December 15, 2018

Тупики и ловушки российской системы образования

Автор: О том, как сделать российскую систему образования мировым лидером, наполнить страну квалифицированными кадрами и пресечь утечку мозгов, рассуждает Владимир Лепехин.

Продолжая тему, затронутую в предыдущей статье и касающуюся недостатка в России «знания о сущем» в столь сложное для неё время, замечу, что уровень национального IQ, как известно, зависит не только от активности интеллектуалов, но также от качества отечественной системы образования (далее — СО).
Между тем, несмотря на перманентные и широкомасштабные реформы в этой области в последние десятилетия, качество подготовки специалистов в стране как минимум не растет, а дефицит кадров все острее.

Причина такого положения дел, полагаю, в том, что на заре реформы СО в новой России «реформаторы» ошиблись с целеполаганием. В результате вот уже четверть века с разных трибун нас убеждают, что цель реформ — повышение качества образования, а на деле все это время из советской образовательной системы мастерили нечто, что по форме должно соответствовать «современным» стандартам, а по сути — представлять собой филиал евроамериканской системы подготовки кадров для… западной экономики.

Основные пороки советской системы образования

Как бы кто ни критиковал советскую СО, но индустриализация и необходимость конкуренции со странами капитализма потребовали от СССР резкого роста качества образования. И такая задача была решена. Уверен, в 60-70-е годы прошлого века система образования в нашей стране была не только бесплатной и демократичной, но и самой эффективной в мире.

Что произошло в 80-е? С моей точки зрения, почти то же самое, что и во многих других сферах жизни: формализация учебного процесса и чрезмерное усиление администрирования породили в советской системе образования целую группу проблем, демотивирующих развитие.

К примеру, обязаловка в посещении занятий в вузах и разного рода обязательные общественные нагрузки привели к тому, что успешными студентами все больше становились дисциплинированные и лояльные, а не самые талантливые.

Обязаловка в распределении выпускников также демотивировала учебный процесс: какой смысл было стремиться к знаниям, если у большинства студентов не было свободы в выборе места работы?

К середине 80-х годов от четверти до трети учебного времени студенты, например, московских вузов проводили на разного рода работах: на «картошке» и субботниках, в стройотрядах и т.п., что также не могло не сказаться на качестве образования.

Но самая большая проблема советской СО (которую, к сожалению, ни тогда, ни сейчас не фиксируют даже социологи) состояла в том, что в ней была нарушена естественная причинно-следственная связь между уровнем образования, престижем конкретного рабочего места и заработком. То есть в СССР рабочий после ПТУ получал зарплату в 140-150 рублей в месяц, мастер или наладчик после техникума получал в среднем 120-130 рублей, а выпускник вуза после его окончания получал оклад в среднем 100 рублей в месяц, например, в качестве младшего научного сотрудника.

Соответственно, с началом «десоветизации» страны логично было бы избавить отечественную СО от излишнего администрирования и запустить мотивационные механизмы, выстроив логичную и сбалансированную ступенчатую систему непрерывной подготовки кадров для новой рыночной экономики.

Первым шагом в создании такой системы должно было стать укрепление чрезмерно дифференцированной средней ступени образования с последующим переходом к модернизации системы профориентации в школах и постепенным введением долгосрочного контрактования учащихся под нужды новой экономики. Однако же образовательная «реформа», увы, пошла совсем в ином направлении, угодив в новые ловушки и тупики.

Ключевым направлением «реформы» стала банальная монетизация (коммерциализация) СО, выдаваемая за её освобождение от «тоталитарной» роли государства. А главным направлением — выведение российской СО за рамки задач национального развития, выдаваемое за обеспечение «вариативности» учебного процесса.

Монетизация вместо модернизации

Деградация советской системы образования под видом её реформирования началась уже в 1988 году, когда была признана необязательной профориентация в старших классах средней школы. После чего с появлением множества частных колледжей с невнятным статусом была размыта средняя ступень образования. Ну а с тиражированием новых коммерческих псевдовузов был серьезно подорван авторитет и высшего образования.

В последние годы Минобразования пытается навести порядок в этой сфере. Однако в отсутствие адекватного целеполагания фактически происходит возврат к административной системе управления отраслью, с той лишь разницей, что бюрократизация и формализация сегодня касаются в основном учителей и преподавателей, которых зарегулировали так, что творчество в сфере образования и воспитания становится в принципе невозможным.

Одно из направлений административного ренессанса вместо реальной модернизации отрасли и её вывода на новый уровень подготовки кадров — так называемое механическое укрупнение вузов, что, с моей точки зрения, является ярчайшим свидетельством того тупика, в котором оказались не только Минобразования, но и российские правящие элиты в целом.

Замечу, что в ходе перманентных «реформ» в отечественной СО не стало меньше коррупции. Напротив, сегодня коррупция охватывает уже не только ведущие вузы (как это было в советское время), но и бюджетные отделения, которые сохраняются в до предела монетизированной системе образования не только для приема льготников, но и в силу своей коррупционной составляющей.

Но не буду углубляться в анализ коррупционных схем при получении «целевых» направлений», в «победах» на школьных олимпиадах или в ходе сдачи ЕГЭ в некоторых наших республиках, как и в анализ того, как изменилось содержание преподавания гуманитарных дисциплин и к каким последствиям привел переход российского образования на Болонскую систему. Все это невозможно вместить в одну статью. Скажу главное: за прозападными «усовершенствованиями» образовательной модели в РФ практически в полном объеме была реализована скрытая цель — так пристегнуть российское высшее образование к западному, чтобы первое работало на второе. Действительно, каковы были основные аргументы сторонников введения в России Болонской системы?

Предполагалось, что перевод российской СО на западные стандарты позволит западным компаниям признавать российские дипломы и, стало быть, выпускникам российских вузов будет проще устраиваться на работу за рубежом. Вопрос — зачем? Чтобы отличники и лучшие специалисты уезжали из России, а российская экономика задохнулась от нехватки квалифицированных кадров?

Этой же цели — экспорту из России мозгов — в той или иной степени служат и такие проекты, как «Сколково», и запускаемые в огромном количестве «образовательные» проекты ряда НКО.

От умножения абсурда к решению проблем

Примеров умножения абсурда и, прямо скажем, откровенного вредительства в отечественной СО — сотни. Но сегодня важно не только адекватно (с позиций национальных интересов России) оценить существующие проблемы, но и понимать, как можно исправить сложившуюся ситуацию.
Очевидно, что начинать подлинную реформу нужно с исправления целей планируемых изменений.

Сегодня в любой педагогической аудитории (то есть в среде как бы ведущих специалистов в области образования) я задаю один и тот же вопрос: «каковы должны быть критерии оценки работы педагога?» И всех, буквально всех этот вопрос — на 25-м году реформы российской СО — ставит в тупик. Более того, ответа на него нет даже в так называемом эффективном контракте — ключевом инструменте отраслевого администрирования.

При заключении «эффективных контрактов» с педагогами сегодня расходуются тонны бумаги, а между тем в них нет главного — критерия оценки труда преподавателя по результатам его работы с учащимися. Разумеется, главным результатом этой работы я имею в виду вовсе не вывоз талантливых студентов в зарубежные вузы, а их реальное трудоустройство в российские компании.

Впрочем, о том, как изменить «эффективный контракт», какими должны быть критерии качества образования, какой должна быть система профориентации в школе и система средних специальных учебных заведений, а самое главное — что такое «долгосрочное контрактование» учащихся и как оно позволяет насытить кадрами отечественную экономику и решить массу других проблем, включая проблему утечки кадров за рубеж, — все это темы наших будущих статей.

Владимир Лепехин
24.02.2016

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Комсомол: уроки прошлого и опыт для современного молодежного движения

Бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ Виктор Мироненко: «Демократия – это теорема, которую нужно доказывать каждый день» Комсомол, организация-легенда, стала не...

Закрыть
61 запросов. 0,820 секунд. 47.0886077880862 Мб