March 20, 2019

Как выбирать парламент-1

Григорий Голосов

– Какая система выборов лучше для простых избирателей  – мажоритарная, пропорциональная или смешанная (и по спискам, и по округам)?

– Нынешняя российская авторитарная власть вообще могла бы не тратиться на выборы, а просто назначать депутатов. Результат был бы тот же. Власть сегодня проводит выборы по правилам, которые неискушенным людям кажутся честными. Это немного сложнее, чем игра в наперсток, но как показывает отечественный опыт, вполне достижимо. Пропорциональная система в сочетании с российским законом о политических партиях не просто бессмысленна, это откровенный обман избирателей.

Мажоритарная система пришла из архаичных демократий XIX века, когда право голоса было лишь у обеспеченных граждан. Философия этой системы в том, что депутаты представляют граждан от территорий. Вроде как избиратели знают соседа – кандидата в депутаты, а он знает их проблемы и будет добиваться их решения. Философия  пропорциональной системы иная. Она народ рассматривает в целом. Считается, что наиболее важные предпочтения граждан не связаны с их округами. И каждое предпочтение должно найти отражение в парламенте через соответствующую фракцию. В этом смысл пропорциональной системы.

И  действующей российской?

– Пропорциональная система не совместима с ограничениями на свободу политических объединений. Поэтому переход в 2007 году к выборам в Госдуму только по партийным спискам, вслед за принятием в 2005 году новой репрессивной редакции закона о партиях, полностью исказил философию пропорциональной системы. Если к участию в выборах допускаются лишь несколько партий, одобренных исполнительной властью, то пропорциональная система становится бутафорией. Как очки без диоптрий, оправа из Парижа, лицо выглядит умнее, а смысла нет никакого. Впрочем, один корыстный смысл все же был – избавиться от одномандатников, которые все-таки зависят от избирателей своего округа и могли пойти против «партии власти»…

Предположим свобода политических объединений и заявительный порядок регистрации партий будут восстановлены. Какие еще «тараканы» недостатки несуразности есть в нашей избирательной системе?

– Общенациональный, точнее общероссийский округ. Такого нет ни в одной федерации в мире. В федерациях пропорциональная система применяется в сравнительно небольших округах с малым числом избираемых депутатов. Округа, как правило, обязательно соответствуют административному делению страны,. В федерациях это обязательно, ведь сама идея федерализма предполагает различие важных территориальных интересов. Впрочем, так устроено пропорциональное представительство и в унитарных странах, например в странах Скандинавии.

– Чем плох единый общероссийский округ?

– В регионах своих кандидатов знают, голосуют с пониманием, в едином округе человек, поставивший галочку за «Единую Россию», думал, что проголосовал за «национального лидера» и его загадочный «план», а в действительности – за список единороссов. Путина в Думе нет, нет и губернаторов,  они от мандатов отказались. Зато по списку заседают никому не известные чиновники и партийные функционеры. Если это не мошенничество, то что?

– А другие «тараканы»?

– Семипроцентный барьер, который партия должна преодолеть, чтобы получить доступ к депутатским мандатам. Если какая-то партия набрала на выборах почти 7 миллионов голосов и не будет представлена в Думе, то, что это за пропорциональная система? Ведь смысл ее как раз и состоит в адекватном отражении общественных настроений!

– Но и в других странах есть барьеры?

– Их 18 демократических стран, более 20 лет честно использующих чисто пропорциональную систему, в Ирландии, Португалии, Уругвае, Финляндии и Швейцарии барьеров вообще нет. В Австрии, Норвегии и Швеции они составляют 4%, в Аргентине, Греции и Испании – 3%, в Дании, Израиле и Нидерландах – от 0,67 до 2%. В Бельгии, Бразилии и Коста-Рике барьеры установлены в отдельных многомандатных округах. На практике в парламент там проходят партии, получившие менее 1% голосов, но обладающие мощной поддержкой на какой–то части  данной территории страны. И только в Турции – барьер 10%.

Вводя такой запретительный барьер, турецкий парламент руководствовался любимым тезисом российских властей – заботой о стабильности. Но в отличие от России, где им прикрывают желание во что бы то ни стало удержаться у власти, в Турции существует реальный раскол в обществе по вопросу о светском или исламском характере государства. Законодатели надеялись, что исламисты не смогут создать крупную партию и благодаря этому барьеру не попадут в парламент. Их также тревожила возможность прохождения в парламент курдской партии, которая как раз не дотягивала до 10%.

Но исламисты, объединившись в «Партию справедливости и развития» на выборах 2002 года набрали 34% голосов, зато барьер отсек некоторые светские партии, ранее входившие в парламент. В результате исламисты конвертировали полученную треть голосов почти в две трети мест в парламенте. А курды прошли в парламент как независимые депутаты. Так что завышенным барьером вполне может воспользоваться не тот, кто воздвигал его под себя.

– Какой барьер допустим?

– Для больших округов, где по спискам партий избирается 20 и более депутатов, предпочтительный барьер 3%. Именно такую рекомендацию, изучив международный опыт, дали Совету Европы его эксперты. В меньших округах барьеры вообще не нужны.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Вы не уникальны

Максим Трудолюбов В дискуссиях о российских реформах в качестве примера для подражания часто называют Сингапур, сумевший за последние 40 лет превратиться в одну...

Закрыть
59 запросов. 0,812 секунд. 48.2012710571292 Мб