September 19, 2018

Прямая демократия. Опыт Швейцарии

Дайджест книги: Иван Бло. Прямая демократия. Единственный шанс для человечества/ Перевод Н. Иванова. М.: Книжный мир, 2015.

Французский политолог Иван Бло отмечает, что сегодня, даже в развитых странах, «власть сосредоточена в руках руководителей олигархического типа, возглавляющих крупные политические партии и связанных с мощными профсоюзными, банковскими, культурными и культовыми лобби. Реальная демократия олигархам не нужна, роль граждан они стремятся свести к роли телезрителей, а не действующих лиц политической жизни. Олигархическая власть стремится ограничить свободы граждан. Ее идеал – когда гражданин является простым зрителем политической игры, голосует за кандидатов, предварительно отобранных согласно партийным процедурам, в которых у граждан нет права голоса». Единственная представительная демократия, которой удалось избежать уклона в олигархию, – прямая демократия Швейцарии. Она основоположник в этой области. В Швейцарии коммуны и кантоны не играют второстепенной роли, коммуны контролируют треть бюджетных расходов, могут выступить с законодательными инициативами, в частности, по налогообложению. Но главное, что начиная с 1948 года, парламент вынес на народное голосование более 200 законопроектов, из которых одобрены 70%.
Собрав 50 тыс. избирателей (1% избирателей или 8 кантонов) граждане Швейцарии могут потребовать вынести на референдум закон, принятый парламентом. На сбор подписей отводится 100 дней. В это время закон не действует. Он вступает в силу после одобрения большинством голосов жителей.
Посредством петиции, подписанной 100 тыс. граждан (2%), может быть выдвинут проект внесения изменений в Конституцию, который должен затрагивать только один вопрос. Такое ограничение, которое распространяется и на парламентские проекты, призвано обеспечить выражение народной воли. На сбор подписей отводится 18 месяцев. Парламент дает свою оценку предложения и может выдвинуть контрпредложение. Тогда на голосование выносятся оба проекта.
До завершения сбора подписей парламент и правительство имеют время на то, чтобы отреагировать на инициативу. Референдум должен состояться не позднее, чем через 4 года. Долгий срок позволяет гражданам изучить вопрос и сформировать свое мнение. Инициаторы могут оставить работу над проектом, видя, что им в достаточной мере занимается парламент. Около трети всех инициатив оказываются отозванными их авторами.
Конституция обязывает радио и телеканалы уважать различные мнения и освещать их сбалансировано. Каждый избиратель до голосования получает от правительства информационную брошюру. В ней излагаются аргументы авторов инициативы, рекомендации парламента и правительства, и сам текст, выносимый на голосование, вместе с проектом закона. Социологические исследования показали, что финансовое влияние на результаты голосования ограничено, деньги не могут перебить волну общественного мнения.
Средний уровень участия с 1991 по 2007 гг. составлял 44%, на национальных выборах – 45%. Это высокий показатель, если учесть, что ежегодно каждому гражданину Швейцарии на референдумах задают 30–40 вопросов.
Результатом прямой демократии в Швейцарии стала устойчивая политическая стабильность и доверие к власти. Поскольку народная инициатива позволяет каждому гражданину выразить свое мнение и выступить с законопроектом, нет необходимости в уличных демонстрациях и забастовках. 80% швейцарцев считают, что могут влиять на политику страны, в отличие от 40% французов и нескольких процентов россиян. Правительству удается управлять страной в согласии с народом, а не продавливать свои идеи любой ценой, угрожая отставкой.
Прямая демократия принесла и высокие экономические результаты: «в Швейцарии, с того момента, как там установили институты прямой демократии, а именно референдум с правом вето и народную инициативу, налоги снизились на 30%, бюджетные расходы – на 30%, государственный долг – на 50%».
Чиновник, разрабатывающий новый налог, не ощущает его на своей шкуре так, как мелкий предприниматель. Депутат, голосуя за тот или иной текст, знает, что от его голосования зависит его политическая карьера. Они не понимают «житейскую сущность» проекта закона. Смысл народных инициатив и референдумов в том и состоит, чтобы при принятии решения задействовать знания простых граждан. Без этого решение зависит лишь от информации, полученной от чиновников и из СМИ. Референдумы и народные инициативы по вопросам иммиграции существенно ужесточили швейцарское законодательство. Это не смогли бы сделать по собственной инициативе ни парламент, ни правительство.
Иван Бло делает общий вывод: «С такими инструментами, как референдум и народная инициатива, права швейцарских граждан являются гораздо более весомыми, чем права французов, которые часто протестуют, выходя на улицы, но при этом позволяют собственным политикам обходиться с собою, как с несовершеннолетними». «Прямая демократия не препятствует парламенту осуществлять его функции. Наоборот, она противодействует влиянию олигархических групп, как это происходит в политических режимах, основанных на парламентской демократии, подобных французской политической системе». «Прямая демократия позволяет воспользоваться теми правами молчаливого большинства, которые беззастенчиво игнорируют олигархи». «Предоставленная народу возможность принимать участие в законодательстве не ставит под вопрос представительную демократию. Референдум должен быть разработан таким образом, чтобы никогда не выражать вотума недоверия парламенту».
Сравнивая референдумы и обычные выборы, Иван Бло отмечает, что «на выборах многие избиратели голосуют всю жизнь за одно и то же название, за одну и ту же партию, к которой они эмоционально привязаны. В случае конкретно поставленных вопросов это не так. И можно утверждать, что избиратель более свободно выражает свою волю. Обсуждение в защиту или, наоборот, против инициативы повышает осведомленность граждан в рассматриваемом вопросе. Избиратель, испытывающий сомнения, склонен к тому, чтобы сказать «нет». «Гражданин в большей степени опирается на свой жизненный опыт и в меньшей – на агитацию в защиту того или иного утверждения. Именно поэтому голосование на референдуме является более рациональным и менее «миметическим», чем голосование на традиционных выборах!» «Гражданин, в противовес тому, что о нем думают, проявляет больше заинтересованности в долгосрочном благополучии, поскольку не получает сиюминутных выгод, к которым обычно стремятся олигархи». «Прямая демократия усиливает степень ответственности не только политиков, но также и граждан, поскольку практика проведения референдумов обязывает людей изучать информацию по вопросу, размышлять и принимать разумное решение».
Паскаль Сален, вслед за Гербертом Спенсером, показал в своей книге «Вернуться в капитализм», что либерального капитализма больше нет, так как всем теперь управляют менеджеры, которые не являются собственниками, распоряжаются чужими деньгами. Если они допускают ошибки, то уходят, но с «золотым парашютом». «Западный мир обречен на катастрофу, потому что находится в руках олигархов, которые, прежде всего, управляющие, а не собственники, то есть те, кто приносит долгосрочные интересы в жертву краткосрочным. Только прямая демократия может сдерживать эти отклонения, потому что простой избиратель как раз и является собственником, а не управляющим на короткий срок. Он обязан позаботиться о всей своей жизни, а не о сроке полномочий, а также о своей семье и о детях, то есть на референдуме избиратель исходит из долгосрочной логики, которой не пользуется управляющий». «Однако проведение такой серьезной реформы, как установление прямой демократии, практически невозможно без наступления серьезного кризиса».
Георгий Погожаев

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Южная Корея – «скрепа снизу». А что Тайвань?

Итак, мы сделали осторожное предположение, что надежда на искоренение системной коррупции в Южной Корее – в личной добропорядочности рядовых граждан....

Закрыть
62 запросов. 0,743 секунд. 41.3290634155272 Мб