July 16, 2019

Успехи кубинской медицины

Медицинский Hi-Tech на Кубе.
Александр Геннадьевич Гасюк – обозреватель журнала “Международная жизнь”.
Системное улучшение качества медицинского обслуживания российского населения стало одной из главных тем работы нового российского правительства и президента. При этом предлагается ориентироваться на медицинские технологии развитых стран: от закупки современного западного медоборудования до применения европейских и американских методик лечения отдельных заболеваний. Между тем опыт не столь передовых в экономическом отношении стран мог бы оказаться весьма полезным. Наглядным примером в этом отношении является бывшая “подшефная” Куба, медицинская отрасль которой сегодня может дать изрядную фору многим, включая Россию.

Лекарственная независимость.

В первый раз автору этих строк побывать в самом современном медучреждении Гаваны – хирургическом госпитале имени Эрманос Амейхейрас – пришлось по самому прямому поводу. Посещению госпиталя предшествовал короткий разбег, высокий прыжок и стремительное приземление… в пустой бассейн. Врач-негритянка уверенно накладывала гипс на левую руку, широко улыбаясь неудачливому сыну сотрудника советского посольства на Кубе. Наложенный в кубинской больнице гипс (как и большинство использовавшихся на острове медпрепаратов) был произведён в СССР. Впрочем, тогда это никого не удивляло: шёл 1988 год, и всё, что было нужно для сносной в целом жизни, доставлялось из Советского Союза в больших количествах (в это время доля стран СЭВ в кубинской внешней торговле достигала 87%).

Примечательно, что спустя 20 лет ситуация изменилась качественным образом: в номенклатуре кубинского экспорта львиную долю занимают местные лекарства и медицинские технологии, а система здравоохранения имеет устойчивую репутацию одной из лучших в Западном полушарии и опирается исключительно на собственный потенциал. Если в 80-х годах прошлого века, будучи в экономическом и технологическом плане “завязанной” на Москву, Куба экспортировала всего три медпрепарата, то в 1990-х годах – время, в которое пришлось просто-напросто выживать – этот показатель достиг 19, а сегодня Гавана использует в коммерческих целях более 40 продуктов, разработанных в национальных лабораториях.

Завидные показатели демонстрируют кубинцы в деле профилактики и контроля распространения ВИЧ-инфекции, показатели которой в стране ниже, чем во многих развитых странах, а также при создании многочисленных уникальных вакцин.

В пользу кубинских врачей говорит и то, что именно ими разработаны уникальная практика предупреждения инфарктов, специализированная технология по пересадке мозговых клеток с целью лечения болезни Паркинсона, препараты в области онкологии. При этом, как признают ведущие медицинские державы, клинические испытания вакцин на Кубе, многие из которых являются единственными в мире, проходят на самом современном уровне.

Не может не вызвать удивления и то, что, согласно имеющимся данным, показатели детской смертности и продолжительности жизни на Кубе сегодня лучше, чем в благополучных США. Правда, некоторые эксперты склонны не доверять статистике коммунистического режима, ссылаясь на непрозрачность методик подсчёта. Однако тот факт, что данные кубинского правительства признает такая не замеченная в политической ангажированности международная организация, как ЮНЕСКО, даёт серьёзную пищу для размышлений.

В итоге вопрос напрашивается сам собой: каким образом Куба, которая по общепринятому мнению живёт “без штанов”, создала и поступательно развивает медицину на блокадном острове?

Кубинская модель в действии.

С распадом СССР и самороспуском СЭВ перед Кубой остро встала главная проблема – как сохранить политический уклад перед лицом смертельной для существующего режима опасности. Именно в этот период, по оценкам специалистов, Фидель Кастро смог проявить сильные стороны административно-командной экономики – способность к эффективной и быстрой мобилизации имеющихся ресурсов на приоритетных направлениях. Качественная бесплатная медицина наряду с возможностью всеобщего бесплатного образования являются наиболее ощутимыми и значимыми элементами идеи о социальном равенстве и справедливости. Именно эти завоевания 60-х – 80-х годов ХХ века официальная Гавана решила защитить во что бы то ни стало. Тем более что до революции более 70% сельских жителей не имели доступа к медицинским и учебным учреждениям.

Напротив, в годы социализма кубинцам удалось создать, по признанию ведущих специалистов в области медицины, эффективную систему здравоохранения, основанную на сетевом принципе. В стране действует система семейных врачей, и главное её отличие от существующей в России модели участковых медиков в том, что она действительно работает. Примерно на каждые 170 кубинцев приходится один семейный доктор (в США – один на 188 человек, в Великобритании – один на 250 человек), который постоянно, бесплатно наблюдает этих людей. В сложных случаях оперативно принимается решение об отправке больного в бесплатную поликлинику. Если болезнь требует более серьёзного вмешательства, то пациентов переводят в больницы, которые в основном оснащены современным оборудованием. Другое дело, что зачастую не хватает элементарных простыней и больные приносят их из дома, но больницы делают главное – лечат людей. Медперсонал действительно является той социальной группой, которая наряду с военными и учителями сохраняет высокий авторитет и социальный статус в обществе. На это влияет и то обстоятельство, что квалификацию врачам и фельдшерам постоянно приходится подтверждать и проходить переобучение, зачастую в европейских вузах.

Естественно, такое положение дел заставляет государство вкладываться в социальные сферы, особенно в медицину, по-полному. Можно констатировать, что государственное управление в этой области является весьма профессиональным. Сегодня Куба тратит на своё здравоохранение 8% ВВП, что существенно больше, чем, например, в Великобритании или Франции. Часть средств эффективно перераспределяется в социалку от доходов традиционного экспорта (сигар, рома и сахарного тростника) и туристической индустрии, другая часть поступает за счёт развития экспортного потенциала созданных “с нуля” инновационных отраслей промышленности.

Коммерческий подход и прозорливость команданте.

Несмотря на то, что экономику Кубы нельзя назвать процветающей, имеются области, где достигнуты завидные результаты. Речь, в частности, идёт о медицине и фармакологии. Последняя сфера начала усиленно развиваться в 1990-х годах под личным контролем Фиделя Кастро. Не самое богатое государство в Карибском бассейне удивительно дальновидно сориентировалось в стремительно глобализирующемся мире и, начав инвестировать значительные суммы в строительство научных биолабораторий и оснащение их передовой техникой, сумело занять свою нишу. Материализовались эти усилия в Центр генетической инженерии и биотехнологии, Центр молекулярной иммунологии и другие научно-исследовательские проекты. В итоге фармакология и биоиндустрия на Кубе расцвели “пышным цветом” и стали одними из самых продвинутых в мире, а кубинские лекарства и медицинские услуги превратились в очень серьёзную экспортную позицию. Список продвигаемых на внешние рынки медпрепаратов действительно впечатляет, так как в их числе вакцины против дифтерии, столбняка, коклюша, дисбактериоза, менингита “B” и гепатита “В” и “С” и даже от рака лёгких.

Другое направление экспорта – комплектация и поставка оборудования для больниц, поликлиник и мобильных госпиталей. По имеющимся данным, одна из ведущих европейских компаний “Сименс” выступает в качестве основного торгового партнёра Кубы в этой области. Согласно мнению экспертов, именно развитие торговли медицинским оборудованием и лекарствами, а также желание европейцев потеснить Китай, Венесуэлу и Бразилию с позиций основных торговых партнёров Рауля Кастро сыграли свою роль в официальной отмене экономических санкций ЕС в отношении Кубы, которая произошла в конце июня этого года. Любопытно и то, что за последние 20 лет коммерческое использование достижений кубинской медицины выросло более чем в десять раз, и в итоге экспорт биотехнологий, фармакологической продукции и медоборудования стал, наряду с туризмом, сферой-донором для всей кубинской экономики.

И действительно, достигнув серьёзных высот в медицине, неразумно было бы не использовать её достижения в качестве высоколиквидного товара на мировом рынке. Естественно, столь мощный рывок в области инновационных технологий не мог порадовать инициатора экономического эмбарго – США. С подачи отдельных конгрессменов, Белый дом заговорил о стремлении кубинцев создать оружие массового уничтожения и даже о связях Гаваны с террористами. А в 2002 году и вовсе разразился скандал, когда Куба, устами экс-постпреда США в ООН Джона Болтона была причислена к “странам-изгоям” за якобы имевшую место разработку биологического оружия.

Однако продлить “ось зла” за счёт революционного острова не получилось: слишком уж абсурдными и бездоказательными были обвинения. Их же категорически отвергла и Гавана, которая заявила, что “ни один кубинский исследователь не занимается разработками смертельных препаратов, а правительство не выделяет на эти цели ни единого сентаво”. Хотя определённый ущерб революционной (в прямом и переносном смысле слова) медицине американцы, безусловно, нанесли. По мнению кубинского экс-министра здравоохранения Дамодара Пенья Пентона, из-за установленных Вашингтоном запретов Куба вынуждена закупать американские приборы для проведения диагностики пациентов через третьи страны и по очень высоким ценам. Кроме этого, под давлением Белого дома, Капиталийского холма и Госдепа (который запрещает выдавать визы кубинским врачам) многие американские фармацевтические фирмы отказывают Кубе в приобретении медицинских штаммов, в частности такая история произошла со штаммом, необходимым для выявления вируса атипичной пневмонии.

Несмотря на это, Куба продолжает активно зарабатывать большие деньги как на экспорте вакцин и медпрепаратов, так и предоставлением платных врачебных услуг на своей собственной территории. Интересно, что в медицинские центры на Кубе приезжают поправлять здоровье многие известные люди, которые могут себе позволить клиники Берлина, Вены и Базеля, но выбирают именно Кубу. В их числе Диего Марадона, который приезжал на остров Свободы лечиться от наркомании. Кроме этого, на вторую родину Эрнесто Че Гевары едут отдыхать, а заодно и лечиться тысячи туристов. Зачастую большинство иностранцев из Европы, Канады, Латинской Америки остаются довольны, особенно с учётом того, что медицинские услуги весьма качественные и по сравнению с другими странами дёшевы. Именно поэтому кубинские стоматологи, офтальмологи, онкологи, медики в области кожных заболеваний и другие специалисты не сидят без работы, пополняя кубинский бюджет долларами и конвертируемыми песо.

“Мягкая” сила социализма или врачи на экспорт.

Примечательно, что кубинская медицина превратилась не только в одну из важных статей экспортных доходов, но и в высокоэффективный инструмент внешней политики Фиделя. Нет оснований сомневаться, что такой подход будет сохранён и его братом Раулем. Ведь на деле международная медицинская помощь, идеологически грамотно оформленная в качестве интернационального долга, приносит Кубе многочисленные дивиденды. Так, присутствие кубинских медиков в Венесуэле, оказывающих бесплатную медпомощь нуждающимся (а таковых, по оценкам кубинцев, в этой стране около 17 млн человек), самым серьёзным образом подкрепило рейтинг Уго Чавеса и в итоге напрямую повлияло на победу последнего на президентских выборах. Гавана стала целью первого зарубежного визита президента Боливии Эво Моралеса, благодарного за медицинскую поддержку около 100 тыс. жителей своей страны. Неведомая Западу медицинская “политтехнология” тем не менее обеспечила Кубу поставками венесуэльской нефти по фиксированным, братским ценам (а также другим сырьём с ибероамериканского континента) на годы вперёд.

Политологи окрестили такую политику не иначе как “экспорт врачей”. Как бы там ни было, но братья Кастро за счёт гуманитарных связей наладили обоюдовыгодное сотрудничество с Мексикой, Никарагуа, другими странами Карибского бассейна. Впрочем, география экспорта медиков не ограничивается Западным полушарием: опираясь на сотрудничество в области медицины, Куба установила и развивает контакты (как правило, в форме СП) с Алжиром, Катаром, Пакистаном и Индонезией. Все перечисленные страны получают кубинскую “руку скорой помощи” бесплатно или за бартерный расчёт продуктами традиционного национального экспорта.

В то же время нельзя отказать кубинцам и в чистом альтруизме. До сих пор на острове каждый год бесплатно принимают пострадавших при аварии Чернобыльской АЭС детей, а также проходят реабилитацию российские дети, ставшие невольными участниками событий, разыгравшихся вокруг спектакля “Норд-Ост”. Впрочем, главной и самой успешной в плане формирования позитивного имиджа страны гуманитарно-филантропической акцией, организованной кубинцами, является операция милагро” (“Чудо” http://denistis.livejournal.com/1632.html), в рамках которой кубинские офтальмологи бесплатно восстанавливают зрение десяткам тысяч людей, главным образом небогатым латиноамериканцам.

После всего этого стоит ли удивляться растущему влиянию и престижу Кубы в Южной Америке, а также прочным позициям страны как в глобальных (ООН), так и в региональных (КАРИКОМ – содружество стран Карибского бассейна) международных организациях. Политика “врачевания нуждающихся” проводилась настолько эффективно, что США оказались не в состоянии убедить не только Евросоюз, но и большинство своих латиноамериканских союзников придерживаться экономической блокады в отношении Кубы. В итоге внешнеполитическое и внешнеэкономическое значение кубинской медицины стало самостоятельным фактором, демонстрирующим серьёзный потенциал Гаваны на международной арене. Помноженный на венесуэльские нефтедоллары, этот потенциал должен стать интересным объектом для анализа в России, а кубинский опыт внедрения инновационных разработок в социальную сферу и построения системы экспортно-ориентированной медицины вполне перенимаемым.

Журнал “МЕЖДУНАРОДНАЯ ЖИЗНЬ”, № 11 2008 г.
Фото: https://onedio.ru

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Страх и любовь: стокгольмский синдром сталинизма

В Северной Корее публично казнили человека за то, что он звонил по мобильному телефону за границу [1]. Это государство давно...

Закрыть
63 запросов. 0,895 секунд. 55.8428192138672 Мб