March 26, 2019

«Это не моё!» Можно ли применить зарубежный опыт ЖКХ в России?

На днях в регионе завершился отопительный сезон. Платёжки за тепло пробили большую финансовую брешь в бюджетах многих семей. Что же происходит в ЖКХ? Когда же оплата жилищно-коммунальных услуг станет пропорциональна их качеству?

На эти и другие вопросы ответил юрист-правозащитник, член Регионального центра общественного контроля в сфере ЖКХ на территории Волгоградской области Вячеслав Гончаренко.

Бег по кругу

Сергей Новицкий, «АиФ» – Нижнее Поволжье»: Недавно были созданы домовые советы. Но что-то пользы от них не видно…

Вячеслав Гончаренко: Жилищное законодательство ещё в 2012 году предусмотрело создание советов в каждом многоквартирном доме. Но при этом законодатели наделили их достаточно мизерными полномочиями в области решения возникающих проблем в сфере ЖКХ.
Советы были задуманы как некое соединительное звено во взаимоотношениях между собственниками помещений и управляющей организацией. Но всё, что может совет на практике, – организовать и провести собрание собственников МКД по жизненно важным вопросам. Но даже данное право реализовать непросто.
За всю мою правозащитную практику могу припомнить один-единственный случай (!), когда жильцы при нашей поддержке организовали и грамотно провели общее собрание собственников помещений. В большинстве своём председатель совета дома для решения насущных вопросов вынужден прибегать к заочной форме проведения собрания. Все остальные декларируемые права домовых советов, в частности по контролю качества услуг ЖКХ, на практике оказываются малореалистичными.

– Отрасль бесконечно реформируется свыше 20 лет. Когда наконец это закончится?

– Все нововведения в жилищно-коммунальном хозяйстве грешат одним недостатком – не просчитываются последствия их применения. На жильцах у нас пытаются «экспериментировать», словно на лабораторных мышах. Каждое решение, будь то внедрение сборов по капремонту либо платежей за общедомовые нужды, выглядит, как социальный эксперимент с множеством неизвестных переменных.
Вдобавок полномочия контроля исполнения законодательства «размазаны» по различным структурам и уровням власти и часто продублированы. Допустим, у вас зимой во дворе не убирают снег и наледь или весной у подъезда грязь и мусор. Куда вы обычно жалуетесь? В свою управляющую организацию и районные МБУ ЖКХ. Но те могут не отреагировать, тогда вы стучитесь в муниципальный жилищный контроль, оттуда могут вас перенаправить в ГЖИ, оттуда вновь «опустят» на уровень района. И так по кругу. А иногда бывает с точностью до наоборот: по одному замечанию составляются три-четыре протокола об административном правонарушении различными контрольно-надзорными органами.

– Что и кто может помочь жильцам?

– Чтобы помочь жильцам, председателям советов многоквартирных домов необходимо реализовывать свои права в полном объёме, проявляя социальную активность. Ещё год назад мы при поддержке Регионального центра общественного контроля в сфере ЖКХ на территории Волгоградской области организовали курсы подготовки общественных жилищных инспекторов. Наша задумка проста – наделить глав домовых советов ещё и правами жилищного общественного инспектора, дать им необходимый минимум экономических, юридических и организационных знаний по вопросам ЖКХ.
Для Волгограда мы подготовили более 200 инспекторов общественного жилищного контроля, более 150 – для Волжского и 25 – для городского округа Михайловка.
Общественный инспектор – именно та фигура, которой так долго не хватало системе. Он может и должен уметь разрешать проблемные вопросы «узких мест» в содержании и управлении многоквартирным домом, выстраивать диалог с коммунальщиками, помогать проводить собрания собственников помещений, уточнять обоснованность начислений, вникать в тонкости состояния многоквартирного дома. Сделать всё то, на что у рядовых жильцов не хватает ни времени, ни знаний и полномочий.

Это не моё!

– Можно ли применить лучший зарубежный опыт в управлении ЖКХ у нас?

– В России любой «чужеземный» опыт оказывается нереалистичным по одной причине: жильцы не ощущают себя собственниками. Подъезд, лифт, лестничные клетки для большинства из нас – уже «чужая территория», до которой должно быть дело лишь управляющей организации. Хотя это общее имущество жильцов. Ещё нам кажется, что качественное управление домом должно происходить автоматически – по мановению волшебной палочки. Но это не так! Даже выбор либо смена управляющей организации требует от жильцов огромной ответственности. Предварительно совет дома, собственники должны собрать информацию о компаниях-претендентах, оценить риски от смены УК, подумать, каким образом дом будет обслуживаться в переходный период, а это не менее 1,5–2 месяцев, и т. д.
Возьмём другой аспект. С 2012 года ресурсоснабжающие организации – теплосети, водоканал, энергосети – в обязательном порядке должны устанавливать общедомовые приборы учёта в многоквартирных домах. Но поскольку такие приборы относятся к общедомовому имуществу, то последующую оплату приборов законодатели возлагают на собственников помещений. Но при этом последние на общих собраниях должны определить, где и по какой цене они будут приобретать ОДПУ, причём определить безо всякого на них давления со стороны коммунальщиков. Однако в 99 случаях из 100 такое право собственники не реализовывают и даже не догадываются о его существовании!

– Почему конфликты в ЖКХ – это всегда кипящие страсти?

– Споры в ЖКХ имеют часто психологический оттенок. Стороны конфликта не желают слышать друг друга, им важно изложить свою проблему и доказать свою правоту, а то и навязать другой стороне собственную позицию. В этом споре важной становится фигура медиатора (переговорщика), человека, который выслушает все стороны конфликта по отдельности и снизит накал страстей, поможет вывести конфликтную ситуацию в стадию диалога, а затем и успешного разрешения.
Вот простой пример. За декабрь и январь многие волгоградцы получили расчётные квитанции, в которых итоговая сумма к оплате выросла сразу на 30–40% к уровню декабря. Почему так произошло, ни коммунальные специалисты, ни представители теплосетей внятно объяснить долгое время не могли. Лишь повторяли мантру «об исключительно холодном периоде».
На самом деле всё проще. Изменилась расчётная формула оплаты за потреблённое тепло – в неё стали закладывать все площади технических помещений, подвалов, которые значатся в техпаспорте дома. Жильцам такую инновацию никто своевременно объяснить не пытался. А ведь она особенно сильно била по жителям тех домов, где квартир в доме мало, а технических помещений много, например «финские домики», малоэтажные «сталинки» и т. п. Вдобавок с 1 января «общедомовые услуги» коммунальщики спрятали в графу «содержание домового имущества». Тоже предварительной информации об этом нигде не было. В итоге люди ощутили себя обманутыми.

– Что ждёт собственников впереди?

– Пока чиновники, представители коммунального бизнеса не научатся аргументированно, грамотно разговаривать с собственниками помещений МКД, заранее предотвращать массовые недовольства от своих решений, до тех пор российское ЖКХ останется остро конфликтным полем. Наших собственников впереди ждёт очередная волна нешуточных потрясений – с нынешнего года вводится жилищный налог вместо привычного налога на недвижимость, в обозримом будущем появятся обязательные платежи на земельные участки под многоквартирными домами. Чтобы защитить свои права при таких «инновациях», нужно уже сейчас искать механизмы защиты своих прав. Домовые советы, общественные инспекторы, правозащитники и медиаторы – одни из них.

АиФ Волгоград

Источник: https://news.rambler.ru/community/36661108/

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Дом, который построил финн

Жилищный фонд в Финляндии, как и в России, – разный. Есть дешёвые квартиры площадью 20–30 м2, комната объединена с кухней, а...

Закрыть
64 запросов. 1,519 секунд. 48.4275894165042 Мб