November 22, 2019

Конфликт интересов власти и общества

Прошедшие выборы в Петербурге с явкой около 30% и «победой» Беглова на «выборах» при  отстранении реальных конкурентов, с вбросами  бюллетеней  и фальсификациями протоколов,  со всей остротой поставили вопрос об обострении  конфликта интересов власть имущих и простых граждан. Неучастие в выборах показало –  конфликт есть, но как он  осознан россиянами?

Что определяет поступки людей? Их интересы, потребности. При этом наши чувства, эмоции – это маркеры удовлетворения наших потребностей. Что-то удалось – нам радостно., ожидания не оправдались  –  печально.  У значительной доли россиян, наивно надеявшихся на мирную эволюцию авторитарной системы власти  в ходе выборов, настроение  испортилось. Люди не понимают, почему в России не получается демократия. В других странах получается, а в России нет!

Попробуем разобраться. У нас есть потребности витальные, от которых зависит  жизнь. Такие как  потребность в пище, воде.. Но есть и потребности (интересы) вторичные, например, потребность сделать  карьеру или  приобрести  автомобиль. Они тоже  влияют на поведение людей. Но нам особенно важно, какие потребности людей из разных социальных групп влияют на модернизацию общества.

У  потребностей (интересов) есть три источника: наши инстинкты, наша культура (обычаи) и наше социальное положение, статус. Учтем, что структура общества,  положение разных социальных групп, а соответственно и интересы представителей власти и широких масс  меняются по мере  модернизации общества. От рабов и рабовладельцев перешли к феодализму, затем сменили авторитарные монархии на демократию и разделение властей. Изменилось многое, в том числе и интересы.

Инстинкт самосохранения заставляет нас уступить дорогу мчащемуся на нас автомобилю, не высовываться далеко в окно. Инстинкт толкает некоторых из нас на  обогащение  за счет присвоения или взятки, если, конечно,  мы верим , что об этом никто не узнает. Но этот инстинкт заставляет нас и молчать, опасаясь  репрессий.

Инстинктивному желанию присвоить то что «плохо лежит», украсть, ограбить слабого противостоит культура, мораль. Она может быть в форме религиозных заветов («не убий», «не укради») а может являться результатом нашего воспитания в семье и школе, в  кругу друзей. У разных народов  уровень воровства, коррупции разный.  По некоторым оценкам среди россиян праведников не более 10%, а убежденных воров  порядка 15%. Остальные поступают, исходя из обстановки. Во времена СССР на госпредприятиях воровство было  нормой, работники не упускали возможность «приватизировать» что-то полезное. Вспомните  заповедь: «тащи с работы всякий гвоздь, ты здесь хозяин, а не гость!» Но сегодня, если на фирме хозяева ввели  эффективная система контроля, то люди предпочитают вести себя честно.

Третий источник  интересов людей, т.е. их положение в обществе и  стимулы поведения– самый сложный. Понятно,  что интересы (потребности) помещика и крепостного крестьянина – разные и противоречивые. Разные интересы у чиновника и предпринимателя. От тех и других отличаются интересы простого налогоплательщика – рабочего, фермера, пенсионера. Все эти интересы  зависят от  того, как в конкретном государстве выстроены общественные отношения. В России интерес гаишника –  собрать побольше взяток с водителей и поделиться с начальством, а интерес нарушителя ПДД –  откупиться от инспектора  и оставить права в своем кармане. А в Финляндии полицейский заинтересован, прежде всего в том, чтобы сохранить свою престижную и высокооплачиваемую работу. Он не купится на взятку. Нарушитель ПДД не будет давать взятку, зная, что полицейский ее не возьмет, а у водителя будут большие неприятности. К тому же взяточничество противоречит культуре финнов, взяточнику грозит  осуждение друзей и соседей.

Другой   пример – интересы  чиновников и предпринимателей в конкретной стране. Конкуренция – двигатель прогресса. Именно конкуренция заставляет осваивать новые технологии, закупать высокопроизводительное оборудование, выпускать новую продукцию. Но выгодный госзаказ и лоббирование своих интересов в органах власти часто позволяют получить больше прибыли, чем за счет удовлетворения запросов потребителей. Надо  только иметь связи и дать чиновнику откат, т.е. поделиться сверхприбылью от госзаказа. В ряде стран (и в России в том числе) сформировался «капитализм для своих», при котором интересы чиновничества и олигархов противоречат интересам широких слоев населения. Как в Средние века, узкая группа чиновников и приближенных к ним олигархов купается в роскоши за счет налогоплательщиков, а простые люди перебивается  от зарплаты до зарплаты.

Но если, (как это сделано в Швеции), вся информация о доходах, сбережениях, недвижимости «прозрачна», доступна в интернете любому гражданину, если парламентская  оппозиция контролирует каждый шаг правительства и подчиненной ему  бюрократической пирамиды органов власти, если  борьба с коррупцией ведется не на словах, а на деле, то получить сверхприбыль на госзаказах почти невозможно – вас сразу «выведут на чистую воду». Общество, в котором действуют отличные от российских правила жизни, порождает иные интересы.

Потребности  простых россиян обычно мало связаны с политикой. Люди часто плохо понимают, как система налогообложения влияет на экономическое развитие страны, на рост их благосостояния. Они, занятые семьей и домом.   А всякие там программы партий, различия в предлагаемых ими мерах по развитию экономики страны, находятся на периферии их интересов. Российское общество предельно атомизировано,  многие  надеются только на себя.  По уровню политической культуры и гражданской активности мы  находимся на уровне средневековья. Можно ли наши интересы модернизировать?

 Наши люди знают, сколько они получат в кассе предприятия. А сколько удержало государство и на что их потратило – это им неведомо. Их не интересует, как правительство или городские власти расходуют средства налогоплательщиков. Ситуация может измениться, если  перейти к  уплате налогов самими налогоплательщиками, а не их работодателями, как это сделано в ряде стран. Интерес к контролю за работой органов  власти у граждан сразу вырастает, ведь будут расходоваться  их деньги, внесенные ими лично в кассу. Или другой пример: во многих странах Латинской Америки предусмотрен штраф за неучастие граждан в выборах. Это тоже подогревает интерес людей к программам партий, к практической реализации этих программ. Скажем, кандидаты от правящей  партии обещали снизить уровень казнокрадства, а что сделали реально?

* * *

                 Каковы интересы в Средние века  были  у королей, царей, шахов? Сохранить свою власть и веру народа в то, что они –  «от бога», собирать с населения дань, стараться увеличить размеры своих владений. Надо было иметь наемную армию, поддерживать свой привилегированный образ, т.е.  выпендриваться одеянием, дворцами, пирамидами, казнить приближенных,  подозреваемых в измене и одаривать лояльных. И еще иметь ручную церковь, своего рода «замполитов» тех времен. У этих  правителей – «оседлых бандитов» не было резона заботиться о  благосостоянии простолюдинов.

А какие интересы у нынешней авторитарной власти? Сохранить свое положение любой ценой. Для того, чтобы «свои» олигархи богатели за счет госзаказов, чтобы имели  возможность вывозить из страны в офшоры триллионы долларов для строительства поместий на средиземноморских берегах. Для роскошных квартир размером в целый этаж в центре Москвы. Власть сохраняется посредством  лживой пропаганды на государственных каналах телевидения и радио, сказками об особом пути России, о врагах кругом. Сохраняется подтасовками и вбросами на выборах, с помощью карманного  суда, декоративных «общественных советов» по правам человека. Но сегодня главным средством реализации интересов власти становится насилие. Отряды карателей на улицах. Аресты. Жестокость и бредовая активность выкормышей  Национальной гвардии.. Интерес авторитарной власти  состоит  в том, чтобы   запугать людей, как когда-то они были запуганы сталинским террором. Ей нужен  сломленный и оболганный пропагандой покорный народ.

Во всех этих процессах огромную роль играют «государственники» – социальный слой бюрократии, чиновничества. Бюрократия  наполняет собой ту самую  «организацию организаций», которая обеспечивает порядок в  государстве, как  политическом сообщество его граждан. Без налоговиков, полицейских, Минтранспорта и Минздрава уже вряд ли можно обойтись. В демократических странах бюрократия за счет денег налогоплательщиков реализует  важные проекты развития, на которые у предпринимателей просто нет денег. Например, финансирует  и руководит  строительством  магистральных дорог. В этих странах бюрократия работает под контролем представительных органов власти и гражданского общества. Иное дело в авторитарных государствах. Там бюрократия (в погонах и без оных) составляет  правящий класс,  иерархи которого обогащаются за счет простолюдинов.

Не случайно в России  среди простых людей распространено противопоставление «мы» – граждане, а  «они» – чиновники – власть. Люди не доверяют власти, но большинство  заявляют, что у них нет возможности  повлиять на ситуацию. Число граждан, принимающих участие в работе некоммерческих организаций и партий – ничтожно. 80% россиян не испытывают ответственность за происходящее в России, а потому за свое будущее и будущее своих детей. Печально.

От того, какие  интересы у бюрократии, зависит природа государства, темпы его экономического развития. В Европе после буржуазных революций 19 века ситуация с подчинением чиновничества, государственного аппарата управления  кардинально  изменялась. Революции  были направлены прежде всего против сословных привилегий и корыстных интересов монархов и знати. Королей казнили, правящие сословия разогнали. Парламенты стали реально представлять интересы избирателей. Они взяли под контроль работу исполнительной власти. Но  изменились и интересы чиновников. Хотя инстинктивная  потребность урвать, получать  доход от взяток и откатов у государственных и муниципальных служащих осталась, но в ХХI веке в условиях правовых государств им поневоле приходится работать по закону и под контролем гражданского общества. А к простым европейцам  пришло понимание, что конкурентный рынок и есть двигатель модернизации страны. И  интересы граждан состоят именно в развитии конкурентного рынка, политической конкуренции и верховенстве права. К сожалению, к пожилым поколениям жителей постсоветских стран такое понимание не пришло.

* * *

Каковы  интересы нынешних авторитарных правителей  постсоветских стран? Те же самые, что и у средневековых монархов. Это хорошо видно на примере России  по падению жизненного уровня населения, по проведенной  грабительской пенсионной реформе, по росту безработицы и  повышении НДС, по огромным расходах на ВПК и на помощь другим авторитарным государствам, по политике самоизоляции. Да, есть некоторые внешние отличия нынешнего режима от царской власти и диктатуры большевиков. Сформированы  бутафорские институты демократии, но суть интересов главы средневековой бюрократической пирамиды и  опричников  – осталась прежней.

К чему ведут такие интересы власть имущих? К отсталости страны. Сегодня в России 21 млн человек относятся к категории бедных, это 14,3 % населения. ВВП страны по официальным отчетам растет ежегодно на 1%, но по оценкам экономистов – только на 0,1%. Россия – затухающая цивилизация.

Почти уничтожены такие  виды продукции нашего машиностроения, как турбины на водяном паре и турбины паровые прочие (сокращение в 4 раза – 844 вместо 4210), турбины гидравлические и колеса водяные (сокращение в 1,3 раза), краны мостовые электрические (падение производства на 52%), культиваторы для сплошной обработки почвы (сокращено  на  69%) , бульдозеры самоходные и бульдозеры с поворотным отвалом (падение  в 2 раза), экскаваторы (падение на 51%), тракторы гусеничные ( сокращение на 69%).  

 В 2017 году весь патентный архив России, т.е. количество действующих патентных заявок на изобретения, не превышал 250 000 и был во многие десятки раз меньше, чем патентные архивы Америки, Японии, ЕС, Китая. Все расходы России на НИОКР в 2017 году (около $15 миллиардов), были не больше расходов на НИОКР одной лишь китайской фирмы Huawei (крупнейший производитель мобильников и оборудования связи всех типов) и меньше расходов на НИОКР фирмы Apple. Мировая доля “российских нанотехнологий” (согласно официальной статистике “Роснано”) составляет всего полпроцента. Да и качество российских “nanotech” намного  ниже мирового.

О чем говорит эта статистика? О наших грустных перспективах. Интересы правящей верхушки толкают нас в сообщество самых отсталых стран. Если мы не хотим туда попасть, России потребуются демократические реформы, которые изменят состав органов власти и судейского корпуса, а сам народ действительно сделают источником  власти. Только тогда интересы простых людей станут императивом органов власти, заблокируют вывоз из страны уворованного капитала и  союз бюрократии с олигархами, т.е.   «капитализм для своих». Иного пути у нас нет.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Россия смирилась с капитализмом

Наша держава — страна больших начальственных неожиданностей, разгул которых мы видим сейчас по случаю московского выборного кризиса. Система одним махом переключилась...

Закрыть
62 запросов. 0,912 секунд. 57.0686416625982 Мб