July 16, 2019

«Естественное» государство или «капитализм для своих»

В середине 90-х меня мучил вопрос: что же мы в ходе реформ сделали не так, что не учли? Почему вместо конкурентного рынка и среднего класса у нас вырастает чиновничье-криминальная вертикаль? Понять происходящее помогло чтение работ по институциональной экономике.

Строй, сформировавшийся сегодня в России, учёные называют по-разному: «естественное государство», «капитализм для своих», «олигархический капитализм», «бюрократический капитализм», «рентоориентированная экономика». Маркс называл его «азиатским способом производства». Как этот строй ни называть, суть одна: административная власть первична, а права собственности вторичны, без «крыши» со стороны власти бизнес невозможен, следовательно – частная собственность условна. Есть мэр Лужков – есть и очень богатая «талантливая» женщина, его жена – Елена Батурина. Нет Лужкова – и закончился успех этой business-woman в нашей стране. Чужаков на рынок, а тем более к кормушке госзаказов, не допускают. Власть и собственность связаны тесными узами, по сути слиты. Именно привычной для россиян условностью прав собственности, господством административного ресурса объясняется низкий уровень конкуренции в нашей стране. Но ведь только конкуренция двигает прогресс. Нет её – и стране гарантирована отсталость.

Авторитарная власть и системная всепроникающая коррупция, зависимость бизнеса от «крыши» чиновников – суть неправового «естественного» российского государства. Можно прописать в Конституции самые правильные нормы, но они ничего не стоят, если их применение выборочно, если «своим» позволено всё, а чужим уготован произвол. Такое беззаконие выгодно вороватым чиновникам и их бизнес-партнёрам, беззаконие – следствие их корыстных экономических интересов. И пока в стране господствует этот «азиатский способ производства», Россия правовым государством не станет.

Страх закрывает двери

А раз так, то кто будет инвестировать средства в бизнес? Зачем, если завтра его могут отобрать чиновники в погонах? В таких условиях отечественные предприниматели опасаются делать в России долгосрочные вложения, стремятся поскорее вывести капитал из России, а свои фирмы поставить под европейскую юрисдикцию. Только в 2014 году из России было выведена астрономическая сумма в 120 млрд долларов. Практически все крупные частные фирмы зарегистрированы за рубежом, где надеются на защиту независимого суда.

Но произвола и экспроприации опасаются и иностранные фирмы, они не хотят инвестировать в Россию и делиться с нами передовыми технологиями. По заключению Political Risk Atlas 2011 (карта политических рисков для ведения бизнеса в мире, в которой ежегодный индекс инвестиционных рисков рассчитывается для 196 стран), Россия находится среди государств с «чрезвычайно высокими» политическими рисками и самой нестабильной бизнес-средой. Первое место списка занимает Сомали, за ней следуют Конго и Судан, непосредственно перед Россией в рейтинге Пакистан и КНДР. Поэтому в нашу страну почти не идут прямые иностранные инвестиции, несущие с собой передовые технологии. Зарубежные фирмы ещё могут наладить в России отвёрточную сборку автомобилей, но опасаются переводить конструкторские подразделения, рисковать патентами, ноу-хау, ставить под удар основу своего бизнеса. Зайдите в компьютерный магазин и попробуйте найти там продукцию российского производства, с российскими корнями. Ничего не найдёте. Мы сегодня ничем не отличаемся от самых отсталых стран Африки, все разговоры представителей путинской команды о возрождении отечественного промышленного производства – утопия. Для этого нет условий, нет гарантий для предпринимательской активности. А госкомпании, как показал опыт СССР и годы путинского царствования, способны только разворовывать собранные с населения налоги. Страна, из которой бежит капитал и уезжают самые предприимчивые и образованные люди, не имеет будущего.

Люди и правители

Для понимания происходящего в России полезно остановиться на современных представлениях институциональной экономики о происхождении и природе «естественного» государства, роли насилия в истории его становления[1]. Государство можно определять как большую организацию (организацию организаций), которую на определённой территории создали люди и их правители. Эта организация живёт по правилам, часто неписаным. Правила и порядки могут меняться плавно или жёстко – в форме смут и революций. Только в ХХ веке народ России дважды разрушал имперскую и советскую модель российского «естественного» государства, но позже на месте разрушенного создавал его копию.

Государство, как организация, выполняет две основные функции. Во-первых, принуждает граждан к исполнению законов и иных норм поведения и попутно разрешает споры, для чего создаёт суды. Тех, кто не исполняет законы и указания государственных начальников, наказывают.

Во-вторых, с помощью военных, то есть «специалистов по насилию», охраняет население от набегов соседей и притязаний других государств. Власти проводят определённый политический курс (территориальная экспансия, как у Гитлера и его генералов; насаждение социализма, как у Сталина и его номенклатуры; быстрое развитие страны, как у современных Китая и Южной Кореи).

На Руси понятие «государство» издревле связывалось с владениями конкретного государя. Им был князь, хан или царь. То были государства, которые возникли из естественного желания властителя и его дружинников собирать ренту-дань с населения. Если кочевники, совершая набег и ограбив селян дочиста, обрекали их на голодную смерть, то князьям и ханам хватало сил принудить податное население платить ренту-дань регулярно. Это было выгоднее.

Получая ренту-дань, княжеские дружины защищали крестьян от набегов, то есть, говоря современным языком, не просто наживались, но и оказывали услуги охраны. Сбор дани был рутинным делом. По преданию, князь Игорь пошёл за данью к древлянам, собрал, показалось мало. Вернулся за добавкой и был убит. Позже татаро-монгольские ханы повелели пересчитать всех русских данников поголовно и поручили русским же князьям сбор и доставку её в свою столицу Сарай.

По законам мафии

В современных «естественных государствах», а их на планете подавляющее большинство, доступ к любым ресурсам и любому виду деятельности: к земледелию, к охоте, добыче ископаемых, требует согласия власть имущих. За них приходится платить официальные налоги (которые частично разворовываются приближёнными к власти) и давать неофициальные взятки-откаты. Не только открыть магазин или построить предприятие, но даже издавать газету, зарегистрировать партию или некоммерческую организацию можно только с соизволения властителя – президента, губернатора, высокопоставленных чиновников администраций.

Один из столпов институциональной экономики Мансур Олсон назвал властителей «естественных» государств «стационарными бандитами»[2, 3]. Для нынешней России его метафора – вовсе не метафора. Как сообщалось в прессе, губернатор Приморья Сергей Дарькин после убийства авторитетного вора Баула унаследовал воровской общак и его жену.

Важно подчеркнуть, что в «естественном» государстве демократические институты – выборы, подотчётность – всегда бутафория. Можно написать в Конституции: «Народ – источник власти», но и мы, и жители Уганды, Зимбабве или Конго понимаем, что это ложь. Источник власти – люди с автоматами Калашникова, готовые исполнить приказ верховного правителя.

Повторим, что основной отличительной чертой «естественного» государства является присвоение значительной части доходов населения «оседлыми бандитами» через взятки и распил бюджетных средств. Но этим государствам присуще и низкое качество государственного управления. Оно влияет на уровень жизни каждого из нас. Россияне платят за продукты и товары на треть больше, чем жители Турции, Латвии, Эстонии или Грузии. Обед в Петербурге в кафе стоит в 1,5 раза дороже, чем в Риге. Цены на качественные лекарства в России выше, чем за рубежом. И это при том, что минимальная зарплата в России составляет 109 евро, а в Бельгии – 1387 евро, в Ирландии – 1462 евро. Высокие цены и низкая зарплата – следствие насаждаемого бюрократией монополизма и коррупционного налога, который вынуждены платить предприниматели. Они включают этот налог в цену товара.

Как чиновники распоряжаются собранными с нас налогами? Почему не строятся автобаны через Сибирь? Царь в начале прошлого века смог заключить с частными фирмами контракты и построить транссибирскую магистраль, а мы, спустя 100 лет, не в состоянии проложить асфальтированную дорогу до Владивостока! Китай за последнее десятилетие построил в 10 раз больше дорог, чем Россия, причём высочайшего качества.

Зато мы оплачиваем нужды госкорпораций, которые не контролируются ни депутатами, ни рынком. Трамплин в олимпийском Сочи имел сметную стоимость 1,5 млрд рублей, а обошёлся казне в 8 млрд. Изначально строительство стадиона «Зенит» в Санкт Петербурге оценивалось в 6,7 млрд рублей и должно было осуществляться за счёт средств «Газпрома», но впоследствии было объявлено, что стадион будет построен за счёт средств городского бюджета, причём обойдётся уже в 14 млрд рублей. В 2008 года сметную стоимость подняли до 23,7 млрд рублей, а в октябре 2012 года власти Санкт-Петербурга внесли на утверждение Главгосэкспертизы обновлённую смету строительства «Зенит-Арены» в 43,8 миллиарда рублей, что сделало стадион вторым по стоимости в мире.

Объявив о переориентации на Восток, наш президент планирует строительство газопроводов в Китай, которые по подсчётам экономистов ни при каких условиях не могут окупиться. Китай станет покупателем-монополистом, который сможет диктовать России цены на уровне себестоимости. Похоже, что единственной целью строительства газопровода остаётся распил строительными компаниями бюджетных средств, банальное обогащение «своих» за счёт налогоплательщиков..

В такие «чёрные дыры» уходят деньги налогоплательщиков. Ключевая причина низкого качества госуправления в «естественных» государствах – отсутствие политической конкуренции, а значит контроля за чиновниками – как со стороны избранных народом представительных органов, так и со стороны самого населения через СМИ, гражданские иски и уголовные дела в порядке частного обвинения. И напрасны наши надежды на приход нового честного «национального лидера». Без изменения институтов государства и представления народа о том, как должна быть устроена жизнь – ничего не изменится, грабительская суть «естественного государства останется прежней.

Правила игры

За два последних столетия на планете появились государства, в которых установился порядок свободного, рыночного доступа граждан к ресурсам и различным видам деятельности. Их всего два десятка и все они развитые. Если граждане этих государств имеют сбережения или могут получить кредит для своего бизнеса, если они не нарушают закон, то они вправе учреждать и развивать предприятия без каких-либо «крыш» со стороны власть имущих. Они ограничиваются лишь уплатой официальных налогов. Причём собранные налоги не «пилятся» чиновниками, так как там работает жёсткий парламентский и общественный контроль. Проще сказать, что налоги в этих государствах не включают в себя дань власть имущим, а являются лишь платой за услуги государства.

Ещё одно важнейшее отличие этих государств состоит в том, что там люди действительно воспринимают и своих представителей – депутатов парламента и чиновников – госслужащих, как нанятых ими координаторов общественной жизни, не более. Граждане уверены в своем праве сместить любое неугодное им правительство, а если оно будет артачиться – выйти на майдан или взять в руки оружие. Там фраза из нашей Конституции «народ – единственный источник власти» – совсем не фикция.

В этих странах принята процедура честных выборов органов власти. По определению Йозефа Шумпетера, демократия – это такие правила (общественные институты), при которых люди в конкурентной борьбе за голоса избирателей приобретают власть для принятия политических решений. При этом права меньшинства, права инакомыслящих гарантированы. Их митинги не разгоняют, их не сажают по сфабрикованным «болотным» делам в тюрьмы. Они имеют возможность отстаивать своё видение путей развития общества. И часто меньшинство, став со временем большинством, меняет политический курс государства.

Права человека, данные ему от рождения, в таких государствах соблюдаются на деле, граждане защищены от произвола власти независимым и справедливым судом. А политик, нарушивший закон, пойдёт под суд и, как показал опыт Берлускони, будет осуждён. Потому что там действует закон, а не указание начальства. Именно поэтому наши состоятельные люди, включая высокопоставленных чиновников, выводит туда капиталы, скупают там недвижимость и отправляют туда жить свои семьи. Сложилась парадоксальная ситуация: наша высшая бюрократия заинтересована в отсутствии гарантий собственности в России (это позволяет им обогащаться) и одновременно жаждет надёжности таких гарантий в европейских странах (что даёт возможность сохранить наворованное).

Политическая и рыночная конкуренция в государствах открытого доступа создала мощные стимулы развития. В них, в отличие от России, собственность и власть реально разделены. Не надо быть другом губернатора, чтобы стать богатым. Достаточно иметь талант и быть предприимчивым. Это у нас министры и депутаты, их жены, дети, родственники и друзья богатеют благодаря своему положению и связям. А бывший премьер-министр Канады, например, вступил в должность, проживая с семьей в двухкомнатной квартире, и покинул свой пост, имея только эту квартиру. Для нас это просто нереально.

В государствах свободного доступа – надёжные гарантии частной собственности и исполнения договорных обязательств. Без этого развитие высокотехнологичных и капиталоёмких производств было бы просто немыслимо. Именно гарантии собственности и порядок свободного доступа сделали государства Запада развитыми и богатыми. Никакие государственные проекты и финансовые вливания не могут соперничать с инициативой и предприимчивостью миллионов заинтересованных и уверенных в своих правах людей.

Переформатирование матрицы

Уход от «капитализма для своих», от «естественного государства» нам пора внести в политическую повестку дня. Но перенять институты «открытого доступа» и демократическую форму государственного устройства непросто. Процессы демократизации и рыночные реформы сопровождаются экономическим спадом и такими перекосами, что между ожиданиями населения и реалиями новых демократий образуются огромные «ножницы». К сожалению, большинство «рассерженных горожан» сегодня полагает, что главное – сменить людей во власти. Необходимость изменить менталитет россиян, их представления «о должном», заимствовать и укоренить европейских нормы жизни остаются вне их помыслов и ожиданий. Но в экономике и в общественных институтах ничего не произойдёт, если не произойдут изменения в массовой культуре, в глубинных архетипах нашего сознания, в политике, в понимании народом «что такое хорошо, что такое плохо?»

Каковы же те системные меры, которые, на мой взгляд, предстоит предпринять, чтобы уйти от безысходности «естественного» государства? Назову их, опираясь на опыт Японии, Южной Кореи, Сингапура, Грузии, Эстонии, отчасти Литвы и других стран, которым удалось обеспечить правовые гарантии инвестициям, обуздать корыстные интересы бюрократии и встать вровень с европейцами.

Прежде всего, потребуется интенсивное «промывание мозгов». Ничего страшного в этом нет. Народы, переходившие от феодализма к буржуазному обществу, от нацизма к демократии так или иначе проходили такое промывание. Вспомним, как преодолевалась подданническая культура японцев и немцев ФРГ. Если Путин и его люди использовали телевидение для насаждения ненависти к братскому украинскому народу, посмевшему свергнуть коррумпированную власть, то почему его нельзя целенаправленно использовать в целях улучшения моральной атмосферы в нашем обществе? Рассказывать об удачном зарубежном опыте местного самоуправления, о том, как сами граждане противостоят коррупции, как удаётся бороться с воровством? Я убеждён: без эффективного «Министерства пропаганды иного образа жизни» его не достичь.

Разумеется, одним просвещением не обойтись. Нужны реальные экономические реформы, нужна реформа суда и прокуратуры. Придётся разобрать завалы из всякого рода административных барьеров, следуя правилу: конкуренция везде, где возможно, госрегулирование – только там, где без него не обойтись. И конечно, резко сократить численность бюрократии, создать для неё жёсткие ограничения и эффективные стимулы к повышению качества управления.

Во всех выше перечисленных странах введён контроль над законностью нажитого чиновниками богатства. Там ратифицировали и применяют на практике 20-ю статью Международной конвенции по противодействию коррупции, в соответствии с которой, если чиновник не может доказать законность происхождения своих активов, то они конфискуются. При этом важно избежать жёсткого сопротивления реформам со стороны российской бюрократии. Полезно провести амнистию всех капиталов и одновременно – всеобщее декларирование активов, и только после этого вводить в практику 20-ю статью Конвенции. Многие с таким подходом не согласны, требуют наказания. Но я считаю, что для будущего страны важнее избежать смуты и революции, крови и насилия. А это значит, что придётся разойтись с «осёдлыми бандитами» миром.

В странах, ушедших от «естественного» государства, использовали в борьбе с коррупцией провокации, предлагали взятки чиновникам и «крыши» предпринимателям. Это эффективный способ перевоспитания народа, но против провокаций выступает ЕСПЧ. Его судьи полагают, что гражданин должен отвечать только за преступление, совершённое по собственной инициативе, а провокация полиции противоправна, полиция мол, сама побуждает к преступлению. Тем не менее, в Сингапуре, Грузии, на Тайване в борьбе с коррупцией по примеру США и Канады широко практикуются «контрольные закупки». Моё мнение – мы находимся в такой глубокой яме коррупции, что без провокаций наше общество не вылечить.

Как в этих странах решили проблему продажных судей? В Сингапуре уволили всех судей и заменили их лучшими адвокатами, дали им огромные оклады, но всех поставили на прослушивание. В некоторых странах не допускают к работе судьями выходцев из полиции и прокуратуры. В Германии для судей из ГДР ввели запрет на профессию судьи. Есть предложение поставить наши суды под начало международных судов.

В Японии 4 раза американцы-оккупанты увольняли всю полицию поголовно и набирали новую. Но добились нужного поведения и сегодня полиция Японии пользуется большим доверием населения. В Грузии также сменили весь состав полиции и создали должные стимулы к честной работе. Ввели коллективную ответственность полицейских и таможенников за коррупционные преступления. В Грузии переняли опыт США и обязали полицейских докладывать о противоправных действиях коллег. Если знал, но не сообщил – пойдёт под суд вместе. Могут уволить всю бригаду за укрывательство коррупционера.

Как уже отмечалось, в развитых странах имеет место свободный доступ граждан к информации органов власти, что делает работу чиновников «прозрачной». При этом информирование гражданами органов власти о нарушителях законов и правил воспринимается как гражданский долг, за сообщения о фактах коррупции положены премии, ведь бдительные люди не дают разворовывать общую казну. Кроме того, граждане имеют право на частное уголовное обвинение против подозреваемых в преступлении чиновников, что даёт возможность активным гражданам самим бороться с коррупцией и воровством бюджетных средств. Мы этот институт уже обсуждали, как и то, что граждане вправе подавать в суд гражданские иски в защиту общественных интересов (иски в защиту интересов неопределённого круга лиц). Они тоже используется против смычки бизнеса и бюрократии. Такие иски проще частного уголовного преследования и позволяют материально стимулировать гражданскую активность за счёт ответчика. Я возвращаюсь к этим институтам вновь и вновь потому, что это действенные лекарства от «капитализма для своих», от «азиатского способа производства». Всем, кто хочет сделать Россию развитым государством, о них надо помнить и понимать, как они работают.

Пётр Филиппов

 

[1] Дуглас НортДжон Уоллис, Барри Вайнгаст. Насилие и социальные порядки
М.: Института Гайдара, Москва, 2011

[2] Манcур Олсон. Власть и процветание. http://www.liberal.ru/upload/files/Olson_Vlast.pdf

[3] Олсон М. Возвышение и упадок народов. http://www.twirpx.com/file/1363024/

 

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Тьма сгущается-3

Без "Мефистофеля" Более ста лет Мефистофель украшал фасад Дома архитектора Лишневского, который располагается на Лахтинской улице, 24. "Дом с дьяволом"...

Закрыть
62 запросов. 0,955 секунд. 55.7129211425782 Мб