December 10, 2018

Чехия: jak to delas?

Jak to delas? (йак то делас) по-чешски – «как дела?» А русский глаз читает – «как это делается?» Русскому глазу в Чехии вообще много приходится удивляться, например, когда вдруг видишь дорожный знак «pozor». А он означает всего-навсего «осторожно». Так вот – как это делается? Как с момента распада социалистического лагеря страна стала удобной для жизни и бизнеса, толерантной к своим и чужим, невероятно популярной среди туристов? Стала или всегда подспудно была?

Республика Чехословакия образовалась в 1918 году, до этого территория была частью Австро-Венгрии. Чехословакии было отпущено 20 лет – до 1938 года, до Мюнхенского соглашения. По итогам Мюнхена страну расчленили и институционально уничтожили: Словакия стала отдельным государством, а Чехию оккупировала Германия, переименовав в Протекторат Богемии и Моравии. Однако за предшествующие годы свободного развития Чехословакия успела стать достойной, уважаемой и не бедной страной. Половина населения трудилась в сельском хозяйстве, вторую половину, городскую, составлял в основном средний класс – малый бизнес, служащие, люди свободных профессий – чехи, словаки, немцы, евреи, венгры (в немецкой семье кухаркой, как правило, была чешка – никто не готовил лучше чехов, репутация чешской кухни процветает по сей день).

Объем национального дохода позволял не только развиваться, но и помогать. Ни одна страна в Европе не сделала для русских эмигрантов столько добра, когда те оказались на грани выживания. Президент Чехословакии Томаш Масарик любил и уважал все русское, когда-то ездил на поклон ко Льву Толстому в Ясную Поляну. Он давал русским эмигрантам, писателям и ученым, не только приют, но и существенные стипендии и пенсии. В Чехословакии в разное время нашли свой второй дом Аверченко, Немирович-Данченко, Лосский, Питирим Сорокин, Якобсон, Цветаева и Эфрон (он учился в Карловом университете в Праге). Масарик лично пригласил в Прагу мать Набокова после убийства ее мужа в Берлине.

Лица чехословаков того времени сейчас можно увидеть в трагическом месте – в музее концлагеря Терезин, неподалеку от Праги. Терезин (Терезиенштадт) – маленький городок при крепости, которая стала тюрьмой в начале XX века. Ее первым знаменитым узником был Гаврила Принцип, убивший эрцгерцога Фердинанда, что положило начало Первой мировой войне. С началом Второй мировой немецкие оккупанты превратили крепость в концлагерь, а городок – в гетто, куда свозили евреев со всей Европы. Терезин был прямым транзитом в Освенцим, но и в нем проводились массовые казни. На лобном месте – памятный знак с перечислением около 20 стран, граждане которых нашли здесь свою смерть. А в помещениях для лагерной охраны – музей. Фотографии узников, в том числе из мирной жизни (удалось кропотливо собрать сотрудникам музея) – девушка с велосипедом, профессор, студент, отец семейства, оперная певица…

После победы над Германией Чехословакия стала Чехословацкой социалистической республикой, ее этнический и физиономический состав изрядно поменялся. Евреи в массе своей были уничтожены. Судетские немцы насильно депортированы в Германию с конфискацией имущества. Это та постыдная страница истории, о которой сегодняшние чехи не любят вспоминать. Городской средний класс сильно поредел, и в города хлынули сельские жители со своей культурой.

Однако стране удалось сохранить свой хребет. Экономику социалистической Чехословакии с некоторой натяжкой можно назвать многоукладной. Централизованное планирование робко сочеталось с рыночными отношениями. На селе, наряду с «колхозами», сохранялись кооперативы и фермерские хозяйства. На предприятиях появлялись выборные советы рабочих, чтобы контролировать деятельность своего завода или фабрики. Вслед за ростками экономической свободы забрезжили мечты о свободе политической. Александр Дубчек – секретарь компартии Чехословакии, избранный в начале 1968 года, планировал серьезные реформы в этих направлениях, имея широкую поддержку граждан. За что и поплатился вводом советский войск.

У Галича: «А танки идут по Вацлавской брусчатке, и наш бронепоезд стоит у Градчан». Это та страница истории, которую стыдно вспоминать уже нам. И дело не только в позоре и жестокости, в самосожжении студента Яна Палаха на Вацлавской площади в знак протеста против советской оккупации. Главная беда – мечты о реформах были вынужденно забыты, экономически и политически Чехословакия оказалась отброшена назад. «Бархатной революции» страна дождалась только спустя 20 лет, в 1989 году. Первым президентом свободной Чехословакии был избран диссидент Вацлав Гавел. А в 1993 году произошел такой же «бархатный» развод между Чехией и Словакией.

Вскоре Чехия вступила в НАТО, а затем – в ЕС. Гавел понимал, что у граждан его страны, наряду с желанием свободы, еще сохранилась культура предпринимательства как основы достойной жизни. В 1990-х годах ЕС щедро давал деньги странам, освободившимся от коммунистического гнета. Чехия их не разбазарила – был учрежден Чешско-Моравский банк гарантий и развития, который оказывал помощь в создании мелкого, малого и среднего бизнеса. Чехи массово начали брать кредиты и субсидии на развитие своего дела, будь то пекарня, парикмахерская, отель или фитнес-клуб. Чтобы мелкий предприниматель чувствовал себя в безопасности, Гавел и его соратники создали стабильную законодательную базу и независимую от исполнительной власти судебную систему, «железобетонно» защищающую частную собственность.

В результате сегодня ни в одной европейской стране малый бизнес не играет такой роли, как в Чехии. На каждые 100 чехов приходится 21,2 предпринимателя. Государство предоставляет им райские условия. Налоговая проверка проводится раз в 7(!) лет. НДС платится только в случае, если оборот фирмы превышает 20 тысяч долларов последовательно в течение трех месяцев. Уже три года парламент отказывается утверждать закон об обязательном использовании кассовых аппаратов, так как это «задевает интересы малого бизнеса».

В начале 2018 года ввели электронный учет продаж (ЕЕТ ), при котором с телефона или планшета продавца информация в реальном времени уходит в налоговую инспекцию. Государство относится к бизнесменам настолько нежно, что за ЕЕТ полагается субсидия. Предпринимательство пробует себя все в новых сферах. Например, недавно появилась частная почта «Partner», очень удобная на селе. Она располагается в местном продуктовом магазине, не надо ездить далеко, чтобы отправить посылку или письмо.

Словом, чешское государство не грабит и не гнобит, наоборот – дает возможность деятельному человеку принести пользу себе и другим. В результате человек уважает себя и окружающих, спокойно смотрит в будущее и не имеет причин хитрить и воровать. В ежегодном коррупционном рейтинге Transparency International Чехия стоит на плюс-минус 42-м месте (первые места – традиционно у скандинавских стран, Россия в 2018 году – на 135-м месте).

Но там речь идет о так называемой grand corruption, олицетворением которой является непотопляемый премьер-министр Андрей Бабиш, этакий чешский Берлускони. Против него регулярно заводятся уголовные дела, а он всякий раз выходит сухим из воды. Последнее громкое обвинение против Бабиша касалось его собственного грандиозного гостиничного комплекса «Гнездо аиста». Он вопиюще противозаконно перевел объект в категорию малого бизнеса, получил на него субсидии на 2 млн долларов и отдал во владение своему сыну, дочери, жене и брату жены. При том, что сам возглавляет партию «Акция недовольных граждан», в программе которой пункт № 1 – борьба с коррупцией в высших эшелонах власти. Однако чешский президент Милош Земан после недавних выборов объявил, что вновь назначит Бабиша премьер-министром – не позднее середины июня 2018 года.

И это не самодурство президента, а, как ни странно, следование букве закона. На парламентских выборах партия Бабиша получила большинство – 29,8% голосов. Стало быть, ему и становиться премьером и формировать новое правительство. Бабиш, во-первых, сам потребовал снять с себя депутатскую неприкосновенность на период следствия по его делу о коррупции. Во-вторых, создал коалицию с чешской социал-демократической партией и предложил ей – своему бывшему сопернику – портфель министра МВД, чтобы социал-демократы могли контролировать следствие. Что не мешает гражданам проводить митинги и подписывать петиции на имя президента за недопущение Бабиша в правительство. Как эта коллизия разрешится, покажет ближайшее время.

Но на низовом уровне коррупция в Чехии практически отсутствует, просто в силу массовой культуры и взаимного доверия. Чехи, как и шведы, полагают, что недопустимо давать взятки, подкупать спортивных судей и т.п. Это плохо кончится для всех. На рынке и в спорте конкурировать надо честно. А платить дань нанятым обществом чиновникам – все равно, что вернуться в феодальную Австро-Венгрию. Не пройдет!

Чехи искренне не могут понять, почему они должны платить какой-то «крыше» во избежание неких «проблем»? Менталитет чехов, их традиции не стыкуются со взятками и откатами. В начале 1990-х угроза неожиданно пришла с Востока, когда выходцы из СНГ сочли страну, где «все по-честному», идеальной площадкой для наживы. Когда «варяги» из России попробовали обложить данью пражских таксистов, как было принято в Москве, те перекрывали улицы до тех пор, пока полиция не взяла под стражу всех заезжих рэкетиров.

А сегодня чешские таксисты с помощью забастовок борются с сервисом Uber, который не платит налогов, и потому имеет возможность демпинговать. Uber раздражает коллег по всему миру – это борьба прошлого с будущим, решение в которой, хочется верить, будет найдено. Тем более в Чехии, где частный бизнес демонстрирует чудеса гражданской сознательности и адаптивности.

Как случилось, что чехи считают себя ответственными за все происходящее? И это после десятилетий коммунистической душегубки. Как страна может стать свободной, жить без взяток, откатов и рэкета, с прозрачным бизнесом? Пример Чехии дает свой, отнюдь не универсальный ответ.
– Страна должна быть компактной. Тезис спорный, но Чехия так уверенно рванула вперед, став самостоятельной.
– Сохранившаяся в народе память о прошлом, когда люди ушли из-под гнета феодальной знати и могли проявлять инициативу.
– Мудрое руководство, которое не на словах, а на деле стремится к процветанию страны, стимулирует инициативу и предприимчивость, верит в способность граждан сотворить экономическое чудо без госкорпораций – кормушек для олигархов.
– Независимый суд и защита прав собственности. Парламент и правительство гарантируют их.
И тогда все получается.

Наталья Пахомова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Как на госслужбу отбирать честных и умных? Опыт Великобритании

В парламентских республиках правительство формирует парламент. В президентских его состав предлагает избранный народом президент, а утверждает парламент. При этом возникают...

Закрыть
61 запросов. 0,808 секунд. 47.0351257324222 Мб