March 20, 2019

Деньги из воздуха

Вот ещё пример выполнения плана по валу… «Роскинотехника» производит кинопередвижки — автомобили с кинопроектором, чтобы нести в глубинку слово партии. Кинопередвижка базируется на «козле» — машине «УАЗ-452». Её отправляют из Ульяновска аж в Новгород, где на автомобиль ставят два ящика для запчастей и огнетушитель. Стоимость двух фанерных ящиков вместе с установкой — 47,5 рублей. Но план в «Роскинотехнике» измеряется в стоимости выпущенной продукции. А стоимость автомобиля, как вы понимаете, выше, чем стоимость ящика. Поэтому к 47,5 рублям плановики «Роскинотехники» прибавляют стоимость автомобиля (более двух тысяч рублей) и отчитываются. Величина приписок — 5000 %!

Похожим образом осуществлялись приписки и в сельском хозяйстве. Мне один знакомый рассказывал, как в бытностью свою молодым специалистом приписал к плану 150 тонн капусты. Которую его совхоз вообще не сажал! Вот как это делалось.

Совхоз должен продавать свою продукцию овощебазе по закупочным (низким) ценам. А потом овощебаза продает торговле продукцию по оптовым ценам. Магазины же торгуют по цене реализации конечного товара. Самая низкая цена в цепочке — закупочная. Выше — оптовая цена реализации. Совхоз, который не сажал капусту, заключает с овощебазой договор о том, что купит у нее 150 тонн капусты. И о том, что он продаст ей 150 тонн капусты. Понятно, что эта сделка для совхоза убыточна. Но план есть план! План — закон! Нужно накормить страну! Выполнение продовольственной программы — задача, поставленная партией! Народу нужна капуста!

Договором о продаже капусты овощебазе совхоз отчитывается перед государством о выполнении плана. Работники совхоза получают премию за ударный труд по уборке невыращенной капусты. База же выполняет план по закупке и реализации капусты, при этом капуста даже не покидает пределов базы.

Внакладе остаётся государство. Почему оно, а не совхоз? Потому что совхоз — это и есть государство! Всё в стране принадлежит государству, частных хозяев нет. Совхоз понёс убытки. Никаких проблем — государственный банк даст ему очередной кредит, который потом спишет, потому что всё сельское хозяйство — сплошная чёрная дыра, безвозвратно пожирающая кредиты. Они только так называются — «кредиты». На самом деле это прямое финансирование сельского хозяйства.

Аналогично можно и мясо приписать. Скажем, в Рязанской области первый секретарь обкома А. Ларионов пообещал перевыполнить план по мясу. И перевыполнил! Отчитался. Заслужил похвалу самого Хрущёва. А потом выяснилось, что для сдачи государству мяса его скупили в магазинах своей и соседней областей. Эта афера вскрылась, только поэтому мы про неё и знаем. А сколько не вскрылось?

Если у кого-то ещё есть иллюзии касательно советской статистики, рекомендую вспомнить так называемое «узбекское», или «хлопковое», дело. Это дело не только раскрывает всепроникающий характер советских приписок, но и систему тотальной коррупции, пронизавшей все этажи управления в СССР.

Прокурор О. Гайданов в своей книге мемуаров вспоминает:

«С исчерпывающей простотой и ясностью поведал мне о сложившейся системе приписок и хищений один из обвиняемых — бывший первый секретарь Коммунистического райкома партии (Ташкентская область) У. Мирзакулов:

— К началу хлопковой страды обком партии утверждает график сбора хлопка, устанавливает определённый процент ежедневного съёма хлопка-сырца и сурово следит за его соблюдением. На основании обкомовского графика райком даёт соответствующую разнарядку колхозам и совхозам. Там видят: или темпы нереальны, или положенного планом количества хлопка попросту не набрать. И тогда они идут с поклоном (на этот поклон с самого начала и был расчёт) на хлопкозавод — за бумагой о приёмке несуществующего хлопка-сырца. Конечно же, идут не с пустыми руками — с подарками и деньгами, полученными по фиктивным табелям за выполненные работы.

Далее, по его рассказу, махинации переносятся в отрасль по переработке хлопка-сырца и в лёгкую промышленность. Начинается усушка, утруска, угарка на заводах, и вот по железным дорогам СССР курсируют пустые вагоны (но как бы заполненные по завязку), а в пассажирских вагонах едут представители хлопкозаводов, в портфелях которых — фиктивные документы, где утверждается, что пустые вагоны доверху забиты хлопком, а для доказательства этого с ними ещё и чемоданы, набитые наличностью. На ткацких, швейных предприятиях Ивановской и многих других областей России, Украины и других республик руководители фабрик и комбинатов чемодан с деньгами принимают, взамен дают документы, в которых утверждается, что вагоны получили, и не пустые, а полные. И теперь вал приписок и списаний прокатывается уже здесь. Так узбекистанская зараза расползалась по СССР.

В результате «хорошо всем» — планы партии, они же социалистические обязательства, выполнены досрочно. Райком рапортует в обком, последний — в ЦК, на всех площадях Ташкента и областных центров вывешиваются огромные транспаранты об очередной трудовой победе — сборе пяти-шести миллионов тонн хлопка. Рашидов рапортует Брежневу об очередной победе и направляет в Москву представление о присвоении званий Героев Социалистического Труда, представления к орденам. Те, кто наворовал миллионы на приписках хлопка, получают уже не мнимые, а настоящие награды и почести.

И так из года в год. И при всём при этом с 1978 и до 1983 года в республике практически не было уголовных дел о махинациях в хлопководстве. Эту отрасль фактически курировал лично сам Рашидов, и прокурорам дорога туда была закрыта.

К началу 1989 года судами было рассмотрено 790 дел этой категории, по которым, как уже сказано, значилось более 20 тысяч человек, вовлечённых в преступную деятельность…

Среди осуждённых по так называемым хлопковым делам:

— 430 директоров совхозов и председателей колхозов и 1300 их заместителей и главных специалистов;
— 84 директора хлопковых заводов и 340 главных специалистов этих заводов;
— 150 работников лёгкой промышленности Узбекистана, РСФСР, Украины, Казахстана, Грузии и Азербайджана;
— 69 партийных, советских работников, работников МВД и прокуратуры…»

Вы можете сказать, что «хлопковое дело» — результат «позднего застоя», а вот раньше был сплошной и незапятнанный социализм без коррупции и приписок. Напомню, что в семидесятые годы было «грузинское дело» о коррупции и приписках, в котором фигурировал первый секретарь ЦК КП Грузии и кандидат в члены ЦК КПСС Мжаванадзе (которого, кстати, из правящего класса все равно не выгнали). А в шестидесятые было «таджикское дело» о тотальных приписках в республике.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Включаешь — не работает

Друг производственника и писателя Ефимова — инженер-электрик — однажды рассказал ему историю, как на его стройке выполнили квартальный план по...

Закрыть
57 запросов. 0,810 секунд. 48.1717453002932 Мб