May 24, 2019

Политическая культура, менталитет – ключ к процветанию страны



Есть около  25 стран, которые сумели  модернизироваться, обеспечив свободный доступ граждан к занятиям бизнесам и освободив их от уплаты  ренты, обеспечив тем самым   достойную жизнь.(Рента – это   то, что власть имущие могут изъять под угрозой насилия, при условии, что хозяйство данника не разорится, семья не вымрет и, возможно, даже останутся средства для развития хозяйства. Дань – ренту власти  изымают и через официальные завышенные  налоги, так  и через откаты и  взятки).

И есть более 175 «естественных»  государств, которые не смогли  этого сделать, прежде всего, из-за  традиционного менталитета народа. В них господствует система «недостойного правления» или «кумовского капитализма» основанная на казнокрадстве и  сборе дани – ренты с населения.  Синонимы этого строя «недостойное правление», «азиатский способ производства» «мафиозное государство» «власть жуликов и воров». Там власть опирается на силу, она  принадлежит диктаторам, казнокрадам,  жуликам и ворам,   а местная буржуазия вынуждена платить дань чиновникам за «крышу» и порой за монопольное положение на рынке. Рыночные отношения в этих странах  вроде  есть, но они неполноценные, там нет гарантий частной собственности.  Закон применяют выборочно для  подавления несогласных, суд обслуживает интересы власть придержащих. На представителей власти закон не распространяется. Подчеркнем,  причина нищеты населения этих стран – именно менталитет населения, его политическая культура, господствующие в его  сознании  мифы о необходимости  доброго царя, который защитит их со своей дружиной. Но представителям которого придется  платить дань-ренту. Именно о таких народах поэт писал:

Паситесь мирные народ,

Вам недоступен чести клич

И ваш удел из рода в род

Ярмо с  гремушками, да бич!

А.С.Пушкин

Отношение к частной собственности разное

Отношение  к частной собственности зависит от образа хозяйствования, от сложившихся обычаев. С.Е.Десницкий, слушавший в начале 60-х годов XVIII века лекции А. Смита, выделил четыре состояния народов:

1) живущие ловлей зверей и питающиеся  дикими плодами;

2) живущие скотоводством;

3) занятые хлебопашеством;

 4) способные к коммерческим и предпринимательским начинаниям.
 У народов, находящихся в первом состоянии, не было раздельного владения вещами, а отсюда и различие «твое» и «мое» было для них маловразумительным. В состоянии пастушеском представители народа  владеют уже большим множеством вещей, более прочных и долговременных. Люди начинают понимать значение частного владения не только для себя, но и для других. Но на данном этапе развития этносов не наблюдается какой-либо собственности на землю, поскольку «пастушество» связано с кочевым образом жизни, когда скот пасется на общей земле. и её деление нецелесообразно.Развитие хлебопашества приводит к тому, что человек находит себе постоянное место жительства. Польза от обработки участка земли воспитывает в нем чувство собственника. А при развитии коммерческих отношений, когда развивается специализация и между людьми возникает активный обмен товарами, право собственности окончательно становится легитимным.

Гарантия частной собственности – залог развития общества 

  В книге «Государство и эволюция» (1995 г.)  Е.Гайдар пишет: «В истории восточные общества возникли за много тысяч лет до западных. Отношения власти реально являются важнейшими для упорядочивания ситуации в любом человеческом общежитии, начиная с племени. Отношения власти и подчинения возникают раньше, чем накапливается собственность, чем формируется система отношений собственности. Исторически власть первична по отношению к собственности. Само накопление собственности становится возможным во многом благодаря тому, что власть структурирует, организует человеческую общность и ее деятельность. Естественно, что затем отношения собственности начинают размешаться внутри уже сложившейся “матрицы власти”».

            Далее Гайдар отмечает: «Обычай отделять собственность от места в структуре власти прокладывает дорогу усложнению социальной структуры, множественности иерархий, не поглощаемых государством… Лучший стимул к инновациям, повышению эффективности производства – твердые гарантии частной собственности. Опираясь на них, Европа с XV века все увереннее становится на путь интенсивного экономического роста, обгоняющего увеличение населения… Если легитимность собственности не зависит от государства, если она первична по отношению к государству, то тогда само государство будет работать на рынок, станет его инструментом».

Четко связь собственности и закона сформулировал М.Сперанский: «Закон составляется в защиту лица и собственности. Следовательно,  чем более человек приемлет участия в собственности, тем естественно более печется о ее охранении.  Самое приобретение собственности в обыкновенном порядке предполагает разум и трудолюбие. Из сего следует,  человек, имеющий собственность, по уважению собственных своих польз, более приемлет участия в доброте закона и более соединяет вероятностей к правильному его усмотрению, нежели человек без собственности». (Сперанский М. Введение к уложению государственных законов. Раздел IV. О разуме законов в правах подданных.)

Выразительно мнение Ричарда Пайпса: «Можно утверждать, что частная собственность является важнейшим институтом социальной и политической интеграции общества. Владение недвижимостью создает приверженность политическому и правовому порядку, поскольку оно является непременным условием сохранения прав собственности и приобщает граждан к управлению государством. Собственность как таковая способствует насаждению в массах населения уважения к закону и заинтересованности в сохранении statusquo. История свидетельствует, что общества, в которых собственность, особенно на землю и жилища, общедоступна, отличаются большей консервативностью и стабильностью, а по этой причине менее подвержены любого сорта потрясением. Именно поэтому французский крестьянин, который в XVIII в. был источником смут, благодаря завоеваниям Французской революции стал в XIX в. опорой консерватизма».(ПайпсР.TheRussianRevolution, NewYork, 1991 г.).

В чем различается западный и восточный менталитет

Ментальность обществ стран Запада во многом противоположна ментальности обществ восточных стран. «Западный менталитет» формировался еще  со  времен  античности и  вместе со становлением института частной собственности  постепенно распространился по  европейскому Западу. История свидетельствует, что  только на  либеральной, демократической, римско-правовой  основе возникает потенциальная возможность для свободных рыночно-частнособственнических отношений и возникновения предпринимательства. Уже несколько столетий этот «западный менталитет» движет модернизацию  стран Запада. Происходит это потому, что он    выстраивает жизнь общества по закону, независимо от служебного положения  чиновников. И  президент, и министр, и депутаты  – это всего лишь люди, нанятые по конкурсу  гражданами и подотчетные им. Основа этого западного менталитета  – защищенная законом свобода и  права человека. Закон важнее любых указаний начальства!

В этих странах есть реальное разделение властей, независимый суд, гарантии частной собственности, есть изобретатели и предприниматели, материально заинтересованные в распространении инноваций, есть средний класс и полноценные конкурентные рыночные отношения. Там сформировалось гражданское общество,  реально  контролирующее работу всех ветвей власти. О таком «чуде» люди на Востоке  слышали, но, как показывает практика,  полностью освоить  пока не смогли (Исключая Японию, Сингапур, Тайвань, Южную Корею). 

«Западный» и «восточный» менталитет  – антагонисты. Есть и общества смешанного типа (то есть восточные обществ с некоторой примесью элементов западного менталитета, привнесенных мировым капиталом). Если от менталитета  перейти  к модернизации, то оказывается, что традиционный Восток с его слиянием власти и собственности, приоритетом распоряжений чиновников  не в состоянии породить независимых  предпринимателей и обеспечить острую конкуренцию между предприятиями. Значит, не будет «созидательного разрушения», о котором писал М. Вебер. Связанные с властью неконкурентоспособные фирмы не обновляют ассортимент, не внедряют новые технологии, но благодаря связям и льготам будут занимать доминирующее положение, выплачивать  нищенскую зарплату работникам и принося огромные доходы властвующей мафии.

Такой менталитет, не допуская конкуренции,   блокируют модернизацию страны. Отечественные и иностранные предприниматели  знают, что без «крыши» со стороны власти, без откатов чиновникам их бизнесу не выжить. Но если приходится платить ренту-дань,  то дополнительные издержки ведут к  росту себестоимости продукции и будут покрываться за счет снижения зарплат работников, снижению жизненного уровня населения. Чаще конфликт с властью ведет просто к  потере бизнеса. Поэтому потенциальные инвесторы  предпочитают не рисковать и не инвестировать в Россию, Туркмению или Азербайджан.

Блокируется и научный и технический прогресс. Ученые и изобретатели предпочитают внедрять свои изобретения в тех странах, где у людей – «европейский менталитет» и есть защита закона. Где в случае конфликта они могут судиться с любым высокопоставленным чиновником и выиграть. Такого «восточный менталитет» не допускает.

Буржуазия, колониальная и затем национальная, местная, появлялась вне европейского Запада лишь под давлением со стороны колониальных держав, при весьма активном содействии со стороны Запада. Применительно к миру вне Запада, модернизация – это скорее вестернизация. А насколько успешно вестернизируется каждая из этих стран, зависит и от менталитета народа и его элиты, от господствующей идеологии и религии, от  обычаев и традиций.

Иногда, как в случае с современным Китаем, восточный менталитет  может оказаться урезанным. Он позволяет власти блокировать движение к демократии и институтам гражданского общества. Но то, что остается, порою содействует вестернизации.  Есть десяток  стран, принадлежащих к конфуцианской цивилизационной традиции, демонстрирующих  рывок в сторону вестернизации.

Разные условия жизни

«Восточный» и «западный» менталитет  формируют в странах разные условия жизни, быта и конкуренции, которые обеспечивают очень разный уровень доходов населения. Они различаются и по тому, насколько способствуют модернизации страны. «Восточный менталитет» не допускает мирной политико-правовой конкуренции партий или иных объединений граждан.  Там всегда оппозиция воспринимается как вражеский агент, вне закона. В странах, где господствует восточный менталитет, возможна либо передача власти по наследству, либо военный переворот и приход к власти очередной хунты со своим «национальным лидером». Как следствие   – репрессии против побежденных. Но у этого способа смены власти «по-восточному» есть печальные последствия.  Когда нет легальной политической конкуренции, свободы слова, честных выборов, независимого суда, не соблюдаются  права граждан, то неизбежен стремительный рост казнокрадства и коррупции, снижение уровня жизни населения. Ведь только политическая оппозиция (совместно со свободными СМИ) выводит на чистую воду казнокрадов и  коррупционеров правящей партии.

Если  же  механизма политической конкуренции нет, (ему блокирует восточный менталитет с обожествлением  вождя, царя, президента), то коррупция и сбор дани  неизбежно приводит к  нищете простолюдинов и вывозу правящей мафией миллиардов долларов в Европу и США (к новой форме колониализма). Чтобы убедиться, в какую бедность  погружает народ его «восточный менталитет», поинтересуйтесь данными об  уровне жизни в странах  Юго-Восточной Азии, Африки и Латинской Америки. Полезно также прочесть книгу Д. Аджимоглу и А. Робинсона «Почему одни страны богатые, а другие бедные».

Неприкосновенность частной собственности  – черта  западного менталитета

Личная собственность существует даже у некоторых животных. А вот право частной собственности – это  человеческое. Его надо признать важнейшим изобретением греков. История сложилась  так, что именно в западных  странах неприкосновенность частной собственности и верховенство права стала чертой   менталитета большинства граждан.  Поэтому они и стали развитыми. Если общество следует закону, не требуется огромного числа сторожей и охранников, замков и  заборов. Это повышает экономическую эффективность общества, производительность труда и улучшает условия жизни. Развитые страны стремятся, чтобы каждый гражданин страны соблюдал  закон и  права частной собственности не столько под страхом наказания, сколько сознательно. Неважно, касается это кражи наручных часов или  «отжима»  фирмы.

Восточный менталитет, напротив, приводит к  слиянию «власти и собственности»,когда крупную собственность порождает наличие у человека властных полномочий или его  близость к власти.  Иными словами, приносящая хороший доход собственность  может быть только увласть имущих и их родственников. В странах вроде России или Азербайджана лица с высоким положением во властной  иерархии могут безнаказанно нарушать право собственности  низших по статусу, т.е. конфликт между  местом  человека во  властной иерархии и правом частной собственности  всегда решается в пользу статуса чиновника. Пример – отъем Сечиным компании Башнефть у Евтушенкова, или конфискация ЮКОСА у Ходорковского в пользу  фирмы-однодневки, курируемой  лично президентом Путиным.  Восточное общество воспринимает такие случаи как норму.

Менталитет и политическая культура наших балтийских  соседей

 Россия сформировалась в ходе разделения восточнославянских княжеств на подчиненные Золотой Орде, и княжества, свободные от этого подчинения. Первые впитали в себя  менталитет и  институты «восточного деспотизма», а позже были объединены в самостоятельное государство – Московию. Вторые, совместно с предками современных литовцев, образовали Великое княжество Литовское, боярские республики  Новгородскую и Псковскую.Большая части Латвии и Эстонии изначально находились под влиянием Ливонского ордена, а примерно столетие до завоеваний Россией являлись частью Швеции. Это сыграло решающую роль в  «западной ориентации» их населения. Они усвоили «западный менталитет», институты  европейского феодализма и вольных городов.  Позже  русские города-республики были аннексированы и разграблены Московией. Это было первый конфликт сформировавшихся восточных и западных  цивилизаций на территории РоссииоРоссии.

Затем последовали поездка Петра I в Голландию, где увидев отличие институтов Европы от порядков Московии, он так и  не понял их значение для национального развития. Для  военной победы над западными соседями Россия провела технологическую модернизацию, создала мощную армию и построила флот. Но изменения институтов (отмены крепостного рабства, установления независимого суда  и развития предпринимательства) не произошло. Не изменился и восточный менталитет россиян. Имперская Россия, поглотила альтернативную европейскую  цивилизацию в Прибалтике. Хотя определенные институциональные отличия западных территорий и  иной менталитет населения сохранялись весь имперский период.

Реформы Александра II давали надежду на модернизацию  «восточного менталитета» россиян,  однако после его убийства они были свернуты. Выразительно мнение первого русского Нобелевского лауреата И.П. Павлова: «Отсутствием законности и просвещения власть держала народ в диком состоянии».

В.О.Ключевский в 1911 г. писал: «Средства западно-европейской культуры, попадая в руки тонких слоев общества, обращались на их охрану… усиливая социальное неравенство, превращались в орудие разносторонней эксплуатации культурно безоружных народных масс, понижая уровень их общественного сознания и усиливая сословное озлобление, чем подготовляли их к бунту, а не к свободе. Главная доля вины – на бессмысленном управлении»(Ключевский В.О. Афоризмы за 1911г. Цит. по сб. «Из русской мысли о России.», составитель. Янин И.Т. «Янтарный сказ», Калининград, 2002)  Промелькнуло всего 6 лет и отечественная история подтвердила предвидение ученого — грянула революция.

Следующее расхождение россиян и балтийских  народов произошло в 1917 г. вместе с крахом Российской империи. Сопротивление населения стран Балтии,  Польши и Финляндии наступлению Красной России было не только национальным, но и ментальным. Их народы не приняли тоталитарный социализм, как альтернативу свободе и рыночной экономике.

Последний цивилизационный разрыв наших народов проходил на нашей памяти, при распаде СССР. Тогда по обе стороны границы произошло формирование полярных институтов. У республик  Балтии есть реальное разделение властей,  независимый суд, свобода слова, проводятся честные выборы, ведется  реальная борьба с коррупцией. Там  граждане действительно    равны перед законом. А Россия в XXI веке утратила даже те зачатки институтов Западной цивилизации, которые были заложены реформами начала 1990 гг. Судебная реформа была профанирована, наш суд стал «басманным».

На различие  указывают оценки глобальных рейтингов демократии, качество государственного управления, институциональной среды, экономических свобод, прав собственности и верховенства права. Во всех этих рейтингах отчетливо различимы две группы стран: балтийские страны – на одном фланге; и Россия с постсоветскими султанатами: Таджикистаном, Туркменией, Узбекистаном, Азербайджаном  – на другом. В настоящее время политические и правовые институты России сравнялись с казахскими и даже нередко уступают им, если оценивать их по критериям Запада. Что  же касается экономических институтов, качество которых отражает достигнутый уровень экономической свободы и инвестиционный климат, то Россия находится здесь позади Казахстана.

Петр Филиппов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Призыв в никуда

В День космонавтики Владимир Путин посетил НПО «Энергомаш» и анонсировал отказ от призыва в армию.  Переход армии на профессиональный принцип произойдет не скоро, добавил...

Закрыть
61 запросов. 0,862 секунд. 55.2339172363282 Мб