July 20, 2018

Чем нам грозит пенсионная реформа?

Чем грозит нежелание человека идти в поликлинику при явных симптомах опасного заболевания? Летальным исходом. Чем грозит нежелание правительства проводить назревшие экономические и политические реформы, бороться с тотальной коррупцией и казнокрадством? Да еще в сочетании с попытками взять с подданных как можно больше? Тем, что общество может войти в тупик, из которого мирно не выбраться. Именно это мы наблюдаем сегодня в связи с намеченной правительством пенсионной реформой. Предлагается повысить возраст выхода на пенсию для мужчин с 60 до 65 лет, для женщин – с 55 до 63 лет, постепенно, через каждые 6 месяцев. Такая скорость будет самой большой в мире.

В 2005 году Путин обещал: пока он президент пенсионный возраст повышен не будет. Мол, надо лишь стимулировать людей работать и в статусе пенсионеров. И даже накануне последних выборов не говорил о задуманной пенсионной реформе. Опять обманул. И хотя его пресс-секретарь попытался «отмазать» шефа, сославшись на то, что реформа – дело правительства, каждый в России знает, кто в доме хозяин. Впрочем, насколько обоснованно Путин нарушил свои обещания?

О том, что действующая пенсионная система не сбалансирована и негативно влияет на экономическое развитие страны, написано немало. Пенсионные взносы покрывают меньше половины выплат пенсий, а финансирование расходов Пенсионного фонда из бюджета в 2,5 раза превышает средний показатель по европейским странам. Эксперты предсказывают, что сохранение нынешней пенсионной системы в течение следующих 50–60 лет (срока, покрывающего сначала трудовой, а затем пенсионный период жизни человека) в ее теперешнем виде приведет к снижению уровня пенсии по сравнению с зарплатой. По состоянию здоровья, трудоспособности и ожидаемой продолжительности жизни россиянин, которому в 2030 г. исполнится 65 лет, будет примерно соответствовать сегодняшнему 60-летнему. Получается, что срок выхода на пенсию лучше регулярно корректировать, примерно так, как пересматривают прожиточный минимум с учетом инфляции. В противном случае мы задушим производство ростом налогов и социальных взносов. И не придется рассчитывать ни на динамичный рост экономики, ни на получение достойных пенсий.

Зарубежные аналитики отмечают, что хотя в России бюджетные расходы на выплату пенсий находятся на среднем уровне среди стран Организации экономического сотрудничества и развития, размер индивидуальной пенсии очень низкий. Причин несколько:

• разворовывание государственной казны, что ведет к дефициту бюджета и влияет на размер дотаций Пенсионному фонду. Известно о завышенных в 2–3 раза сметах на строительство убыточных газопроводов «Сила Сибири», «Турецкий поток» и Северный поток-2», о росте в 10 раз стоимости строительства стадиона «Зенит» в Санкт-Петербурге, о непомерных расходах на Сочинскую олимпиаду, строительство стадионов к чемпионату мира по футболу, о воровстве на космодроме «Восточный» и многих других коррупционных сделок;

• не использованы возможности рационализации пенсионной системы без повышения пенсионного возраста. У нас огромный «серый» сектор, возникший из-за того, что местные власти «кошмарят» бизнес. Занятые в нем не платят налогов, за них работодатели не делают пенсионных отчислений. А также в России не предусмотрена, как в других странах, возможность раннего выхода на пенсию без претензий на получение более высокой;

• большие группы привилегированных пенсионеров (депутаты, силовики, военные и др.). На выплату им пенсий уходит почти половина средств Пенсионного фонда. Им пенсии выплачиваются до наступления пенсионного возраста. Депутаты получают большие пенсии, отсидев лишь один срок в Госдуме, силовики и военные – после 20 лет службы. Такие группы пенсионерами становятся и в 40–50 лет, чего нет ни в одной современной стране.

У государства своих денег нет. Все, что собирается в казну, – это наши налоги, социальные взносы и отчисления в Пенсионный фонд. И то, что при равенстве процента бюджетных расходов размер пенсий в сравнении со европейскими странами низкий, свидетельствует о том, что деньги из Пенсионного фонда и из казны уходят «не туда». Как перераспределяются деньги – из бюджета в Пенсионный фонд или обратно – зависит от ставок налогов и размера пенсионных отчислений. Это важно для стимулирования экономического развития, но не столь важно для понимания – доживет ли средний россиянин до пенсии или умрет раньше, оставив властям для разграбления выплаченные им пенсионные взносы.

Россиян упрекают в патернализме, Действительно, надежда на государство нам присуще больше, чем другим народам. Но государство – это наш «общак». Люди всегда возлагали надежду на общие фонды и взаимопомощь, будь то крестьянская община, система страхования или государственная казна. Другое дело – кто и как распоряжается средствами этого «общака». Патерналистская культура народа не предполагает его вмешательства в деятельность органов власти. Но российская практика вызывает большие сомнения в честном использовании собранных налогов и пенсионных взносов. Люди не хотят отвечать за беспредел «партии жуликов и воров». Поэтому россияне негативно относятся к повышению пенсионного возраста, не доверяют власти.

На это есть причины. При царе знать обирала крестьян и купалась в роскоши. Большевистская власть изымала хлеб у крестьян, обрекала их на голодомор, держала население (за исключением номенклатуры) в нищете. Чекисты гнобили миллионы людей в лагерях на «стройках коммунизма». Так было. Но надо помнить, что стереотипы поведения, взгляды, культурные ценности народа меняются медленно, со сменой многих поколений.

При нынешней власти сформировался «кумовской капитализм», отличительная черта которого – вывоз олигархами капиталов и семей в Европу, превращение России в колонию развитых стран. Откуда же возьмется доверие к правительству, к нашим институтам, к пенсионной реформе? И, вообще, есть ли сегодня необходимость проведения пенсионной реформы в столь негуманной версии? Попытаемся разобраться.

Главный ее порок – соотношение продолжительности жизни и пенсионного возраста. Россия по продолжительности жизни находится на 110-м месте из 184-х. Мужчины у нас живут в среднем 64,7 года, на 10 лет меньше, чем в развитых странах. Средний срок дожития на пенсии (разница между средней продолжительностью жизни и возрастом выхода на пенсию) в европейских странах составляет 20–25 лет, в Австрии – даже 30 лет. В России после реформы он будет равна минус 0,3 года (65 – 64,7). Причем до 60 лет сегодня не доживает треть мужчин. Их пенсионные отчисления, сделанные в течение всей жизни, станут подарком казнокрадам.

Не сладко будет всем. В первый год реформы не выйдут на пенсию 2 млн человек. Поскольку пенсия в России в среднем составляет около 14 тыс. рублей, за год на каждого наберется примерно 180 тыс. рублей – столько власти собираются сэкономить на каждом, кому до пенсии остался год. А на тех, кому выход на пенсию отложат на 4 года, суммарно сэкономят пенсий на 1 млн рублей.

Реформа больно ударит по пожилым. Половина работающих имеет ежемесячный доход менее 25 тыс. рублей. В возрасте старше 45 лет не удается найти хорошо оплачиваемую работу даже квалифицированным специалистам. Пожилые люди, попавшие под сокращение, выживают, устраиваясь на мало оплачиваемую работу, дежурными или охранниками. Когда они выходят на пенсию, им на жизнь кое-как хватает. А теперь столь необходимой пенсии пожилых лишат. Появится слой «новых бедных», живущих в крайней нищете.

Аукнется такая реформа и молодым. Если пожилые будут занимать свои рабочие места до 65 лет, то число вакансий для молодых резко сократится, вырастет безработица. Ведь инвестиции в страну не идут, не строятся высокотехнологичные предприятия, не создаются новые рабочие места. Как и где жить молодым? Получается, что власть любым способом выталкивает из России активных и образованных. И правильно, чтобы добывать и продавать газ и нефть, столько нахлебников власти не надо.

Такая пенсионная реформа не будет благом и для экономики. Упадет уровень зарплат, а он критически важен для экономического роста. И не только потому, что обеспечивает спрос на товары и услуги. Низкая зарплата работников делает невыгодным автоматизацию и механизацию производства. По числу промышленных роботов мы отстаем от Японии в 100 раз потому, что там использовать роботы выгоднее, чем нанимать работников. А у нас многое делается вручную, фирмам это обходится дешевле, чем приобретать импортные автоматы.

Для проведения жестокой пенсионной реформы сегодня нет объективных экономических предпосылок. В России нет дефицита государственного бюджета. На счетах Центрального банка у правительства лежат 2,3 млрд долларов, в Фонде будущих поколений собрано около 4 млрд долларов. Правительство при нынешних ценах на нефть купается в деньгах. Но оно хочет подстраховаться и при профиците бюджета в 450 млрд рублей отнять у пенсионеров еще 350–400 млрд рублей пенсий в год. Фактически это дополнительное изъятие доходов граждан, финансирование государственной казны за счет пенсионеров. И хотя для бюджета это составит пустяк, 2% доходов, по людям оно ударит больно.

Пенсионная реформа пока представлена в максимально жестком варианте. Это известный политический маневр. Позже немного смягчат ее драконовские нормы, и недовольные граждане успокоятся. А власти добьются своих целей. Справедливо выражение: «Дайте политикам волю, и найдете их руки в ваших карманах». Россияне дают полную волю авторитарному режиму и не протестуют. За последнее время выросли цены на бензин, введены незаконные платежи за капремонт, налоги на недвижимость взимаются по «рыночной» цене объектов. Люди поворчали и смирились. Продолжится ли их смирение при столь жесткой пенсионной реформе?

Россияне понимают демократию как референдум о доверии вождю первобытного племени. Мол, мы ему доверяем, за него проголосовали, пусть командует, как хочет. Контроль граждан и СМИ за работой органов власти, разделение властей, право гражданина оспорить незаконные решения исполнительной власти (и даже президента) в независимом суде и другие достижения европейской политической культуры нам кажутся фантазиями. С нашей политической культурой мы получаем то, что заслужили.

И все же пенсионную реформу проводить когда-нибудь придется, но проводить гуманным способом. Начинать надо с реальной борьбы с казнокрадством и всепроникающей коррупцией, с разбазариванием общественных средств на сомнительные цели. А уж затем медленно повышать возраст выхода на пенсию. Способно ли добиться такой стратегии наше общество? За проведение референдума о пенсионной реформе уже собрано более 1 млн подписей. Намечены митинги протеста против такой реформы. Много ли они соберут граждан, способных отстаивать свои интересы?

Петр Филиппов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Малообразованными помыкать легче

Екатерина II считала вредным распространение знаний среди населения. В письме графу Строганову она была откровенна: «Черни не должно давать образования,...

Закрыть
56 запросов. 0,715 секунд. 36.511146545412 Мб