October 20, 2018

Только в России нет закона о конфискации

А мы тут возмущаемся, что сердюковская “дама сердца” требует возврата изъятых картин и драгоценностей. Оказывается, она на 100% права, потому что нынешние очень либеральные к ворюгам законы вообще не предусматривают конфискацию имущества. Что называется, приехали!

* * *

В декабре 2003 года под грохот лозунгов о гуманизации уголовного законодательства из Уголовного кодекса бесследно исчезла статья о конфискации имущества преступников в качестве дополнительной меры наказания. Не было ли за этими событиями какой-либо неведомой нам, простым смертным, тайны? Рассказывает доктор юридических наук, профессор, прошедший путь от рядового до генерал-лейтенанта милиции, Александр Гуров.

Действительно, когда статья о конфискации имущества преступников как дополнительная мера наказания вдруг исчезла из УК РФ, видные учёные-юристы, знатоки отечественного и международного права были в шоке. В Государственную Думу, в администрацию президента посыпались петиции за подписями академиков, профессоров, практиков. Обеспокоенные учёные писали, в частности: «Мы убеждены, что таким решением будут защищены многомиллионные преступные доходы, что будет способствовать лишь дальнейшему безнаказанному ограблению страны». Бесполезно. Никто из власть имущих и пальцем не пошевелил, чтобы исправить явную ошибку. Но было ли это ошибкой?..

Полноценная конфискация имущества преступника, как это прописано в международном праве или исторически столетиями присутствовало в нашей стране до 2003 года, российским законом не предусмотрена! Правда, в 2008 году, слово «конфискация», благодаря настойчивости группы депутатов и ряда сотрудников аппарата президента, удалось вернуть в УК, пусть и не в прежнем юридическом смысле. Но и такую акцию уже можно считать гражданским подвигом.

Однако конфискация в нынешнем виде – это не более чем изъятие орудий преступления: ножей, пистолетов, ну, может быть, стареньких «Жигулей», а также того, что конкретно доказано как уворованное… В 2008 году на круглом столе по проблемам конфискации имущества, инициированном мною и Михаилом Гришанковым, я привёл примеры того, что конфисковывалось: брючный ремень, трактор б/у, тонна мороженой рыбы, тара и ещё кое-что по мелочи. Где же, спрашивал я аудиторию, конфискованные яхты, самолёты и особняки? Ведь на это закон и должен быть направлен, как во всех цивилизованных странах. Выходит, российский закон работает во благо расхитителям и коррупционерам!

Ситуация просто абсурдная. Вот, скажем, идёт человек, сбытчик наркотиков. В одном кармане наркотики, в другом – деньги. В соответствии с законом мы у него можем изъять наркотики, а деньги так и останутся при нём. А как доказать, что эти деньги произошли от продажи наркотиков? Никак! Или возьмите наркобарона: у него особняк за 10 миллионов долларов, построенный «на костях» наркоманов, больных людей. Можно конфисковать у него лишь то, что доказано, лишь несколько тысяч, с которыми его взяли с поличным при продаже каких-то граммов наркотиков. А как быть с остальным имуществом, заработанным «непосильным трудом»? Этот вопрос я задал шведскому судье, который работал тогда инспектором по финансовому мониторингу в Евросоюзе. Он мне ответил просто: мы бы конфисковали всю недвижимость.

Так неужели коррупция и воровство без конфискации, это уникальное изобретение современной России, поддерживается кем-то сверху? И тогда получается, что существуют некие «высшие» политические интересы, ради которых людям и дальше надо терпеть глумящуюся роскошь жулья в нашей небогатой стране? А ведь мы небогаты, потому что за наш счёт незаконно обогатились мастера криминала…

Я тогда уже не был руководителем Комитета Государственной Думы по безопасности, и мы с моим преемником на этом посту Владимиром Васильевым стали работать над законопроектом о конфискации. К нам подключились ещё семь депутатов Госдумы и семь членов Совета Федерации. Я пригласил ведущих учёных, работала большая группа известных не только в нашей стране докторов наук…

В чём, по нашему мнению, должен был быть смысл конфискации как дополнительной меры наказания? В том, что все корыстные преступления ориентированы на обогащение, на получение незаконной прибыли. Если преступник будет знать, что всё будет конфисковано с лихвой, то корыстные преступления станут просто экономически невыгодными. Более того – проигрышными.

Мы трудились в течение года, собирались много раз в Госдуме и у наших партнёров. Выпестовали всё-таки статью о конфискации! Она полноценно базировалась на нормах международного права. Эта статья позволяла конфисковывать имущество не только добытое преступным путём, но и иное имущество в качестве наказания за совершённые тяжкие и особо тяжкие преступления. Были и положения, которые не препятствовали изымать ценности, переведённые преступником на третьих лиц.

Законопроект был направлен на согласование во все ведомства, связанные с правоохранительной тематикой. Мнение, выраженное в ответных письменных заключениях, было на редкость однозначным – непременно ввести в УК статью о конфискации как дополнительную меру наказания. Мы уже собирались запустить документ на обсуждение в комитеты и комиссии, как пошла встречная атака на законопроект и его инициаторов, в первую очередь на меня. Известные адвокаты, общественные деятели, что сейчас занимают места в разных общественных советах, некоторые журналисты, политологи выступили с резкими статьями, организовали телеэфиры, радиопередачи, интернет-атаки. Руководили этой корыстной кампанией из-за кулис коррумпированные чиновники и наш родной олигархат. Риторика была давно известна: как такой произвол возможен в демократическом государстве, итоги приватизации признаны незыблемыми, опять грядёт 1937 год и прочее.

Никакие наши доводы, ссылки на опыт самых демократичных стран западного мира, международный авторитет привлечённой профессуры, круглые столы и парламентские слушания, специально приглашаемых на них из-за рубежа экспертов воздействия не имели. Проблему так запутали и замылили, что ни в какие планы обсуждения Госдумой наш закон не попал.

Хотя, казалось бы, ну чего вам бояться – закон обратной силы не имеет! Значит, всё, что «нажито» до его вступления в силу, остаётся при вас. Требуется совсем немного – прервать нить преступной деятельности, прекратить давать взятки чиновникам. Просто остановиться и прекратить грабить народ, общество, государство!.. Боюсь, что борьба с коррупцией в нынешней ситуации – бесполезное занятие, бутафория, кукольный спектакль для бедных детей в холодном сельском клубе, с помпой транслируемый почему-то по всем телеканалам…

Досье

В ряде стран только одно установление незаконного обогащения является основанием судебного применения конфискации. Согласно статье 20 Конвенции ООН против коррупции, под незаконным обогащением понимается значительное увеличение активов лица, превышающее его законные доходы, которое оно не может разумным способом обосновать.

В Италии недвижимость подлежит конфискации, даже когда уголовное дело прекращено за недоказанностью в связи с так называемой омертой, т.е. при исчезновении свидетелей или наличии других форм уничтожения доказательств, если мафиози не может объяснить происхождение своего имущества.

Во Франции общая конфискация назначается лишь за так называемые «преступления против человечества», а также за преступления, связанные с незаконным оборотом наркотиков. В то же время французский Уголовный кодекс предусматривает самые различные виды специальной конфискации, как-то: транспортного средства, оружия, вещи, предназначенной для совершения преступления или которая была получена в результате его совершения, а также конфискацию торгового капитала.

В Китае конфискация имущества заключается в изъятии части либо всего имущества, являющегося личной собственностью осуждённого. У семьи осуждённого оставляют лишь имущество, необходимое для жизни. Также не подлежат конфискации предметы первой необходимости, принадлежащие осуждённому.

В США по федеральному законодательству уголовная конфискация может быть назначена виновному в таких преступлениях, как получение дохода от рэкета, за незаконный оборот наркотиков… Наряду с конфискацией в данном случае может применяться и реституция. По реституции суд вправе потребовать от осуждённого возвращения приобретённого им в результате совершения преступления имущества или компенсации за причинённый ущерб, возмещения медицинских расходов потерпевшего на лечение. Когда-то гражданам США не нужно было декларировать свои иностранные счета и платить по ним какие-либо налоги. Однако широкомасштабная кампания по борьбе с организованной преступностью, наркотрафиком и терроризмом дала повод американскому правительству серьёзно подкорректировать законы. В результате теперь активы и банковские счета как граждан США, так и иностранцев могут быть оперативно «заморожены» или конфискованы.

В Австрии довольно специфичной мерой является «изъятие выгоды», заключающееся в выплате определённой денежной суммы, размер которой устанавливается судом с учётом полученного лицом обогащения.

Конфискация считалась одной из самых популярных мер дополнительного наказания и в СССР, и в Российской империи – всё как в просвещённой Европе. В советское время крупные расхитители народного добра, взяточники не так боялись длительных сроков, как конфискации.

February 28th, 2013

Читать полностью здесь: http://otchizna.su/society/8196

Tags: воровство, жульничество, коррупция, наглость

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Конфискация имущества в России и других странах: проблемы, история, перспективы

В России на протяжении нескольких столетий существовал такой вид наказания, как конфискация имущества. Это, по нашему мнению, было обусловлено влиянием...

Закрыть
62 запросов. 0,830 секунд. 41.4232482910162 Мб