December 10, 2018

Антикапиталистическая ментальность по Людвигу фон Мизесу

Столетия спорят сторонники частной собственности и социалисты, мечтающие о построении общества всеобщего равенства на базе государственной монополии. По-прежнему популярны утопии о том, что каждый, независимо от его трудолюбия и способности, может жить в роскоши. Надо только разделить поровну. Печальные уроки германского, национал-социализма, советского и кубинского социализма, последних событий в Венесуэле не мешают этим фантазиям. Почему? Ответ – в книге Людвига фон Мизеса «Антикапиталистическая ментальность».

Замена докапиталистических методов экономического хозяйствования свободным капитализмом увеличила численность населения и небывало повысила средний уровень жизни. Тем не менее, многие, особенно люди умственного труда, страстно ненавидят капитализм. Настрой общественного мнения предельно ясно виден из того, что определение «капиталистический» связывается только с чем-то отвратительным и никогда – ни с чем положительным.

Социальные характеристики капитализма и психологические причины ненависти к нему

Всесильный потребитель. Капитализм превращает «простого человека» в «буржуа». В капиталистическом обществе на рынке простой человек является полноправным хозяином-потребителем, который, покупая или воздерживаясь от покупки, в конечном счете, определяет: что, в каком количестве и какого качества должно производиться. Он и есть тот клиент, который «всегда прав», полновластный хозяин, способный сделать бедного поставщика продукции богатым, а богатого – бедным.

Разбогатеть можно, только обслуживая потребителя. Капиталист неизбежно теряет состояние, если не сумеет или не успеет вложить его в дело для наилучшего удовлетворения общественных потребностей. В этом ежедневном плебисците, где каждый грош дает право голоса, именно потребитель определяет, кому владеть и управлять заводом, магазином, фермой. Контроль за материальными средствами производства является общественной функцией, одобряемой или отвергаемой Его Величеством Потребителем. Мы не разделяем утверждения, что массы, якобы, слишком неразвиты и неспособны понять, в чем состоят их «истинные» потребности и интересы, и нуждаются в опекуне, правительстве, иначе дело плохо.

Побуждение к экономическому совершенствованию. Отличительная черта человека состоит в том, что он никогда не прекращает попыток повысить свое благосостояние целенаправленной деятельностью. Есть только один способ улучшить материальное положение – ускорить рост накапливаемого капитала по отношению к росту населения. Чем больше капитала вкладывается в расчете на одного работающего, тем больше товаров может быть произведено и потреблено, тем лучшего качества они будут. Именно такое положение породил и порождает каждый день заново капитализм, столь ненавистная многим «система прибыли». И все же, многие правительства и политические партии стремятся уничтожить капитализм. Почему они ненавидят его?

Сословное общество и капитализм. Довольно часто предпринимателей и капиталистов в обществе рыночной экономики уподобляют аристократам в иерархическом обществе. Критерий сравнения – относительная состоятельность обеих групп по сравнению с относительной бедностью остального общества. Прибегая к этой метафоре, мы рискуем упустить важнейшее отличие между богатством аристократа и богатством «буржуа» или капиталиста.

Богатство аристократа не является фактором рынка, оно возникло не в результате снабжения потребителя товаром и не может исчезнуть или измениться в зависимости от поведения потребителей. Феодал не служит потребителю, поэтому защищен от недовольства народа. Предприниматели и капиталисты обязаны своим состоянием населению, которое покровительствует их бизнесу. Они неизбежно теряют его, как только приходят люди, обслуживающие потребителей лучше и дешевле.

Основная критика, высказываемая сторонниками «доброго старого времени» по поводу принципа равенства всех перед законом, состоит в том, что он уничтожил все привилегии ранга и благородного происхождения. Этот принцип, считают они, «атомизировал» общество, растворил «органическое» разделение в «аморфных» массах. Теперь решающей силой стало абсолютное большинство, его мелочный материализм вытеснил благородные традиции предшествующих веков. Отныне властелин – деньги. Совершенные ничтожества пользуются богатством и изобилием, тогда как люди достойные и благородные не имеют за душой ничего.

Никто никогда не утверждал, что в свободном капитализме процветают те, кому должно отдаваться предпочтение с точки зрения вечных ценностных норм. Капиталистическая свобода рынка не предполагает вознаграждения человека в соответствии с его «подлинными» заслугами, неотъемлемыми достоинствами и моральным совершенством. Именно в этом состоит особенность демократической системы рынка.

В условиях рыночной экономики важно не научное определение ценности, а та реальная оценка, которую дают данной вещи люди, покупая или не покупая ее. Тому, кто склонен сетовать на нечестность рыночной системы, можно порекомендовать лишь одно. Если хочешь добиться успеха, попытайся предложить потребителю что-либо дешевле или лучше, чем то, что уже имеется. Равенство перед законом позволяет тебе вызвать на соревнование любого миллионера.

Если вы предпочтете богатству, которого могли бы добиться, торгуя одеждой или занимаясь профессиональным боксом, удовлетворение от занятий поэзией или философией, то это – ваше право. Но тогда вы не заработаете столько, сколько зарабатывает тот, кто служит большинству. Таков закон экономической демократии рынка. По заработкам кинозвезда всегда обгонит философа.

Негодование, порождаемое неудовлетворенным честолюбием В обществе, основанном на кастах и сословиях, индивидуум может приписать свою неудачливость обстоятельствам, находящимся вне его контроля. Он раб, потому что высшие силы, определяющие ход событий, навязали ему это состояние. При капитализме все выглядит иначе. Здесь положение человека зависит от его собственных усилий. Каждый, чье честолюбие не удовлетворено в полной мере, осознает, что он просто упустил свой шанс, пытался, но не смог, и его ближний оказался удачливее. Жестокость капитализма состоит в том, что каждый получает от него столько, сколько он делает для пользы и благосостояния ближних.

При капитализме человека несчастным делает то, что эта система дает каждому возможность добиться самого высокого положения, но этого, разумеется, достигают немногие. Чего бы человек ни добился – это лишь ничтожная часть того, чего жаждет его честолюбие. Самоуверенности и моральной успокоенности человека мешает то, что перед его взором постоянно находятся те, кто проявил больше изобретательности и способностей. От этого он остро ощущает свое поражение и неполноценность. Так уж устроен человек – ему свойственно переоценивать свои достоинства и заслуги. Такой человек, чтобы как-то утешиться и восстановить уверенность в себе, пытается найти «козла отпущения». Стремление отыскать «козла отпущения» является характерным настроением людей при общественном устройстве, в котором каждый оценивается с точки зрения вклада в благосостояние ближнего и является, таким образом, кузнецом своего счастья.

Более тонкие натуры не опускаются так низко. Они сублимируют свою ненависть в философию анти капитализма, чтобы заглушить голос, говорящий: «твое поражение – твоя собственная вина». Муки неудовлетворенного честолюбия типичны для людей, живущих в обществе равенства всех перед законом. Мечты о «справедливом» мироустройстве, которое оценит индивидуума по его «действительным достоинствам», являются удобным прибежищем всех, кто не до конца честен перед самим собой.

Интеллектуалы испытывают отвращение к капитализму за то, что он позволил другому человеку занять то положение, которое они хотели бы иметь сами. Обида усугубляется кодексом профессионального поведения и этики, который маскирует конкуренцию видимостью товарищеских и коллегиальных отношений. Ненависть к капитализму – просто маскировка ненависти к более удачливым «коллегам».

Социальная философия простого человека

Капитализм как он есть и как его видит простой человек. Возникновение экономики как новой отрасли знания стало одним из самых значительных событий в истории человечества. Открыв дорогу частному капиталистическому предпринимательству, оно в течение нескольких поколений преобразовало человеческую жизнь более радикально, чем предшествующие 10 тысячелетий.

Самое удивительное, что все это дотоле невиданное преобразование материальных условий, порожденное капитализмом, было осуществлено небольшим числом писателей и государственных деятелей, усвоивших их учения. Не только аморфные массы, но и большинство бизнесменов, которые благодаря своей деятельности претворили в жизнь принципы свободы, не сумели понять основные черты этой акции. Даже в период расцвета либерализма очень немногие полностью разобрались, как действует рыночная экономика. Западная цивилизация приняла капитализм по рекомендации малочисленной элиты. Но скоро мода на них прошла. Тема оказалась недоступна обычному человеку.

Экономика настолько отличается от естественных и прикладных наук, с одной стороны, и от истории и юриспруденции – с другой, что она способна отпугнуть при первом знакомстве. Не сумев понять проблемы, люди приписывают все улучшения экономических условий прогрессу естественных наук и технологий.

По своим идеям так называемые левые партии многим отличаются друг от друга, но они едины в том, что считают материальный прогресс саморазвивающимся процессом. На самом деле увеличение производительности труда явилось следствием использования более совершенного оборудования. Прогрессом мы обязаны использованию более совершенных инструментов и станков, что, в свою очередь, стало результатом накопления и вложения больших сумм капитала в производство. Невозможно воплотить в жизнь никакие технологические усовершенствования, если требуемый капитал предварительно не накоплен путем сбережений.

Начало этому развитию положили идеи, составившие те организационные рамки, в которых накопление капитала было раз и навсегда защищено принципом частной собственности на средства производства. Любой шаг вперед к преуспеванию является результатом сбережения средств.

Характерная черта рыночной экономики состоит в том, что результатами усилий трех прогрессивных классов – тех, кто сберегает, накапливает; тех, кто вкладывает накопленное в средства производства; тех, кто вырабатывает новые методы использования этих средств, – рыночная экономика делится с не прогрессивным большинством народа. Популярная философия простого человека плачевным образом искажает эти факты.

При рыночной экономике никто не бедствует только потому, что есть очень состоятельные люди. Богатство имущих не является причиной чьей-либо бедности. Прогресс, делающий людей богатыми, напротив, является следствием процесса, совершенствующего способы удовлетворения людских потребностей. Современные новшества прибыльны только при условии их массового производства и поэтому становятся доступными всем сразу после их практического внедрения.

Антикапиталистический фронт. С самого начала социалистического движения и попыток возродить интервенционистскую политику докапиталистического времени социализм и интервенционизм были безнадежно дискредитированы в глазах всех, кто был знаком с экономической теорией. Но идеи революционеров и реформаторов встретили одобрение огромных масс невежественных людей, движимых самыми сильными из человеческих страстей – завистью и ненавистью.

Однако люди не потому хотят социализма, что знают: социализм улучшит их жизнь, и не потому отвергают капитализм, что знают: эта система враждебна их интересам. Они за социализм, потому что верят, что при социализме жизнь будет лучше, и ненавидят капитализм, считая, что он враждебен им. Они потому и социалисты, что ослеплены завистью и невежеством. Они упорно отказываются изучать экономику и не желают ничего знать о сокрушительной критике, которой экономисты подвергли социалистические планы. Можно спорить о том, следует ли каждому серьезно изучать экономику. Но одно не вызывает сомнения: человек, который публично рассуждает или пишет о различии между капитализмом и социализмом, не познакомившись предварительно со всеми экономическими данными по этому вопросу, всего лишь безответственный демагог.

Несправедливость. Самые ярые критики капитализма – те, кто порицает его за якобы порождаемую им несправедливость. Праздное занятие – рассуждать, как должен быть устроен мир и почему он не таков, каким должен быть, а повинуется неумолимым законам реального мироздания. Такие фантазии безобидны до времени. Но когда люди перестают понимать разницу между фантазией и действительностью, они становятся серьезной помехой улучшению внешних условий существования.

Богатство, которое фантазеры-романтики считают бесплатным даром природы, в действительности завоевано людьми, сотрудничающими в общей системе разделения труда. Что касается распределения этого богатства, нелепо ссылаться на божественный или природный принцип справедливости. Дело не сводится к распределению доли из общего фонда, предоставляемого человеку природой. Скорее речь идет о том, чтобы развивать те социальные институты, которые позволяют продолжать и расширять производство всего необходимого человеку.

Все, кто отрицает капитализм по нравственным соображениям как несправедливую систему, просто не понимают, какова природа капитала, как он появляется и сохраняется, какие выгоды можно иметь при использовании его в производственных процессах. Единственным источником появления дополнительных средств производства является сбережение. Капитал – это не бесплатный дар Бога или природы, а результат сознательного ограничения своего потребления. Он создается и умножается посредством экономии и сохраняется при воздержании от растрачивания.

Ни капитал, ни средства производства не способны сами по себе повысить эффективность природных ресурсов и человеческого труда. Только при условии разумного использования и инвестирования сэкономленные средства способны повысить выпуск продукции на единицу затрат природных ресурсов и труда. В противном случае эти средства рассеиваются или растрачиваются.

Накопление нового и сохранение ранее накопленного капитала, использование его для повышения производительности труда – плоды целенаправленных человеческих усилий. Это заслуга людей, которые экономят средства и не позволяют расходу превышать приход, то есть капиталистов, получающих проценты, и предпринимателей, сумевших использовать имеющийся капитал для наилучшего удовлетворения нужд потребителя и получающих за это прибыль.

Именно тем, кто накапливает и инвестирует капитал, мы обязаны повышением производительности труда всех, кто занят в производстве. Любые псевдо экономические доктрины, преуменьшающие роль сбережения и накопления капитала, нелепы.

«Буржуазные предрассудки» в отношении свободы. Общественное сотрудничество в условиях разделения труда является главным и единственным условием успеха человека в борьбе за выживание и в стремлении улучшить свое материальное благосостояние. Но поскольку человеческая природа такова, какова она есть, общество не может существовать, если в нем не действуют законы, препятствующие «непослушным» совершать деяния, несовместимые с жизнедеятельностью общества.

Обществу не обойтись без аппарата принуждения, то есть без государства и правительства. Здесь возникает другая проблема: как ограничить полномочия людей, выполняющих правительственные функции, чтобы они не злоупотребляли властью и не низводили остальных до положения рабов? Политическое понятие свободы индивидуума означает свободу от полицейского произвола. Идея свободы всегда была характерна для Запада. Именно она породила философию свободной инициативы, которой человек обязан всеми дотоле невиданными достижениями эпохи капитализма. Цель всех современных политических и юридических институтов – оградить свободу индивидуума от посягательств со стороны правительства.

Представительное правительство и правовое государство, независимость судов и трибуналов от вмешательства администрации, закон о свободе личности, судебное разбирательство и возмещение ущерба в случае незаконных действий администрации, свобода слова и прессы, отделение государства от церкви и многие другие институты преследовали всегда одну и ту же цель – ограничить всесилие должностных лиц и оградить индивидуума от произвола.

Материальные улучшения жизни явились результатом проведения этих реформ и новшеств в правительственной политике. Когда все привилегии были ликвидированы и каждому было предоставлено право вступить в соревнование с законными интересами других, это развязало руки тем, кто достаточно изобретателен, чтобы развивать новые отрасли промышленности, которые необходимы для нормальной жизнедеятельности.

Свобода и западная цивилизация. Единственное, что дает гражданину всю полноту свободы, которая только совместима с жизнью в обществе, – это рыночная экономика. Никакие конституции и били о правах, сами по себе, не создают свободы. Они лишь защищают от посягательств полицейской власти ту свободу, которую дает индивидууму экономическая система, основанная на конкуренции.

В условиях, когда ни у кого нет привилегий и правительство не защищает ничьи личные интересы от угрозы со стороны более работоспособных и деловых новичков, тем, кто приобрел капитал, приходится каждый день отвоевывать его вновь и вновь в конкуренции с другими. Каждый участвует в определении размеров дохода каждого: у кого-то более высокого, у кого-то более низкого. Любой вправе внести такой вклад в общее дело, за который общество вознаградит его более высоким заработком.

Нет необходимости напоминать, что основной аргумент в пользу капитализма и против социализма – даже не то, что социализм предлагает непременную ликвидацию всех «пережитков» свободы и превращение людей в полных рабов, а то, что социализм неосуществим как экономическая система, так как в социалистическом обществе исключается возможность экономического расчета. Поэтому социализм нельзя рассматривать как систему экономической организации общества. Это средство разрушения общественного сотрудничества, путь к бедности и хаосу.

Западное общество было сообществом индивидуумов, соревнующихся в борьбе за высшие награды, восточное – сборищем подданных, целиком зависящих от милости царя. Мыслимо ли, чтобы потомки людей, создавших европейскую цивилизацию, отказались от свободы и добровольно отдали себя во власть всесильного государства? Чтобы они согласились быть винтиками в гигантской машине, изобретенной и приводимой в движение всемогущим вождем? Неужели по примеру остановившихся в своем развитии цивилизаций они откажутся от идеалов, ради достижения которых была принесены тысячи жертв?

Нигде и никогда во Вселенной не было стабильности и неподвижности. Изменение и переход из одного состояния в другое – основные черты жизни. Любое положение дел не вечно, любая эпоха – эпоха перехода. Нет покоя и неподвижности и в жизни человека – это процесс, а не пребывание в одном и том же состоянии. Однако человеческий ум всегда вводила в заблуждение иллюзия возможности неизменного существования. Цель утопистов, как признаются они сами, состоит в том, чтобы покончить с историей и установить окончательный и вечный покой.

Психологические мотивы этого стремления очевидны. Любая перемена преобразует внешние условия жизни и заставляет человека вновь приспосабливаться к изменениям, происходящим в окружающей среде. Это угрожает его личным интересам, а также традиционным способам производства и потребления. Консерватизм противоречит самой природе человеческой деятельности. Однако он всегда был и остается излюбленной тактикой инертного большинства, тупо сопротивляющегося попыткам улучшить его же собственные условия жизни, которые предпринимает энергичное меньшинство.

Ошибка многих людей, претендующих на интеллектуальность, состоит в том, что они не в силах понять, сколько способностей и трезвого ума требуется для того, чтобы начать и успешно вести предприятие в мире бизнеса. Сильные мира сего – не любители свежих идей, веяний, стилей в искусстве. Они вообще против всяких новшеств. Их власть всегда означает строгую регламентацию всего, а это порождает застой и упадок.

Однако свобода – это свобода для всех. Свобода должна быть гарантирована всем, даже самым недостойным людям, чтобы ненароком не помешать тем немногим, кто сумеет воспользоваться ею во благо человечеству. Люди должны бороться за то, чего хотят добиться, а не просто отрицать зло, каким бы ужасным оно ни было. Поэтому они должны без всяких оговорок осуществить программу рыночной экономики.

Геннадий Погожаев

Дайджест по книге: Людвиг фон Мизес. Антикапиталистическая ментальность. Изд-во «Дело». М., 1993. CС. 169–178, 187–193, 210–216, 220–227.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Менеджеры РЖД на повременке

Для начала аналогия. Представьте, что вы наняли бригаду строителей. Платя им повременно, больших результатов не дождетесь. Если перейдете на сдельщину,...

Закрыть
61 запросов. 0,818 секунд. 47.0904235839842 Мб