повторного совершения преступления. В задачу психолога входит изучение личности в совершенном деянии (ретроспекция) и личности в будущем (прогноз).

Изучение личности в ретроспекции поможет суду индивидуализировать вид и размер наказания. Прогноз, с одной стороны, также будет влиять на решение этих вопросов, а с другой – играть решающую роль при определении режима наказания и программы исправительной работы с подростком.

Психологическая характеристика поведения несовершеннолетнего в ситуации конкретного противоправного деяния включает в себя выяснение наличия предумышленности или импульсивного поведения в ситуации совершения преступления и оценку психологической информации, направленной на выявление степени общественной опасности подростка.

Интересно, что в зарубежных странах, где функционирует ювенальная юстиция, судам предоставлено право поместить несовершеннолетнего подсудимого в специальные стационарные учреждения для обследования. Кроме того, у суда есть право поставить вопрос о выборе оптимальной для несовершеннолетнего меры воздействия за содеянное и оптимального режима ее исполнения.

В некоторых странах, к примеру во Франции, уголовный процесс предусматривает формирование в судебном процессе специального так называемого второго досье несовершеннолетнего, где собраны все социальные и психологические характеристики самого несовершеннолетнего и совершенного им деяния, а также окружающей его микросреды.

3. Максимальная индивидуализация судебного процесса. В соответствии с этим принципом личность несовершеннолетнего в уголовном процессе должна рассматриваться в качестве главного объекта внимания и изучения. Таким образом, концепция ювенальной юстиции предусматривает неформальный характер судопроизводства по делам несовершеннолетних, что противоречит традиционному представлению о строго регламентированной в законе судебной процедуре.

4. Повышенная юридическая охрана несовершеннолетних предполагает обеспечение им дополнительных гарантий, направленных на защиту их прав и законных интересов. Данное требование выражается в двойном представительстве интересов несовершеннолетнего (защитника, законного представителя); в выяснении дополнительных вопросов, которые суд решает при вынесении приговора; в выделении дел несовершеннолетних в особое производство.

В настоящее время внедрение норм международного права требует ограничения гласности и обеспечения конфиденциальности судебных процессов, расширения альтернативных форм уголовной ответственности и мер наказания, предупреждения преступности несовершеннолетних через отлаженные механизмы защиты их прав.
В соответствии с Пекинскими правилами система правосудия в отношении несовершеннолетних должна “являться составной частью процесса национального развития каждой страны в рамках всестороннего обеспечения социальной справедливости для всех несовершеннолетних, одновременно содействуя, таким образом, защите молодежи и поддержанию мирного порядка в обществе” (правило 1.4).

Кроме того, Концепцией судебной реформы в Российской Федерации была поставлена задача создания в России судов по делам несовершеннолетних и семейных судов, а позднее в Федеральной программе реализации судебной реформы предусматривалась разработка концепции ювенальной юстиции и проекта закона о ней. Однако в настоящее время законодательство Российской Федерации не предусматривает института ювенальной юстиции.

Следует отметить, что в феврале 2002 г. Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации в первом чтении была принята поправка в Федеральный конституционный закон “О судебной системе Российской Федерации”, которая допускала создание в России специализированных судов по делам несовершеннолетних. Но данное предложение так и осталось на стадии проекта. Между тем в порядке правового эксперимента в судах общей юрисдикции 30 субъектов РФ апробируют опытные модели ювенальной юстиции, учитывающие международно-правовые стандарты.

9 июня 2009 г. Президентом РФ было дано поручение N Пр-1470 Правительству РФ по созданию ювенальных судов. В поручении отмечено, что введение специализированного правосудия по делам несовершеннолетних не только отвечает национальным интересам Российской Федерации, но и необходимо для исполнения международно-правовых обязательств, в частности Конвенции ООН о правах ребенка.

Как было отмечено, в гл. 50 УПК РФ отражены особенности уголовного процесса в отношении несовершеннолетних. Эти особенности относятся как к общим принципам судопроизводства, так и к отдельным вопросам, решаемым в ходе расследования и судебного разбирательства дел этой категории. Однако утверждать, что уголовно-процессуальное законодательство создало особую модель ювенальной юстиции, нельзя.

Кроме того, в Постановлении Пленума Верховного Суда РФ от 1 февраля 2011 г. N 1 “О судебной практике применения законодательства, регламентирующего особенности уголовной ответственности и наказания несовершеннолетних” (далее – Постановление N 1) указано, что судопроизводство по делам в отношении несовершеннолетних должно основываться на строгом соблюдении требований материального и процессуального законодательства, назначении осужденным справедливого наказания и законного, обоснованного применения мер уголовно-правового характера, максимально способствовать соблюдению прав и законных интересов несовершеннолетних участников уголовного судопроизводства (обвиняемых, подозреваемых, потерпевших), предупреждению совершения несовершеннолетним новых преступлений, восстановлению социальной справедливости.

В пункте 4 Постановления N 1 также разъясняется, что уголовные дела в отношении несовершеннолетних в судах, как первой, так и второй инстанций должны рассматриваться наиболее опытными судьями. Специализация судей предусматривает необходимость обеспечения их профессиональной компетенцией не только по вопросам права, но и педагогики, социологии, психологии. Такое положение соответствует правилу 22 Пекинских правил, в котором отмечено, что профессиональная квалификация является необходимым элементом для обеспечения беспристрастного и эффективного отправления правосудия в отношении несовершеннолетних.

Однако следует отметить, что на практике дела о преступлениях несовершеннолетних рассматривают федеральные и мировые судьи без специальной квалификации, так как количество дел не позволяет уделить должное внимание лицам моложе 18 лет. Кроме того, УПК РФ в отличие от УПК РСФСР специализацию дознавателей, следователей, судей не предусматривает.

Между тем некоторые страны СНГ закрепили положения о специализации. Так, в УПК Республики Азербайджан указано, что предварительное следствие в отношении несовершеннолетних должно проводиться по возможности специальными подразделениями соответствующих органов предварительного следствия или лицами, обладающими соответствующим опытом работы с несовершеннолетними (ст. 432.1). В УПК Республики Беларусь также установлено, что дела о преступлениях несовершеннолетних подлежат рассмотрению специальными судьями по делам несовершеннолетних либо судьями, имеющими специальную подготовку (ст. 430).

Проблему ювенальной юстиции не обошли стороной и ученые Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве РФ. Так, А.А. Гравина отмечает, что “ювенальные суды являются составной частью ювенальной юстиции, представляют собой определенную систему, включающую в себя суды по делам несовершеннолетних и целую систему организационно-правовых и социально-психологических институтов, способных гарантировать эффективное решение проблем защиты прав и законных интересов подростков”.

В то же время различные неправительственные организации полагают, что введение ювенальной юстиции приведет к изъятию детей из семей, к лишению родительских прав и ликвидации института семьи. Однако для ювенальной юстиции приоритетное значение имеет именно семья. Как справедливо отмечает Р.Р. Максудов, “ювенальная юстиция – не только механизм функционирования специализированных юридических норм, а в первую очередь и главным образом забота о будущем поколении. Это не просто работа с отдельными детьми, которые что-то нарушили, а работа с такими, которые выбились из социальной среды, не могут в нее вписаться и чье преступление следует воспринимать как крик о помощи, о ситуации, когда подростку нужна поддержка”.

Исходя из вышеизложенного, следует вывод, что необходимость создания в Российской Федерации ювенальной юстиции как правовой основы социальной политики в отношении несовершеннолетних уже не вызывает сомнений, основным звеном которой должны стать специализированные ювенальные суды.

Хромова Наталия Михайловна, научный сотрудник отдела уголовного и уголовно-процессуального законодательства; судоустройства Института законодательства и сравнительного правоведения при Правительстве Российской Федерации.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Экологические проблемы человечества (список)

Экологическая проблема — это проблема взаимодействия общества и природы. Среди глобальных проблем она, как правило, называется пер­вой, поскольку непосредственно угрожает...

Закрыть
60 запросов. 0,808 секунд. 48.3831863403322 Мб