June 18, 2019

Официальные цитаты

«Директор завода, отправлявший зимой минеральную воду в неутеплённых вагонах, так что заказчик получал одни осколки замёрзших и взорвавшихся бутылок, не имеет даже выговора…»

«128 вагонов картошки выслали из Костромы в Астрахань за 1800 км. Они простояли после долгого пути на запасных путях еще 15 суток, после чего оказались заполненными одной гнилью…»

Зачем перевозить за тысячи километров то, что можно купить гораздо ближе? Но в СССР денег никто не считает, потому что денег там не существует. Разве безнал, который нельзя обналичить и направить на иные цели, — это деньги? Это учётная фикция. Как и вся советская экономика, которой на самом деле не существовало. Экономика — второе имя рынка. Нет рынка — нет экономики. Вместо экономики в СССР был муляж, недействующий макет. Дёргаемая за верёвочки марионетка. Зомби. Название этого экономического муляжа — «народное хозяйство». И вместо денег тоже были муляжи.

Ни экономики, ни денег. В такой абсурдной системе возможно всё — пересылать дефицитную скоропортящуюся еду в тёплых вагонах на тысячи километров. И при этом испытывать постоянный дефицит подвижного состава. Опять-таки читаем советские газетные вырезки, любовно собранные исследователем абсурда Ефимовым:

«Министерство путей сообщения СССР выполняет план подачи вагонов лесозаготовительным хозяйствам не более чем на 50 %. Древесина, так нужная во всех районах страны, лежит на складах, портится, превращается в дрова. Что толку из того, что тысячи людей рубят ангарский и енисейский лес, сплавляют, выгружают на берег, если он здесь годами гниёт?.. Территория складов на лесоперевалочных базах загружена нескончаемыми рядами штабелей из посеревших от времени бревен… В европейской части страны положение не лучше, чем в Сибири. Западнее Урала значительная часть древесины — лиственные породы, дорогое фанерное и лыжное сырьё. Долго хранить её нельзя. Пролежав год-другой, берёзовые кряжи трескаются, украшаются плесенью и грибками… В погрузочных пунктах Союза скопилось свыше 20 миллионов кубометров лесоматериалов. И в то же время Министерства лесной и деревообрабатывающей промышленности СССР в первом полугодии заплатили десятки миллионов рублей штрафов за то, что не поставили потребителям древесину.»
(«Правда», 15.08.1977)

«Заводы-изготовители, понимая важность Экибастузского комплекса, шлют сюда всё необходимое по графику. Десятки тысяч тонн ценного оборудования уже прибыли на электростанцию: его сваливают из вагонов у железнодорожной насыпи.»
(«Правда», 02.07.1977)

«В Карельской АССР Ругозерским леспромхозом в 1967 году было закуплено дорогостоящее оборудование, которое не использовалось до 1973 года, а затем было списано в металлолом как пришедшее в негодность.»
(«Известия», 30.05.76)

«В Донбассе на задворках нефтеперерабатывающего завода в г. Лисичанске ржавеет под открытым небом неустановленных агрегатов на 24 миллиона рублей.»
(«Комсомольская правда», 21.10.1977)

«Зимуют под брянским небом ящики с минифабрикой химчистки «Специма», изготовленной в ГДР. При этом трёх ящиков стоимостью в 8000 валютных рублей уже недостаёт.»
(«Литературная газета», 15.01.1975)

«Из-за недостатка складских помещений в стране гибнет 1/5 всей производимой бумаги.»
(Киножурнал «Фитиль»)

Почему капуста, которую никто в Смоленске не заказывал, едет туда из Ленкорани и гниёт по пути, тогда как лес не вывозится с места добычи и гниёт под открытым небом? Потому что плановое хозяйство!.. Железнодорожникам нужно выполнять план. План — закон! И он измеряется в тонно-километрах. Чем дальше везёшь, тем лучше для плана. Целостность груза при этом, равно как и целесообразность перевозки МПС совершенно не важны.

Лебединский горно-обогатительный комбинат. Здесь производят рудные окатыши, которые потом везут на Череповецкий металлургический комбинат. Я на этом комбинате проходил технологическую практику в студенческие времена. Огромный заводище, мрачный город, невесёлое население, отсутствие колбасы… Именно сюда и приходили вагоны с окатышами. Дырявые. Щелястые. Из которых рудный окатыш тёк, как зерно на карикатуре в «Крокодиле». Только зерно золотистое, а окатыш коричнево-бурый. «Рудные окатыши — груз дорогостоящий, — писали «Известия» 20 июня 1976 года, — а течёт в щели, словно вода… За четыре месяца только по дороге на Череповецкий металлургический комбинат потеряно 3600 тонн окатышей стоимостью 110 тысяч рублей». Почему течёт и всем наплевать? Потому что ничьё…

Кстати, о потерях урожая через вагонные щели. Потери эти обусловлены не только прямым высыпанием пшеницы на пути. Конечно, глядеть на текущий пшеницей вагон больно, но и дырявый вагон колхозникам подарок — так хотя бы сколько-то можно вывезти. Хуже, когда вагоны вообще не приходят. Потому что их не хватает. Потому что плановое хозяйство имманентно дефицитно

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Не украдёшь — не проживёшь

Советская жизнь — нищая жизнь. Так всегда получается, когда начинаешь строить справедливое общество, — тотальная нищета внизу и узкий (на больший...

Закрыть
64 запросов. 1,011 секунд. 55.6141433715822 Мб