November 22, 2019

На чем держится коррупционная вертикаль? Опыт Румынии.

На Земле живут разные народы с разной культурой. У китайцев и корейцев в культуре конфуцианская традиция – ходить к начальству с подарком, чего не приемлют финны. И финны и шведы  странным образом считают, что раз чиновники – госслужащие, то должны служить своему народу, а не собирать с него дань. Идеалисты!

                Современные россияне так не считают. Они по своей культуре ближе к средневековью. Сбор дани представителями власти с предпринимателей или  простолюдинов для них – норма. И оплата приближенным к власти олигархам многомиллиардных заказов из казны по завышенным ценам – тоже норма. Да и самим,  нарушив правила дорожного движения, лучше откупиться от гаишника, чем остаться без прав.

               И силовики – опричники, разгоняющие малочисленные демонстрации протеста и не несущие наказание за грубое насилие – тоже для нас норма. Не хочешь неприятностей – сиди дома и помалкивай. Не твое это дело – порядки в российском государстве устанавливать. На то Путин есть! Так жили и мыслили раньше – при царях и большевиках,  так живем и сегодня. Реальная власть народа, республика –   это фантазия для большинства россиян. Они уж точно знают, что от них самих ничего не зависит. И вся надежда остается на доброго  царя, который наведет порядок, обидчиков накажет,  и всех нас облагодетельствует!

               Выходит, мы по своей подданнической культуре никак не похожи на шведов, финнов, чехов и армян. Тогда  может, стоит поучиться у соседей? Например, у населения соседней Румынии, которое столько лет жило под гнетом диктатора Чаушеску и его силовиков? А сегодня Румыния – пример для стран Восточной Европы! Уже к 2016 году она достигла 58 места в индексе восприятия коррупции Трасперенси интернейшл. Это был несомненный  успех. Как удалось его  добиться?

               Прежде всего, сказалась  политическая воля реформаторов. Румыния в  2004 году была намерена вступить в Европейский Союз. Однако широко распространенная в стране коррупция была  главным для этого препятствием. Особенно  коррупция среди высокопоставленных чиновников и бизнесменов. Распространены были  не только взятки, но и уклонения от  налогов.

               Тогда по опыту других стран был  создан специальный орган с большими полномочиями – Национальное антикоррупционное управление (DNA). Ему поручили бороться с коррупцией среди топ-чиновников, а также вести дела на сумму от 2 млн евро. Новое ведомство включило  в себя функции обычной полиции, а также прокуратуры.

               Наличие такого органа очень раздражало правительство и политические партии. На протяжении 12 лет они  несколько раз пытались изменить законодательство. Последний раз в начале 2017 года такую попытку предприняли социалисты. Они планировали принять акт о помиловании для коррупционеров, а также внести изменения в криминальный кодекс. Это делалось с целью освобождения из тюрьмы лидера социалистов Ливиу Драгня.

Но румынское гражданское общество одержало  победу, вынудив правительство отказаться от постановления об амнистии коррупционерам. Таких массовых демонстраций страна не знала с момента падения режима Чаушеску в 1989 году. Количество протестующих достигло 500 тысяч – на площади Виктория в центре Бухареста у здания правительства собралось до 300 тысяч человек, а в крупных городах – десятки тысяч. Причиной демонстраций стало также решение правительства  во главе с Сорином Гриндяну внести изменения в Уголовный кодекс, чтобы декриминализировать нанесение ущербу государства на сумму меньше в $48 тыс и амнистировать уже сидящих в тюрьме за подобные преступления.

Главную скрипку протеста  сыграли обычные граждане, сплотившиеся против инициативы, угрожающей похоронить имидж страны, где успешно ведется борьба с коррупцией. Против решения правительства выступил президент Клаус Йоханнис, а также оппозиционные партии. 

Обладающая большим авторитетом Румынская православная церковь призвала враждующие стороны к диалогу, но подчеркнула: “борьба против коррупции должна быть продолжена и виновные должны быть наказаны, потому что воровство разрушает общество в моральном и материальном отношении”.

Еще 10 лет назад такие массовые протесты было трудно представить. Но участие общества в борьбе с коррупцией и произволом  – решающий фактор модернизации страны. Очень важно, что  теперь граждане пристально   следят за деятельностью политиков. И в случае необходимости всегда   готовы к массовым протестам. Народ  в Румынии считает себя главным не только по тексту Конституции, но и по жизни.

               Для успешной борьбы с коррупцией нужна юридическая и финансовая независимость антикоррупционных органов. В Румынии есть два таких главных независимых органа. Первый – то самое Национальное антикоррупционное управление ( DNA). Все коррупционные дела находятся в его руках, что уберегает от утечек информации. К тому же в DNA собрались лучшие кадры, как из прокуратуры, так и финансовые и IT-специалисты.

               Все, кто хотел работать в DNA проходили не только личностные тесты, но и выясняется  вероятность, может  человек  попасть под политическое влияние или нет. И конечно важно, чтобы эти люди были и профессионалами в своей сфере. Такие тесты проходили все кандидаты и найти таких людей удалось. Одного звали Даниэль Морарь. После разговора с ним психолог сказал, что этот человек – как камень и не поддается никакому влиянию. Морарь стал вторым руководителем антикоррупционного управления.

               Второй орган – Национальное агентство по вопросам добродетели. Оно специализируется не на коррупции как таковой, а на конфликте интересов. Специалисты агентства детально изучают декларации всех государственных чиновников. Это касается не только президента или премьера, но и работников полиции, таможенников, а также членов совета правления больших корпораций. Всего декларации подают 300 тысяч человек. Они указывают не только свое имущество, но также и имущество своих родственников, а также выписки по банковским операциям. Каждый документ — около 10 страниц.

               Любой гражданин Румынии  может изучить декларацию чиновника. Если он находит несоответствие, то может потребовать через суд, чтобы такое имущество было конфисковано. И люди требуют!

               Однако, чтобы такая система существовала, очень важно обеспечить ее независимость. Как финансовую, так и юридическую. Поэтому в Румынии Национальное антикоррупционное управление финансируется из государственного бюджета через генеральную прокуратуру.

               Нужен независимый от исполнительной власти суд. И он в Румынии есть!

За 12 лет существования Национального бюро расследований суды вынесли 900 обвинительных приговоров. Всего в тюрьме сейчас находятся полторы тысячи  топ-коррупционеров. Среди них и брат бывшего президента страны Траяна Бэсеску — Мирча. Кроме того, удалось посадить 6 министров, а также бывшего премьера страны Адриана Настасе. В тюрьме сидят и многие судьи и мэры городов. Это замечательно!

               Ведь поначалу люди боялись проявлять инициативу и вести собственные расследования коррупционных деяний высокопоставленных коррупционеров. Судьи также не спешили рассматривать такие дела, в результате многим удалось избежать заключения. Однако потом все же удалось изменить работу судов и  посадить коррупционеров сразу по двум статьям — за коррупцию и за попытку избежать ответственности.

               Поэтому очень важно добиваться, чтобы дела о коррупции рассматривались именно  в судах, а суды были честными и независимыми от исполнительной власти. И рассматривали дела без долгих проволочек. Сегодня в  Румынии  от момента открытия уголовного дела до окончательного решения проходит где-то год. И это в уголовном процессе!

               Очень важно предусмотреть, чтобы государство могло вернуть украденное имущество. Для этого существует институт гражданской конфискации. Особенность его в том, что в нем нет обвиняемого. Человеку не нужно оправдываться. Он только должен доказать, что этот дом или деньги принадлежат ему. Этот институт  активно используется  в Великобритании, Румыния взяла с нее пример.

               Интересно, что по данным статистики, в Румынии всего лишь 10% подозреваемых в коррупции являются в суд, чтобы доказать свое право на имущество. В большинстве случаев оно законно возвращается в собственность государства.

               На  примере эффективной борьбы с  коррупцией  в Румынии хорошо видно, что опорой коррупционной вертикали – неотъемлемой части авторитарных режимов, служит именно подданническая средневековая культура народов. Пока в ней не произойдет изменений, власть останется нашим коррумпированным захребетником. Объясняйте  это друзьям и коллегам,  этим вы поможете нашему обществу сделать шаг в правильном направлении!

15 июня 2019 г.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Можно ли победить воровство? Мировой опыт.

Часть 1. Ли Куан Ю и феномен Сингапура Алексей Болгаров Оговоримся сразу, нас не слишком будет интересовать криминальный промысел «классических»...

Закрыть
63 запросов. 0,898 секунд. 57.1920928955082 Мб