September 21, 2019

Российская версия капитализма для своих

Фактором, оказавшим решающее влияние на становление политико-экономической модели развития России первого десятилетия 21-го века, стала неспособность решить проблему надежных гарантий прав частной собственности. Вследствие этого стимулы для долгосрочных инвестиций со стороны участников рынка оказались недостаточными, и частный бизнес не стал основным агентом модернизации. Сконцентрировав значительные капитальные ресурсы, политическое руководство сделало выбор в пользу различных вариантов прямого административного контроля над важнейшими экономическими активами, делегировав избранному кругу лиц права на управление этими активами и получение значительных частных или групповых выгод, создав тем самым основу для становления и развития в России «капитализма для своих».

Главный вопрос: существует ли в России проблема легитимности прав частной собственности, и каковы реальные пути ее решения?

Придя к власти в 2000 г. Путин предложил программу экономических реформ по форме вполне либеральную. В частности она предполагала:

1) ведущую роль частной собственности в экономическом развитии страны,

2) снижение налоговой и административной нагрузки на бизнес.

В противоположность этой программе и заявлениям высшего руководства итогом последующего десятилетия фактически стал «капитализм для своих». «Капитализм для своих» – термин, обозначающий капиталистическую экономику, в условиях которой развитие бизнеса основывается на личных связях бизнесменов (прежде всего крупного бизнеса – олигархических структур) с политической элитой. Закономерно встает вопрос о причинах и логике преобразований, по которым последствия действий политической и экономической элиты не соответствовали изначальным ее намерениям.

Ненадёжность гарантий частной собственности

Мы исходим из того, что фактором, оказавшим решающее влияние на становление политико-экономической модели развития России первого десятилетия 21-го века, стала неспособность решить проблему надёжных гарантий прав частной собственности. Вследствие этого стимулы для долгосрочных инвестиций со стороны участников рынка оказались недостаточными, и частный бизнес не стал основным агентом модернизации. Сконцентрировав значительные капитальные ресурсы, политическое руководство сделало выбор в пользу различных вариантов прямого административного контроля над важнейшими экономическими активами, делегировав избранному кругу лиц права на управление этими активами и получение значительных частных или групповых выгод.

Призыв «равноудалить» субъектов рынка от власти прозвучал в предвыборной речи Владимира Путина 28 февраля 2000 г. в контексте обсуждения проблемы суверенитета и слабости государства. Практические шаги по «равноудалению» олигархов, как известно, последовали сразу же после инаугурации нового президента.

Прошёл обыск в компании «Медиа-Мост» Гусинского. Находясь под арестом, Гусинский подписал соглашение о передаче активов «Медиа-Мост» компании «Газпром» в обмен на свободу и возможность покинуть страну. В результате публичных выступлений против плана федеральной реформы аналогичная участь постигла Березовского. После начала расследования дела о присвоении средств компании «Аэрофлот» Березовский также покинул страну, продав акции компании «Сибнефть» Р. Абрамовичу. Продав или передав? Недавно по этому поводу прошёл судебный процесс Березовский против Абрамовича в Великобритании.

Мировые СМИ комментируют вынесенный в Высоком суде Лондона вердикт по иску Березовского к Абрамовичу на сумму более 5,6 млрд долларов. Березовский, один из самых влиятельных и беспринципных российских магнатов постсоветской эпохи, не просто проиграл миллиардный процесс, но и получил серьёзный удар по своей репутации. Проигравшей стороной, по мнению изданий, оказалась и Россия в целом: процесс высветил теневые стороны «дикого капитализма» 90-х и станет предостережением для иностранных инвесторов. Как отмечают обозреватели, многие и в России, и на Западе удивлены решением суда, «обеляющим» Абрамовича: оба были «гангстерами», но один оказался ловчее другого: «жулик у жулика пытался выжулить сжуленное». Впервые российские олигархи открыто говорили о том, как создавались их состояния в 1990-е годы, как проходил процесс приватизации российских госпредприятий и какие отношения связывали их с Кремлем.

Старые и новые российские олигархи неотделимы от государства – иначе большинство из них никогда бы не сколотили своих капиталов. Их тайны – тайны российского государства, некоторые из которых вышли на свет в английском суде.

«Пакт 28 июля»

В 2000 г. была подготовлена почва для заключения неформального пакта с владельцами крупного бизнеса, который получил название «новый общественный договор». Его условия были согласованы в рамках подготовки к встрече в Кремле 28 июля между Путиным и 19 собственниками крупных предприятий.

В общих чертах основные условия «Пакта 28 июля» выглядели следующим образом.

  1. Владельцы крупного бизнеса воздерживаются от вмешательства в принятие политических решений и от покупки односторонних преимуществ у государства.
  2. Вместо индивидуального неформального лоббирования взаимодействие между бизнесом и властью должно быть организовано в виде регулярных коллективных встреч для координирования экономической политики.
  3. Государство снижает налоги, делает правила налогообложения более прозрачными и единообразными.
  4. Бизнес платит налоги и не прибегает к наиболее одиозным схемам уклонения от них.
  5. Государство не пересматривает итоги приватизации и гарантирует права собственности. «Капитализм для своих» должен был приобрести некие цивилизованные формы.

( Участники встречи со стороны крупного бизнеса: С. Вайншток (гендиректор «Транс нефти»), О. Дерипаска (гендиректор «Русского алюминия»), В. Вексельберг (гендиректор «Сибирско-Уральской алюминиевой компании»), В. Алекперов (президент «Лукойла»), К. Бендукидзе (гендиректор «Объединенных машиностроительных заводов»), В. Богданов (президент «Сургутнефтегаза»), Р. Вяхирев (председатель правления «Газпрома»), Д. Зимин (гендиректор «Вымпелкома»), О. Киселев (председатель правления ИМПЭКСбанка), В. Лисин (председатель совета директоров Новолипецкого МК), А. Мордашов (гендиректор «Северстали»), В. Потанин (президент группы «Интеррос»), Н. Пугин (президент Горьковского автозавода), М. Фридман (председатель совета директоров Альфа-банка), М. Ходорковский (председатель правления ЮКОСа), С. Пугачев (председатель совета директоров Межпромбанка), Т. Боллоев (гендиректор пивоваренной компании «Балтика»), В. Коган (президент Промстройбанка-СПб), Е. Швидлер (президент «Сибнефти»). Источник: Коммерсант. 2000. 27 июля; 29 июля. )

Вместе с тем основной проблемой «Пакта 28 июля» были механизм гарантий его выполнения обеими сторонами, а также его стабильность при изменении внешних условий или баланса сил. В нем было несколько встроенных источников потенциальной нестабильности.

Во-первых, контракт был неформальный и, следовательно, оставлял много возможностей для трактовки его условий каждой из сторон. Его стабильность зависела от дальнейших переговоров, прецедентов и несла опасность противоречивых интерпретаций.

Во-вторых, сторонами контракта выступали не индивиды, а группы. Поэтому его соблюдение зависело от дисциплины и координации внутри каждой группы, что было проблематично как в сообществе крупных собственников, конкурировавших между собой за получение новых активов, так и для государства, не обладавшего достаточной степенью внутреннего единства.

В-третьих, пока не были созданы надежные правовые, то есть системные ограничения, принуждение к соблюдению контракта все зависело от государства как более сильной стороны, что несло риски манипулирования правами собственности. ( Дело «ЮКОСа»)

В условиях продолжающегося перераспределения активов и низкой легитимности итогов приватизации вопрос надёжности гарантий прав собственности оставался центральным в отношениях государства и частного бизнеса. Номинально обе стороны были заинтересованы в том, чтобы придерживаться «Пакта 28 июля», поскольку он отвечал интересам обеих групп на момент заключения. Но в дальнейшем рост возможностей исполнительной власти, усиление финансового влияния крупного бизнеса, а также изменение внешнеэкономической конъюнктуры создали опасность его дестабилизации. Конфликт вокруг компании «ЮКОС» и её владельцев, произошедший в 2003–2005 гг., можно рассматривать как дестабилизацию или даже отмену «Пакта 28 июля».

Ход конфликта и его итоги хорошо известны и едва ли требуют подробного изложения. Но ряд ключевых моментов важен с точки зрения основной темы. На тот момент компания «ЮКОС» была лидером по капитализации. При этом готовившаяся сделка по слиянию с компанией «Сибнефть» потенциально приводила к созданию крупнейшей в России нефтяной компании и соответствующему росту ее влияния как в стране, так и за ее пределами. Параллельно шли переговоры о возможной продаже блокирующего пакета вновь образованной компании одной из американских нефтяных компаний – в качестве кандидатов назывались «Exxon-Mobil» и «Shevron-Texaco». Кроме этого, Ходорковский продвигал проект строительства частного нефтепровода для экспорта нефти из Восточной Сибири в Китай, практически блокирующего проект нефтепровода ВСТО.

Депутаты Государственной думы и члены Совета Федерации из числа акционеров «ЮКОСа», в свою очередь, были активно вовлечены в лоббирование налоговых преференций и через комитет по налогам Государственной думы блокировали аспекты налоговой реформы, которые затрагивали интересы компании.

В итоге активы «ЮКОСа» были проданы на аукционе в счет погашения долгов по налогам и штрафов на сумму 27,5 млрд долл., а М. Ходорковский и П. Лебедев получили по восемь лет колонии. Как же посчитали эти долги? На момент покупки ЮКОСа в 1995 году активы ЮКОСа оценивались в $ 15 млрд, а Ходорковский на залоговом аукционе приобрел компанию за $ 159 млн. Однако при этом он признал и выплатил $ 3,5 млрд долгов компании ЮКОС, т.е. фактически купил меньше половины компании почти за $ 4 млрд. Ни одна мировая нефтяная компания не выражала тогда готовность купить ЮКОС.

При этом компания ЮКОС на момент покупки была убыточной: себестоимость добываемой нефти была $ 12-14 за баррель при тогдашней цене на нефть $ 8 за баррель. Выгоднее было совсем не добывать никакой нефти, но нельзя, потому что потеряет тогда работу весь город Нефтеюганск. За восемь последующих лет компания уже работала в 50-ти российских регионах, т.е. выросла вдвое и росла еще. Компания платила налогов $ 5,3 млрд в год и была второй после Газпрома налогоплательщиком страны. Так почему же сидит Ходорковский? В конце 90-х налоги нельзя было заплатить сполна, не обанкротив компанию. Налоги составляли больше 100% оборота, поэтому и существовали посреднические фирмы, покупающие у нефтяных компаний нефть по заниженным ценам. В Нефтеюганске их было 20. Эти посреднические фирмы были зарегистрированы в оффшорных зонах и от налогов были освобождены.

Рассмотрим пример. Предположим, нефтяная компания добывает нефти на $ 100 и при этом она должна продать эту нефть за $ 100 и $ 100 заплатить налогов и немедленно разориться. Вместо этого нефтяная компания продавала свою нефть за $ 80 посреднической фирме, которая зарегистрирована в оффшоре и при этом платила $ 80 налогов. При этом посредническая фирма продавала нефть за $ 100, купленную за $ 80. Уведённые таким образом от налогов $ 20 нефтяная компания и посредническая фирма делили. Схемами этими пользовались все компании без исключения. Но поскольку речь идёт не о сотнях долларов, как в нашем примере, а о миллиардах долларов, то уведённые от налогов 20% как раз и составляют криминал. Складывавшаяся модель баланса основных сил, основанная на контракте и равенстве его сторон, не сработала, а после национализации «ЮКОСа»

«Пакт 28 июля» перестал существовать, поскольку итоги приватизации были фактически пересмотрены. Тем самым вопрос о легитимности частной собственности вновь обострился.

Подробный анализ дела «ЮКОСа» см. в: Sakwa R. The Quality of Freedom: Khodorkovsky, Putin, and the Yukos Affair. Oxford: OxfordUniversityPress, 2010. 123

После дела «ЮКОСа» основным способом изменения прав собственности или их размывания стало создание физической угрозы собственникам или ограничение их свободы и деятельности с помощью уголовно- процессуальных действий. События 2004–2005 гг. продемонстрировали изменение соотношения сил в пользу элитных групп на стороне государства. Положение, при котором стабильность крупной собственности обеспечивалась не законами и правовой системой, а интенсивностью прямых отношений лидеров бизнеса и элитных групп на стороне исполнительной власти, окончательно закрепилось во время второго президентского срока Путина.

Формирование производственно-финансовых сетевых структур в российской бизнес-элите

Нерешённая проблема легитимности прав собственности и усиливающееся одностороннее давление со стороны властных элит привело к тому, что в современной российской бизнес-элите произошел фундаментальный сдвиг от предпринимателей-одиночек к сложным конфигурациям (сетям) предпринимателей-партнеров. Сетевая модель в основном делится на две части.

 Первая: «северо-западная сеть» (см. рис. 1) включает пять самостоятельных предпринимателей и достаточно проста по структуре и логике формирования.

Рис. 1 «Северо-западная сеть»

6 Паппе Я. Крупняк под защитой // Эксперт, № 23 (661), 2009, с. 36–40. 7 Паппэ Я. Ш., Галухина Я. С. Российский крупный бизнес: первые 15 лет. Экономические хроники 1993–2008. – М.: Изд. дом ГУ ВШЭ, 2009. – 423 с.; Паппэ Я., Антоненко Н. О новых конфигурациях собственников в российском крупном бизнесе // Вопросы экономики, № 6, 2011, с. 123-137 Мордашов Михельсон Ковальчук Тимченко Богданов

В центре находятся акционеры банка «Россия» Ковальчук и Тимченко, которые стали сотрудничать еще в начале 1990-х годов. В сеть также входят партнер Тимченко по газовому бизнесу Михельсон и Мордашов и Богданов, участвующие в качестве младших партнёров в проектах Ковальчука. Основу «северо-западной сети» составляют следующие компании (в скобках указаны акционеры): Банк «Россия» (Ковальчук, Тимченко, Богданов, Мордашов) «Новатэк» (Михельсон, Тимченко); «Национальная Медиа Групп (Ковальчук, Мордашов, Богданов); «Видео Интернэшнл» (Ковальчук, Мордашов, Богданов). Вторая: «большая сеть». Основу сети составляют 13 компаний, из которых шесть представляют металлургию, три – ТЭК и по одной – производство минеральных удобрений, мобильную связь и банковский сектор (см. список 1).

Рис. 2 «Большая сеть» (до событий 2012 г.)
Список 1. Компании и акционеры, составляющие основу «большой сети» 8 . ТНК-ВР (Фридман, Вексельберг), Угольная компания «Распадская» (Абрамов, Абрамович, Козовой), «Сибуглемет» (Скуров, В. Мельниченко, 8 В 2012 г. произошли существенные изменения в списках акционеров компаний ТНК-BP, «Российский алюминий», «Полюс Золото» и ряд других перестановок.
Скоч Фридман Дерипаска Усманов Мамут Вексельберг Абрамов Потанин Прохоров Рыболовлев Мельниченко Абрамович Козовой Керимов Щукин Бухтояров Скуров Гальчев Кантор Несис 125 Добреньков, Исправникова, Российская версия «капитализма для своих» …? Sociološkaluča VII/2 2013
Щукин, Бухтояров), «ЕвразГруп» (Абрамов, Абрамович), «Металлоинвест» (Усманов, Анисимов, Скоч), ОК «Российский алюминий» (Дерипаска, Вексельберг, Прохоров), ГМК «Норильский никель» (Дерипаска, Прохоров, Потанин, Усманов), «Полюс Золото» (Прохоров, Керимов, Рыболовлев), «Полиметалл» (Несис, Мамут), «Уралкалий-Сильвинит» (Керимов, Гальчев, Несис, Кантор, Скуров, Рыболовлев), «МегаФон» (Фридман, Усманов), «Евросеть» (Фридман, Мамут), Банк МФК (Прохоров, Вексельберг, Керимов, Абрамов).

На рисунке 2 «большая сеть» представлена в виде графа, вершинами которого выступают её участники, соединённые дугами, если они партнёры.

Если посмотреть на рисунок 2 в целом, то в сети можно увидеть некое «плотное ядро» и периферию. В ядро входят пять компаний: ОК «Российский алюминий», ГМК «Норильский никель», «Полюс Золото», ТНК-ВР и банк МФ. Столько же компаний относится к полупериферии: «Металлоинвест», «Полиметалл», «Уралкалий-Сильвинит», «МегаФон», «Евросеть», на периферии оказались: «ЕвразГруп», Угольная компания «Распадская». В ядро входят пять компаний: ОК «Российский алюминий», ГМК «Норильский никель», «Полюс Золото», ТНК-ВР и банк МФ. Столько же компаний относится к полупериферии: «Металлоинвест», «Полиметалл», «Уралкалий-Сильвинит», «МегаФон», «Евросеть», на периферии оказались: «ЕвразГруп», Угольная компания «Распадская». В 2012 году ядро «большой сети» в плане смены владельцев претерпело серьёзные изменения:
1. Виктор Вексельберг рассматривает возможность продажи принадлежащей ему компании «КЭС-Холдинг» – «Комплексные энергетические системы». Общая капитализация активов «КЭС-Холдинга» оценивается в 93 млрд руб9 .
2. Виктор Вексельберг «Ренова» и Михаил Фридман «Альфа-групп» – Консорциум AAR – договорились с компанией «Роснефть» о продаже ей своей доли в ТНК-BP за $ 28 млрд.
3. В марте 2012 года глава совета директоров UC Rusal Виктор Вексель-берг объявляет о своей отставке.
4. Михаил Прохоров продаёт свою долю в «Полюс Золото» партнёру по бизнесу Сулейману Керимову. Прохоров готовится продать пакет в размере 37,78% акций компании – один из двух своих крупнейших активов. Керимову уже принадлежит 40,22% акций PolyusGold, после покупки пакета Прохорова он станет основным владельцем золотодобывающей компании. Капитализация «Полюс Золото» на Лондонской фондовой бирже превышает $10 млрд.

Комплексные энергетические системы. Мониторинг федеральных СМИ. http://www.tgc6.ru/fileadmin/user_upload/PDF/Monitoringi/2012/August/Monitoring_federalnykh_SM I_29_avgusta_2012.pdf http://www.itogi.ru/russia/2012/48/184483.html http://www.gazeta.ru/business/news/2012/09/11/n_2524301.shtml

Алишер Усманов самый богатый бизнесмен России, номер один в российском рейтинге Forbes (2012 г.), чьё состояние оценивается в 18,1 млрд долларов, намерен объединить свои активы в единый холдинг с выручкой 25 млрд и отойти от дел. Об этом Усманов сообщил в интервью Reuters.
6. Вагит Алекперов уходит с поста президента «Лукойла».

Что же происходит? Все минувшие со времён залоговых аукционов 18 лет первую десятку богатейших сограждан занимают в основном владельцы сырьевых активов. Для сравнения: в первую пятёрку самых состоятельных американцев вошли бизнесмены, далёкие от добычи полезных ископаемых. Билл Гейтс, Пол Аллен и Лоуренс Эллисон поднялись на компьютерах, Уоррен Баффет – инвестор, а члены семейства Уолтонов заполонили весь земной шар своими гипермаркетами.

Одной из причин резкого падения интереса крупного бизнеса к сырьевому сегменту и, прежде всего, к добыче нефти становится мировая добыча нетрадиционной нефти: «сланцевой нефти». Сланцевая нефть может стать новым вызовом для России. Уже сейчас добыча сланцевой нефти не превышает по ряду североамериканских скважин 25–30 долл. за баррель (без учёта налоговой составляющей), что ниже наших российских затрат. Россия по-прежнему зависит от нефтяных доходов, и баланс бюджета сводится при цене примерно 112–113 долл. за баррель. Увеличение предложения нефти на рынке и связанное с этим падение цены барреля даже до 80 долл. очень тяжело отразится на российской экономике. Проблема в том, что, по некоторым подсчётам ряда российских учёных, США, где находятся самые крупные ресурсы сланцевой нефти, в состоянии к 2030–35 годам добывать от 400 до 600 млн тонн этой нетрадиционной нефти и таким образом полностью обеспечить свои потребности в жидком топливе. В этом случае вся поступающая туда сейчас ближневосточная нефть будет искать новые рынки сбыта и начнет вытеснять российскую (и не только российскую, но и других стран СНГ) нефть с мировых рынков.

Кроме США и Израиля, запасами сланцевой нефти располагают Австралия, Аргентина, Бразилия, Китай, Иордания и ряд стран Северной Африки. Сланцевая нефть имеется и в России. И России стоило бы уже сегодня оценить, что развивать и куда вкладывать инвестиции: в Арктический шельф или же в добычу сланцевой нефти. В этой связи примечательно, что Вексельберг уже заявил, что у него отпало всякое желание заниматься нефтебизнесом. Ну а поскольку с такими деньгами чем-то иным в России заниматься вряд ли в обозримой перспективе получится, то у аналитиков напрашивается вывод: крупный российский бизнес сворачивает дела на родине, наращивая инвестиции за рубежом. Риски владения крупной собственностью в России, похоже, начали превышать ту прибыль, которую эта собственность приносит. Напрашивается очевидный вывод: крупнейшие собственники сбрасывают свои материальные активы, концентрируя их финансовый эквивалент в зарубежных банках и оффшорах.

Формируется новый институт: институт оффшорной собственности – легальный, но не легитимный. Однако важно, что при этом сетевая структура крупного бизнеса не меняет свой формат. На покупку покинутых старыми собственниками компаний идут дивиденды государственных холдингов таких, как, например, «Газпром» и «Роснефть» или кредиты наших крупнейших банков. Государство не устаёт пополнять карманы новых претендентов на первенство в списке Forbes.

Рис 3. Оффшорный панцирь «большой сети»

Оффшорные производственно-финансовые сети российского крупного бизнеса. Институт оффшорной собственности

Следуя мировым тенденциям, российский крупный бизнес все в большей мере стал использовать не отдельные оффшорные компании, а целые оффшорные финансовые (производственно-финансовые) сети 14 . Оффшорные производственно-финансовые сети достаточно гибки и динамичны, их состав может постоянно меняться, что является их важным преимуществом. (см.рис 3)

1. Совладельцами металлургического холдинга «Металлоинвест» наряду с кипрским оффшоромGallagherHoldingsLtd А. Усманова (50% акций) являются еще две кипрские компании – SeropaemHoldingsLtd (30% акций) и CoalcoMetalsLtd (20% акций). Первая принадлежит зарегистри-рованной в Белизе GalwayHoldingsLtd (владелец – А. Скоч), вторая – компании из БВО CoalcoInternationalLtd (владелец – В. Анисимов).

2. «Альфа-групп», которой владеют М. Фридман, Г. Хан и А. Кузьмичев, через ряд зарегистрированных в оффшорах компаний управляет разветвленной сетью активов. Сам холдинг управляется материнской структурой CTF HoldingLtd, зарегистрированной в гибралтарском оффшоре. Эта компания через цепочку других оффшоров контролирует 25,0% нефтедобывающего актива «Альфы» – ТНК–BP, а также 43,5% «Киевстара», 44,0% «Вымпелкома», 25,1% «Мегафона», сети супермаркетов «Пятёрочка», «Перекресток» и «Карусель». Банковский бизнес «Альфа-групп» полностью подконтролен оффшорной структуре ABH Holding, зарегистрированной на БВО. Иными словами, и нефтяной, и телекоммуникационный, и банковский бизнесы М. Фридмана и партнёров построены в форме разветвлённых оффшорных финансовых сетей.

3. Р. Абрамович за сумму около 3 млрд долл. приобрёл 41,34% акций металлургического холдинга «Евраз групп», который контролируется люксембургской EvrazGroup S. А. Основные активы «Евраза» на тот период располагались в России: Нижнетагильский, Западно-Сибирский, Новокузнецкий меткомбинаты, Качканарский ГОК и некоторые другие. Эта сделка осуществлялась по схеме с участием только иностранных оффшорных компаний. В её рамках основные акционеры EvrazGroup передали 82,67% его акций от зарегистрированной на Кипре оффшорной компании CroslandGlobalLtd кипрскому оффшоруLanebrookLtd. Затем 50%-ная доля Lanebrook была продана оффшорной компании GreenleasInternationalHoldingsLtd, действовавшей в интересах MillhouseCapital.

4. «Полюс Золото»: одним из акционеров является компания Nafta – Северо-Американская зона свободной торговли (40,22%)

14 Хейфец Ф. Оффшорные финансовые сети российского бизнеса / Вопросы экономики № 1. 2009. 129 Добреньков, Исправникова, Российская версия «капитализма для своих» …? Sociološkaluča VII/2 2013

5. В структуре акционеров «Российский алюминий» компания «AmokengaHoldingsLimited» – компания, зарегистрированная на Бермудских островах, являющаяся 100-процентной дочерней компанией «Glencore».

6. В городе Лимасол (Кипр) зарегистрирована компания MontebellaHoldings. Через нее «Интеррос» Владимира Потанина владеет долями в крупнейшем мире производителе цветных металлов «Норникеле».

7. Сложная структура собственности характерна для компании «Базовый элемент» (BasicElement), контролируемой О. Дерипаской. Компания BasicElement на 100% принадлежит зарегистрированной на БВО AFinance, бенефициаром которой является О. Дерипаска. Самой BasicElement принадлежат контрольные пакеты акций компаний машиностроительного сектора: «Русские машины», группа ГАЗ, «Авиакор» и т. п.; 46% акций кипрской ValtouraHoldingsLtd,; акции строительных компаний Hochtief и Strabag (кипрский оффшор); En+ Group, которая зарегистрирована на острове Джерси.

8. Через компанию GallagherHoldingsLtd (Кипр) Алишер Усманов владеет 50% «Металлоинвеста» – одного из крупнейших производителей стали в стране. Вместе с тем создание оффшорных сетей связано с утечкой капиталов из России (по оценкам ЦБ, в 2012г. отток капитала из России приближается к $ 70 млрд) и сокращением налоговой базы бюджета. При этом речь может идти о:
– легальном сокращении налоговых доходов в связи с либерализацией режима трансграничного перемещения инвестиций;
– целенаправленной передаче части налоговых доходов в формально иностранные компании, зарегистрированные в оффшорных юрисдикциях;
– нелегальном уходе от налогов в результате утечки капиталов из России, в том числе преступных доходов.

Рассматривая проблему оффшоризации российских капиталов, авторы статьи ввели понятие «оффшорный панцирь», имея ввиду максимальную защищённость вывезенных капиталов от претензий (прежде всего в виде налогов) со стороны российского государства. Всё изменилось в одночасье. «Панцирь» оказался всего лишь зонтиком, причём дырявым. Речь идёт о том, что Кипр предполагает произвести однократное взимание налога в размере 6,75% на вклады в банках объёмом до 100 тысяч евро и 9,9% – на все остальные вклады. Международные кредиторы взамен предоставят Кипру дополнительные 10 миллиардов евро для поддержки экономики. По оценке рейтингового агентства Moody’s, банки РФ, проводящие операции с зарегистрированными на Кипре компаниями российского происхождения и кипрскими банками, рискуют в общей сложности 4353 миллиардами долларов в случае дефолта острова. При этом объём средств российских банков, размещённых в кипрских банках, агентство оценило в 12 миллиардов долларов, а объём депозитов российских компаний на Кипре – в 19 миллиардов .

Владимир Путин назвал решение стран еврозоны и Кипра «несправедливым, непрофессиональным и опасным», премьер-министр Дмитрий Медведев сравнил новый налог с конфискацией, а министр финансов Антон Силуанов заявил, что мнение России не было в достаточной степени учтено. «Весьма странные и спорные решения, которые принимаются отдельными государствами-членами ЕС, я имею в виду Кипр. Скажем прямо, это выглядит просто как конфискация чужих денег», – отметил Медведев на заседании наблюдательного совета ВЭБа. Конечно, обидно, что деньги, уплывшие из России, могут достаться Кипру. Но, в конечном счете, олигархи заплатят то, что и должны были заплатить, убегая от налогов. Откуда же такая озабоченность в высшем эшелоне власти?

Потерявший особую актуальность вопрос о легитимности собственности неожиданно обострился с новой силой. Глава Российского союза промышленников и предпринимателей (РСПП) А. Шохин предлагает «простить» и амнистировать капиталы, уплывшие в оффшорную налоговую гавань. Провести деоффшоризацию и вернуть капиталы в Россию, создав для этого свои оффшорные зоны: Калининград, Сочи и Дальний Восток. При этом почему-то забывается, что такие внутренние оффшорные зоны уже давно существуют (с 2005г.) – это «особые экономические зоны». В этих зонах нулевой налог на прибыль и на имущество. Но это зоны, которые предполагают в обмен на налоговые льготы получение высокотехнологичной инновационной продукции, которую в обычных условиях производить слишком сложно и дорого. Отчего же наш крупный бизнес до сих пор эти зоны игнорировал? С какой стати он кинется сюда сейчас?

 

  1. Четвертый этап развития «капитализма для своих». Новая приватизация и проблема легитимности собственности

 8.1. Зачем России новая приватизация в разгар мирового кризиса?

Согласно последним решениям правительства РФ, начиная с 2012 года, в России началась масштабная приватизация, охватывающая не менее 1400 предприятий, в том числе ОАО «Роснефть», «Аэрофлот», «РЖД» и многие другие. Также приватизация коснётся не только федеральной, но и региональной собственности. В частности, предполагается продать республиканскую компанию «АЛРОССА» и ряд муниципальных предприятий.

Президент Владимир Путин во время своего выступления на Петербургском экономическом форуме заявил, что новая приватизация должна отличаться от сомнительных сделок 90-х. Безусловно, риторика президента правильная. Но существуют обстоятельства, которые позволяют усомниться в верности посыла Путина.

Во-первых, сомнения связаны с новым этапом экономического кризиса и сопутствующим ему падением фондовых индексов. Данное обстоятельство однозначно свидетельствует о том, что сегодня не самое лучшее время для проведения приватизации, так как она может пройти чересчур дёшево и государство не получит тех средств, на которые рассчитывает.

Во-вторых, доходы от приватизации федерального имущества не включаются в федеральный бюджет в качестве неналогового источника формирования доходов, а автоматически направляются на сокращение дефицита бюджета, причем без указания конкретной суммы в тексте закона о федеральном бюджете.

В-третьих, сомнителен тезис о том, что приватизация улучшит инвестиционный климат, условия ведения бизнеса или что с ее помощью возрастет качество правовой системы. Как изменится наш инвестклимат или институциональные условия, та же конкуренция, если мы приватизируем 7,5% акций Сбербанка или 25% минус одна акция банка ВТБ? Ведь контрольный пакет все равно останется в руках государства.

Чем чаще поднимают тему приватизации, тем больше к ней вопросов по существу. Приватизации подлежат компании, стабильно приносящие доход не только в виде налогов, но и в форме дивидендов. Для сравнения: нефтяная компания “Лукойл” по итогам 2011 года превзошла НК «Роснефть» по объёму выручки в 1,6 раза: выручка “Лукойла” составила 4,3 трлн руб., выручка «Роснефти» – 2,7 трлн руб. Вместе с тем прибыль, а соответственно, и налоги с неё у этих компаний практически одинаковые. Разница – несколько миллиардов рублей. И это при том, что “Лукойл” в 1,6 раза больше «Роснефти»! Кроме того, по итогам 2011 года государство как собственник получит от своей нефтяной компании в виде дивидендов прямо или косвенно около 31 млрд руб. Какой смысл приватизировать прибыльную «Роснефть»? Может быть речь опять (как и в 90-х) идёт о формировании эффективного собственника? Но за разговорами о выходе государства из бизнеса упускается то, что права собственности не тождественны качеству менеджмента.

Данная несложная истина в нашем государстве полностью исказилась и приняла следующую форму: между госсобственностью и неэффективным менеджментом можно поставить знак равенства. Вместе с тем качество менеджмента в приватизированном секторе России оставляет желать лучшего. Крупнейший в мире производитель алюминия – компания UC Rusal, подконтрольная Олегу Дерипаске, переживает острый кризис. По итогам второго квартала 2012 года промышленный гигант олигарха «заработал» чистый убыток в размере $37 млн, а по итогам полугодия сократил чистую прибыль в 21 раз до тех же $37 млн. Долги, хотя немного и сократились, остались на очень высоком уровне – более $10 млрд. В этой связи Олег Дерипаска принял решение отказаться от производства в европейской части России. Программа банкротства затронет четыре завода, на которых работают в общей сложности более 5500 человек, в том числе Богословский (БАЗ), сохранением рабочих мест на котором в декабре 2011 г. занимался лично тогда ещё премьер-министр Владимир Путин.

Таким образом, приватизация отнюдь не панацея от существующих проблем и автоматически (только от смены собственности) эффективный собственник не появится. При этом, что мешает нашей стране брать пример с развитых европейских стран? Например, с Норвегии, где все нефтегазовые, энергетические, металлургические, лесоперерабатывающие активы являются государственной собственностью. Данный факт не мешает ей быть государством с развитой рыночной экономикой и высоким уровнем жизни. На примере Норвегии лишний раз подтверждается тезис, что качество менеджмента и права собственности – это не одно и то же.

Видимо, правы те эксперты, которые утверждают, что «мотором» нынешней приватизации служит неодолимое желание власть имущих поскорее передать государственные предприятия в руки «своих» людей. В том, что к приватизации крупных пакетов акций серьезных компаний будут допущены только «свои», сегодня мало кто сомневается. Не для того контроль над этими активами столь тщательно консолидировался в последнее десятилетие (характерный пример «Роснефти»), чтобы сейчас они ушли в руки совершенно посторонним инвесторам.

В пользу этой версии говорит то, что участвовать в приватизации государственных и покупке частных нефтегазовых и энергетических компаний теперь сможет «Роснефтегаз», в совет директоров которого входит новый глава «Роснефти» Игорь Сечин. Правительству поручено закрепить за «Роснефтегазом» статус инвестора по отношению к компаниям отрасли, пакеты акций которых планируются к приватизации до начала 2015 года. Покупать активы «Роснефтегаз» будет за счёт прибыли. Бюджет при этом лишится заложенных в него 89 миллиардов рублей доходов от дивидендов этой компании.

Уже сегодня ясно, что новая волна приватизации состоится «при любой погоде»: слишком значительные силы в ней заинтересованы. И отличаться от приватизации 90-х она будет незначительно. Собственность будет легальной, но нелегитимной.

Что делать?

В самом общем виде мнение и специалистов, и экспертов, и оппозиции сводится к тому, что необходима  программа преодоления сращивания олигархических структур и властной элиты российской экономики. Последнее напрямую связано с восстановлением легитимности собственности. Но как нам представляется задача значительно сложнее, чем демонтаж олигархической системы отношений, отделение бизнеса от власти.

В современном российском понимании олигарх означает – крупный предприниматель, который разбогател не потому, что хорошо работает, а потому, что имеет неофициальные контакты с властью. Кроме того олигарх – не просто разбогатевший человек, использующий для этого все доступные ему средства, но тот, который «пошёл в политику», сращивается с властью, создавая условия для противозаконного или с использованием несовершенства российского законодательства баснословного обогащения за счет общества.

В контексте исследуемой нами проблемы олигарх – субъект определённой властной системы – «капитализма для своих». В этом смысле российский олигарх вовсе не обязан быть бизнесменом: это физическое лицо, удовлетворяющее определённым критериям правящего слоя, поэтому более точное определение понятия «олигархи» – ключевые субъекты правящего слоя. «Капитализм для своих» сформировался вне рамок рыночных механизмов. Конклав олигархов был создан на основании субъективных решений Кремля, принимавшихся в 1993-1999 гг. Основой формирования олигархического конклава был процесс приватизации: президентская власть почти безвозмездно передала субъектам этого конклава наиболее привлекательные объекты собственности (в первую очередь, промышленные и инфраструктурные) на территории России. «Капитализм для своих» в современной России выработал определённую систему базовых ценностей. Эту систему с известной степенью точности можно назвать антинациональной. Необходимо отметить, что как субъект российской экономики бизнес элита новой формации выступает в основном в роли иностранных инвесторов. Нелегитимная собственность на территории России оформлена на иностранные юридические лица, преимущественно оффшорные компании.

Можно сказать, что ключевые субъекты правящего слоя осознанно апеллируют к ресурсу других государств как гарантов их интересов на политико-экономическом пространстве России. В создавшейся ситуации следует учитывать крайнюю ограниченность исторического времени для изменения характера развития страны. Если развитие модели «капитализм для своих» не будет остановлено сейчас, то будет упущено время для эффективной модернизации страны, основанной на использовании ее значительного естественного, промышленного и интеллектуального потенциала. Ни «новая индустриализация» Путина, ни «институциональная модернизация» Медведева в этих условиях невозможны, что в свою очередь приведёт к утрате промышленного и образовательного потенциала России, создание которых столь дорого обошлось стране и нации. Воссоздание этого потенциала в рамках реализуемого сегодня курса уже нереально.

Следование курсом «Капитализм для своих» ведёт страну в тупик – лишает страну перспектив государственно-политического и социально- экономического развития, ведёт её к отсталости, социально-политической деградации и государственному распаду. Национальная задача состоит в лишении ключевых субъектов правящего слоя – современных олигархов и властной элиты – неоправданного влияния на развитие страны, коррупционного получения сверхприбылей, возможностей теневого влияния на государственные органы власти и управления на всех уровнях, а также политические партии, интеллектуальную среду, экспертное сообщество. Решение задачи изменения характера развития страны требует кардинального усиления российского государства, отвечающего интересам его справедливого, динамичного и эффективного развития.

Добреньков В. И., Исправникова Н. Р. МГУ им. М. В. Ломоносова

Печатается с сокращениями

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Клановый капитализм в России

Леонид Янович Косалс (р. 1956) - экономист, социолог, специалист по социально-экономическому развитию постсоветской России и экономической социологии, профессор кафедры экономической...

Закрыть
60 запросов. 0,907 секунд. 55.9244995117192 Мб