November 19, 2018

1993 год: калитка к авторитаризму распахнута

В 1993 г. мы избежали гражданской войны между теми, кто хотел возврата к советскому, и теми, кто жаждал установить в России европейские порядки. В августе Р. Хасбулатов призвал руководителей субъектов Федерации не перечислять собранные налоги «антинародному правительству». Это был призыв к свержению президента и правительства, проводивших рыночные реформы. Попытка Б. Ельцина найти конституционный компромисс провалилась. 2 октября сторонники Верховного Совета захватили здание мэрии на Новом Арбате, гостиницу «Мир», здание ИТАР-ТАСС, Краснопресненское УВД, блокировали здание Министерства обороны, попытались штурмовать телецентр «Останкино». Бандиты толпами с оружием двигались по Садовому кольцу, убивали милиционеров. Из провинции колоннами автобусов ехали их вооруженные сторонники.

Е. Гайдар по телевидению призвал москвичей собраться у Моссовета. Откликнулись десятки тысяч. Стали формироваться подразделения для отражения атак оппозиции. Все шло к гражданской войне. И в 5 часов утра 4 октября президент подписал Указ «О неотложных мерах по обеспечению режима чрезвычайного положения в городе Москве». С 6 часов 45 минут начался обстрел Белого дома. В 16 часов после проникновения в здание сотрудников спецподразделения «Альфа» стрельба прекратилась. При штурме Белого дома не пострадал ни один депутат. Вооруженные боевики вышли через подземные коммуникации с оружием в руках. Выходы по распоряжению властей не были заблокированы специально, так как взрывы гранат в туннелях могли привести к массовым жертвам.

Формально указы президента и решения Верховного Совета выходили за рамки противоречивой Конституции 1978 г. Но надо учесть, что при политическом конфликте в условиях двоевластия законы никем не соблюдались. Впрочем, действия президента опирались на выраженную на апрельском референдуме волю народа продолжать реформы. Ни Р. Хасбулатов, ни А. Руцкой не делали никаких программных заявлений, видимо потому, что их целью была лишь власть. А заполучить ее, воспользовавшись недовольством населения тяготами реформ, казалось очень просто. Учитывая обилие вооруженных баркашовцев и анпиловцев в рядах «защитников» Белого дома, их боевое настроение, можно предположить, что Хасбулатов и Руцкой недолго просидели бы в своих креслах. Их места заняли бы откровенные нацисты. Так что 4 октября 1993 г. Россия избежала не только начинавшейся гражданской войны, но и установления откровенно фашистского режима. Сохранилась свобода слова, не были запрещены оппозиционные партии и газеты, на телевидении шли политические дискуссии. Руцкой даже был избран губернатором Курской области, а Хасбулатов продолжал жить в своей огромной квартире в центре Москвы.

Без решительности Ельцина и Гайдара переход к рынку, даже в его нынешней клановой олигархической форме, не состоялся бы. Мы по-прежнему жили бы в условиях административно-командной системы, директивных цен и всеобщего дефицита. Более того, с победой оппозиции мы могли получить нового Сталина или Ким Чен Ира и продолжить счет новым миллионам репрессированных. Этого удалось избежать.

Но принятая в декабре 1993 г. Конституция реально не защитила свободы и права граждан, более того, стала фундаментом авторитарной власти. Президент всесилен и только от его доброй воли зависит, какой будет практика подавления инакомыслия. Избираемый всеобщим голосованием он является главой государства. С согласия Госдумы назначает председателя правительства и его заместителей, принимает решение об их отставке, представляет Госдуме кандидатуру председателя Центрального банка и ставит вопрос об освобождении его от должности, представляет Совету Федерации кандидатуры судей Конституционного и Верховного судов, генерального прокурора, назначает и освобождает высшее командование Вооруженных сил. Практически он определяет направления расходования денег из государственной казны.

Президент не входит ни в одну ветвь власти, стоит над ними. Но реально он олицетворяет исполнительную власть, делая остальные ветви власти сугубо подчиненными. Президент вправе распустить Госдуму: после трехкратного отклонения представленных кандидатур премьер-министра; после двукратного выражения недоверия правительству, с которым не согласен президент; после постановки премьер-министром перед Госдумой вопроса о доверии правительству, когда она в доверии отказывает. Президент стоит над всеми. Калитка к авторитаризму распахнута.

Петр Филиппов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Новые преторианцы?

У римского императора была личная охрана - несколько когорт по 1000 воинов в каждой. Они назывались преторианцы. Только им разрешалось...

Закрыть
62 запросов. 0,742 секунд. 45.4194412231452 Мб