November 19, 2018

Истоки израильской стартап-индустрии

За несколько десятков лет Израиль стал инновационной супердержавой, превратился в мировой центр науки и высоких технологий. Его называют второй Силиконовой долиной. В чем истоки этого?

Солидный научно-технический потенциал 1 млн иммигрантов из бывшего СССР плюс всесторонняя государственная поддержка. Каждый третий советский иммигрант в начале 1990-х годов был ученым, инженером или техником. Существовавшие в Израиле центры исследований и разработок не могли справиться с таким наплывом. Поэтому в 1991 году был запущен государственный проект поддержки малого и среднего бизнеса в сфере IT. В его рамках были созданы 24 технологических инкубатора. Они обеспечили большинству российских ученых финансирование (порядка 300 тыс. долларов) на ранней стадии исследований и разработок. Ставилась цель не только создавать технологии, но и оценивать их бизнес-перспективы. Ведь в условиях узкого внутреннего рынка израильские предприниматели должны были с самого начала мыслить глобально, создавать, подстраивать и продвигать технологии и продукты для потребителей, находившихся за тысячи километров от Израиля. То есть каждый стартап изначально должен был создаваться с «мировым прицелом».

В то время в Израиле существовали лишь два источника финансирования стартапов. Первый – гранты Офиса главного ученого Министерства промышленности и торговли (OCS). Но этих грантов не хватало, компании нередко не могли найти капитал в последующем, чтобы продвигать свои продукты, в результате многие обанкротились. Второй – гранты американо-израильского Фонда промышленных исследований и разработок (BIRD). Он выдавал гранты от 0,5 до 1 млн долларов в течение нескольких лет, гранты возобновлялись при перечислении небольших роялти, заработанных в результате успешных проектов. BIRD сводил израильские компании, имевшие технологии, с американскими, которые продвигали продукты в США. Израильтяне тесно работали с американскими партнерами, снимали офисы в США, направили сотрудников за границу, где они больше узнавали о рынках и своих клиентах, обучались «на местности». В отсутствие акционерного финансирования BIRD облегчал доступ к американским рынкам. Даже когда компания терпела неудачу, она приобретала опыт создания продуктов, разработанных для рынка, что отличалось от того, чтобы просто развивать технологии. В 1992–1993 годах появились сотни IT-компаний, которые государство поддерживало субсидиями и кредитами на льготных условиях. Но его финансовые возможности достигли предела. Выход был найден в развитии венчурного капитала.

Правительственная программа Yozma (инициатива) развития венчурного капитала. В 1993 году были созданы 10 венчурных фондов с общей капитализацией 100 млн долларов. Каждый был представлен тремя сторонами: израильской инвестиционной компанией или банком, иностранным венчурным фондом и израильским венчурным инвестором. Существовал также фонд фондов Yozma (20 млн долларов), который инвестировал непосредственно в технологические компании. Соотношение инвестиций сначала установили на уровне 1,5:1 (скажем, к каждым 12 млн долларов, вложенных партнерами, государство добавляло 8 млн), затем – 2:1. Впрочем, в некоторые проекты государство было готово вкладывать даже больше, чем внешние инвесторы. Правительство не только разделяло риски, но и предлагало инвесторам выгодные условия: оставляло 40% акций в новом фонде и давало возможность партнерам дешево выкупить пакет акций через 5 лет, если фонд работал успешно.

10 фондов программы, созданные в 1993–1997 годах, привлекли свыше 200 млн долларов с помощью государственного финансирования. Эти фонды были выкуплены в течение 5 лет, теперь они управляют 3-миллиардным капиталом и поддерживают сотни израильских стартап-компаний. Программа Yozma создала критически важный недостающий компонент, который позволил израильской технологической сфере присоединиться к технологическому буму 1990-х годов. Она помогла преодолеть предубеждение венчурных инвесторов из развитых стран относительно перспектив ведения бизнеса в Израиле. К 2009 году в Израиле действовало уже 240 венчурных фондов. Когда процесс пошел, программа Yozma была свернута. Венчурные фонды остались основным финансовым локомотивом для стартап-компаний.

Размер венчурного капитала является важным универсальным показателем технологической привлекательности страны. Даже в кризисный 2008 год объем венчурного капитала на душу населения в Израиле был больше, чем в США в 2,5 раза, чем в Европе – в 30 раз, чем в Китае – в 80 раз, чем в Индии – в 350 раз. Израиль с населением 7 млн человек привлек почти 2 млрд долларов венчурного капитала: столько же, сколько поступило в Великобританию (население 61 млн человек), или в Германию и Францию, вместе взятые (145 млн человек).

В 2015 году Израиль занял 2-ое место (3,90 баллов по 5-балльной шкале) среди стран, в которые предпочитают инвестировать венчурные фонды: США (4,17), Канада (3,60), Китай (3,53), Великобритания (3,51), Россия (1,82 балла). 18 израильских венчурных фондов привлекли в совокупности 1,5 млрд долларов (2014 год – 1,2 млрд). Средний объем израильского венчурного фонда, стартовавшего в 2015 году, составляет 57 млн долларов (при достижении конечной цели по мобилизации капитала – 82 млн).

Благоприятный инвестиционный климат. В Израиле созданы все условия для эффективного развития стартап-индустрии: качественная система образования, прозрачная налоговая политика, льготное налогообложение, грамотное инвестиционное законодательство, беспрецедентное число соглашений о свободной торговле, устойчивые макроэкономические показатели (стабильные рейтинги А и А+ от Fitch, S&P, Moody’s), а также высокий уровень доверия в индустрии. Израиль уступает только США по количеству высокотехнологичных компаний (его называют второй Силиконовой долиной) и занимает 6-ое месте в мире в категории «Защита прав инвесторов» (Россия – 115-ое). В 2013 году он входил в первую четверку среди 19 самых привлекательных для прямых внешних инвестиций государств.

Страна лидирует в мире по удельному весу в ВВП внутренних затрат на НИОКР. В 2015 году этот показатель составил в Израиле 4,5%, Швеции – 3,6, Японии и Южной Корее – по 3,2, Германии – 2,5, США – 2,2, Китае – 1,4, России – 1,0%. Расходы на образование в Израиле достигли 8,5% ВВП – самый высокий показатель среди стран ОЭСР. Около 30% всех научно-исследовательских работ (включая оборонный сектор) и 45% гражданских проводится в университетах, колледжах и академических НИИ.

Израиль занимает 4-ое место в мире по коммерциализации НИОКР (после Финляндии, США и Австрии). Коммерциализация НИОКР – сильная сторона израильских университетов. Они работают в тесном контакте с профильными отраслями экономики. Исследователи университетов знают потребности рынка и имеют опыт работы в индустрии. Многие из них участвуют в стартапах в качестве учредителей или консультантов. А ученые и инженеры, работающие в промышленности, поддерживают тесные связи с вузами, пользуются их лабораториями. Все 7 израильских университетов имеют собственные компании по технологическому трансферу, которые берут на себя оформление тысяч международных патентов ежегодно, причем делают это не в Израиле, а в странах, где есть емкий рынок.

Многие школы имеют ярко выраженную техническую направленность. Ученики свободны в выборе дисциплин и уровня их изучения (например, гуманитарий может изучать иностранные языки на «пять единиц», а тригонометрию – на «три»). Таким образом ученики самостоятельно начинают формировать свою будущую специализацию со школьной скамьи. Университетская система образования продолжает эту традицию, расширяя ее за счет многочисленных «опциональных» курсов, которые выбирает студент, исходя из своих научных и профессиональных интересов. И базовые курсы, несмотря на фундаментальную теоретическую подготовку, больше ориентированы на практическое использование знаний «здесь и сейчас».

Израиль специализируется на быстро растущем предпринимательстве. Оно отличается тем, что привлекая талантливых специалистов из разных сфер, коммерциализирует радикально новые идеи, тем самым трансформирует целые глобальные отрасли. Тогда как другие модели предпринимательства, включая создание малых фирм, запуск бизнесов на базе домохозяйств и т.п., заполняют какую-нибудь нишу и никогда не вырастают из нее.

Израиль не просто лидирует в мире по количеству стартап-компаний на душу населения, а изначально создает их с «мировым прицелом». Готовые проекты по реализации инновационных технологий стали выгодной сферой для инвестиций (немало стартапов создается по схеме «придумать и продать»). Иностранные компании активно приобретают местные стартапы, расширяют и на их основе формируют иностранные исследовательские центры в Израиле. Это довольно популярный вариант в сфере высоких технологий. Почти половина ведущих технологических компаний мира приобрела в Израиле стартап-компании или открыла центры исследований и разработок. Так, Cisco приобрела более 10 израильских компаний. С 2006 года бывшие сотрудники Intel учреждают ежегодно в среднем по 30 новых компаний. Некоторые из них были куплены и стали центрами развития межнациональных компаний (Broadcom, Mellanox). В 2015 году Microsoft поглотила 5 израильских стартап-компаний.

В 2015 году в Израиле появилось около 1,4 тыс. новых стартап-компаний. Общий объем привлеченного капитала побил все рекорды и составил 4,4 млрд долларов в 708 сделках (на 30% больше, чем 2014 года). Средняя сумма сделки составила 6,3 млн долларов (средним показатель за последние 10 лет – 4 млн).

Открытость внешнему миру. Сегодня на территории Израиля, несмотря на его изолированность и удаленность от крупных рынков, открыты дочерние компании, заводы, научно-исследовательские центры практически всех высокотехнологичных корпораций мира (Motorola, IBM, Intel, Microsoft, Cisco, Google и др.). В израильском отделении Motorolа был разработан первый мобильный телефон, в израильском отделении Microsoft появились операционные системы Windows NT и ХР, в Intel разработаны и произведены процессоры Pentium MMX, Pentium 4, Celeron, Itanium. На одном из возникших на местной почве высокотехнологичных предприятий Mirabilis была разработана удобная технология связи через Интернет – «аська» (ICQ).

В 2004 году Cisco открыла первый центр исследований и разработок (R&D) вне США – в Израиле. В 2015 году создали или расширили свои R&D-центры в Израиле Lenovo, 3M, Bosch, Magic Leap, AVG, Fraunhofer SIT, Origami Logic, AxiomSL, PayPal и др. Существенно увеличили свой штат Apple, Facebook, IBM, EMC, Amazon, eBay, PayPal, SanDisk. Примечательно, что если раньше значительная часть таких центров создавалась с нуля, то сегодня они все чаще формируются на базе поглощенных израильских стартапов. Покупка израильского хайтека дает возможность быстрее вписаться в глобальную индустрию в лоне таких гигантов как Intel, Samsung, Apple.

Транснациональные компании организовали свои R&D-центры и в других странах. Однако они не размещают там подразделения, имеющие для них решающее значение. «Главный секрет заключается в том, что мы можем выжить или умереть в зависимости от результатов работы наших израильских команд. Это нечто значительно большее, чем просто аутсорсинг саll-центров в Индии или развитие информационных технологий в Ирландии». Объясняется это не только инженерным талантом израильтян, но и их драйвом в направлении успеха (личного и национального), особенностями национального характера. За счет развития своей экономики и деловой репутации они вселили в иностранных инвесторов уверенность в том, что способны выполнять свои обещания. И вопрос катастрофического риска ведения бизнеса в стране, находящейся под постоянной угрозой войны, отошел на задний план. Израильтяне славятся креативностью, нестандартным мышлением и отсутствием боязни провала, но в любой системной деятельности, связанной с процедурами, они слабоваты. Работа в транснациональных компаниях помогает им восполнить этот пробел.

«Циркуляция», а не «утечка мозгов». Когда десятки тысяч израильтян уезжают на работу или учебу в другие страны, в Израиле это называется не «утечкой», а «циркуляцией мозгов». Потому что, даже занимая высокие посты в крупных компаниях, они не теряют связей со своей страной. Многие возвращаются, принося с собой не только идеи и опыт, но и инвестиции.

Еврейская диаспора. Китайская диаспора обеспечила 70% прямых иностранных инвестиций в Китай. Индийская также много сделала для создания высокотехнологичной инфраструктуры в Индии, когда ее экономика и юридическая система еще не были развиты. А еврейская диаспора начала рассматривать Израиль как место, в котором можно вести бизнес, а не только выражать свою симпатию и заниматься филантропией, лишь после того, как страна стала успешной, продемонстрировала уникальную комбинацию отваги, креативности, настойчивости и риска.

Итак, позитивная предпринимательская культура, прямой доступ к ведущим технологиям, экспертам и мировым корпорациям, поддержка со стороны государства, академический потенциал и много другое обеспечивают устойчивость израильской индустрии инноваций. В мире, ищущем ключ к инновациям, Израиль стал естественным местом, где его можно найти.

Татьяна Михайловская
Дайджет: Сенор Д., Сингер С. Нация умных людей. История израильского экономического чуда / Пер. с анг. Д. Стороженко. М.: Карьера Пресс. 2012; Фиговский О. Опыт Израиля по созданию новых прорывных технологий и их финансированию.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Особенности культуры, национального характера и армии, сделавшие израильтян нацией предпринимателей

За несколько десятков лет Израиль стал инновационной супердержавой, превратился в мировой центр науки и высоких технологий. Его называют второй Силиконовой...

Закрыть
62 запросов. 0,775 секунд. 45.526115417482 Мб