March 24, 2019

Школа, как проблема

Как реформировать среднее образование?

Доступность и качество школьного образования – это те проблемы, которые касаются каждого, и, пожалуй, являются одними из самых главных в любом развитом обществе, хотя острота их не всегда очевидна.

В России широкая дискуссия, связанная с обучением в школе, за последние годы возникала только один раз, когда началась реформа образования и, в частности, был введён Единый государственный экзамен для выпускников старших классов. Однако, введение Единого государственного экзамена реальную ситуацию едва ли улучшило. Качество тестов каждый раз вызывает серьёзные споры. Помимо этого, каждый год выявляются случаи разного рода подтасовок при написании ЕГЭ (от выкладывания ответов в интернет до сдачи тестов учителями вместо учеников). ВУЗы в связи с этим стремятся ввести дополнительные экзамены, так как наличие даже сертификатов со ста баллами по всем предметам не гарантирует знаний у абитуриента.

Таким образом, проводимая реформа образования пока что не принесла ощутимых результатов и не привела к резкому улучшению качества образования в школе. Так, согласно PISA (Programme for International Student Assessment), Россия в последние годы стабильно находится ниже 30-го места в рейтинге и не набирает даже среднего «проходного» балла по ключевым показателям, а именно: чтение, математика и естественные науки.

На сегодня мониторинг PISA является самым авторитетным и самым полным среди подобных исследований. По сути, это тест, оценивающий грамотность школьников в разных странах мира и умение применять знания на практике. Программа была запущена в 2000 году и с тех пор проводится раз в три года, поэтому самыми свежими являются данные 2012 года. Участие в исследовании принимают более 60 стран, либо входящих, либо сотрудничающих с ОСЭР (Организацию Экономического Сотрудничества и Развития).

Согласно последним данным этой организации, лидерами мирового рынка в области школьного образования являются Шанхай, Корея и Япония. Из европейских стран ведущие позиции традиционно занимают Финляндия, Нидерланды и Швейцария. Россия же, как уже было сказано выше, показывает результаты не то что невысокие, а ниже среднего уровня.

Помимо рейтингов PISA о тревожности ситуации говорит и тот факт, что в прошлом году Рособрнадзор снизил минимальный балл ЕГЭ по русскому языку с 36 до 20 баллов, а по математике с 24 до 20. Это было продиктовано острой необходимостью, так как в противном случае почти пятая часть выпускников старших классов могла бы остаться без аттестатов. Кроме того, в Министерстве образования и науки рассматривается вопрос о введении возможности пересдавать Единый государственный экзамен.

При этом, разрыв между школьным и высшим образованием в России год от года только растёт. Сложилась парадоксальная ситуация: с одной стороны, для поступления в ВУЗ (и даже в ведущие техникумы) тех знаний, которые даются в школе сегодня, чаще всего недостаточно, что приводит к разрастанию рынка репетиторов. С другой стороны, для зачисления в профессиональные технические училища не требуется обычно вообще никаких знаний. И вообще, говорить о том, что в школе даются какие-то знания, кроме базовых навыков письма и счёта, приходится всё реже.

Особенно явно эта ситуация видна в крупных городах, где в последние годы возник, сформировался и продолжает активно развиваться новый сегмент на рынке образовательных услуг, а именно – специальные центры по подготовке к ЕГЭ и поступлению в ВУЗы.

Таким образом, сегодня фактически за одну и ту же услугу граждане платят дважды: как налогоплательщики за содержание средних школ по всей стране и как частные лица за подготовку детей к поступлению.

Что же касается той части детей, которые не собираются получать высшее образование и хотят освоить какую-либо профессию, то для них средняя школа также оказывает бесполезной, так как не даёт навыков, необходимых для выхода на работу, требующую даже минимальной профессиональной подготовки.

Проблемы в сфере школьного образования не ограничиваются качеством предложения, то есть непосредственно средних школ. Как известно, предложение определяется спросом на услугу, а спрос на высококачественное среднее образования в России так же низок, что обусловлено рядом причин, которые можно сформулировать кратко следующим образом: во-первых, исторически репрессиям в России подвергались именно высокообразованные люди (начиная от сосланных декабристов и заканчивая «делом врачей»), во-вторых, опять же исторически, сложился негативный образ образованного человека, что закрепилось даже в выражениях типа «вшивая интеллигенция», в-третьих, сегодня существует огромный разрыв между качеством образования и качеством жизни. Последнее заключение требует более подробной расшифровки: профессии, для которых нужна высокая квалификация (учителя, врачи) уже многие годы оплачиваются крайне низко, и наоборот, самый высокий доход получают люди, не имеющие профильной подготовки (в первую очередь – чиновничество). Всё это вместе дает следующий результат: у людей на полусознательном уровне складывается установка – получать хорошее образование невыгодно, так как от образования не зависит будущий материальный достаток.

Таким образом, решение проблемы школьного образования можно разделить на две задачи: формирование спроса и формирование предложения. Решение первой задачи лежит отчасти в плоскости социологии, но некоторые установки могут быть даны и в рамках рассмотрения школьной реформы.

Решение последней задачи включает в себя следующие важные вопросы: создание конкурентной среды среди школ; финансирование государственных школ; построение учебного процесса, позволяющего дать качественное образование; разделение на различные профили; оплата обучения детьми из малообеспеченных семей.

При этом возникает ещё задача преодоления коррупции, которая затрагивает все сферы жизни в России и сферу среднего образования тоже.

Формирование спроса

Очевидно, что спрос на услуги школьного образования формируется родителями, так как сами дети на начальных этапах обучения в силу возраста не могут определить, нужно ли им образование вообще.

Для того чтобы родители были заинтересованы дать детям образование (и, в частности, потратить на это значительную часть семейного дохода при переходе к системе частных школ), необходимо:

  1. Создать такую модель, где качество жизни, потенциальный успех и материальная обеспеченность будут напрямую зависеть от знаний. Для этого, во-первых, нужно поднять заработные платы учителям, врачам, в сфере науки и высоких технологий. Во-вторых, напрямую связать работу в государственном секторе с соответствующим образованием, то есть на законодательном уровне закрепить следующие положения: должности в государственном аппарате могут получать только лица с соответствующим специальным образованием; назначение может осуществляться исключительно на конкурсной основе; квалификация должна быть подтверждена соответствующим опытом работы. Эти же меры, в свою очередь, снизят уровень коррупции и так называемого «кумовства» при формировании кадрового состава органов государственного управления.
  2. Ввести плату за обучение. Уничтожить институт государственных школ при сохранении закона о всеобщем обязательном обучении. Данный фактор работает социо-психологически, так как при ориентации на материальные ценности человек уверен, что ему необходимо то, за что нужно платить (отчасти именно поэтому занятия у репетиторов дают у одного ученика положительные результаты при отрицательных результатах в школе и вызывают больше доверия у родителей).
  3. Ориентировать школы на подготовку в ВУЗ или на обучение специальности (фактически, создать систему профильных школ, которые могут в перспективе заменить профессиональные технические училища), а также открытие школ с углублённым изучением тех или иных предметов, что даст потребителям (учащимся и их родителям) стимул тратить деньги не на репетиторов, а на обучение в средней школе.
  4. Проводить активную пропаганду тезиса «образование – путь к материальному благополучию». Это особенно важно при учёте того, что на предыдущем историческом отрезке в России шла пропаганда ровно обратного, а именно гегемонии пролетариата.

Кроме того, социальный спрос на образование напрямую зависит от экономики. Как известно, в послевоенные годы резко выросло количество учащихся вечерних средних школ и профессиональных училищ, что было вызвано необходимостью восстановления разрушенных войной производственных мощностей с их одновременной модернизацией, а следовательно и потребностью в рабочей силе с соответствующей подготовкой. Сегодня, когда экономика России находится в явном кризисе, её восстановление также требует притока квалифицированных кадров, и поэтому неизбежно вырастет и спрос на образовательные услуги.

Данные положения подтверждаются опытом других стран, например, Китая, который стабильно входит в тройку лидеров по уровню школьного образования. Китайская система школьного образования подразумевает обязательное для всех общее девятилетнее образование, которое является платным (на оплату обучения уходит в среднем треть доходов семьи). В старших же классах происходит разделение школьников на соответствующие профили: академические, где готовят к поступлению в ВУЗы, и специальные, где обучают той или иной профессии. Но поступить в старшие классы можно только успешно сдав соответствующие экзамены. При этом отсутствие высшего образования (доступ к которому невозможен без освоения соответствующего академического курса) практически закрывает для учащегося доступ к высокооплачиваемым рабочим местам. А если ученик не в состоянии освоить даже девятилетний курс, это фактически обрекает его на жизнь за гранью нищеты. В свою очередь, высокие темпы роста китайской экономики формируют спрос на квалифицированные кадры, то есть на образовательную услугу в том числе.

Таким образом, можно сделать вывод, что спрос на школьное образование стимулируется, во-первых, при модернизации экономики, а во-вторых, при наличии жёсткой привязки образования к будущему качеству жизни.

Формирование предложения

Даже при сегодняшнем низком спросе на образовательную услугу, по данным ВЦИОМ, качество среднего образования в Российской Федерации устраивает лишь 38% населения: 35% опрошенных считают, что ситуация “нормальная”, 3% называют её “отличной”, 62% респондентов выразили неудовлетворение качеством образования в общеобразовательной школе. При этом среди основных проблем респонденты указывают слабую материально-техническую базу и низкую квалификацию учителей.

Основываясь на этих данных, можно сделать выводы о главных болевых точках, которые беспокоят заказчика и, следовательно, обозначить возможные пути выхода.

По существу, есть два принципиально различных друг от друга пути выхода из этого кризиса: резкое улучшение государственных школ и развитие системы частных школ. Надо отметить, что попытки повысить уровень образования в государственных школах предпринимаются уже не первый год, и опыт показывает, что они не дают положительных результатов. Причина кроется в том, что в России любая реформа, сохраняющая тотальный контроль государства над школой, упрётся в коррупционную составляющую, во-первых, и в нежелание учителей терять доход от репетиторства, во-вторых. Преодоление же коррупции – задача не на год и не на два, и её решение, в свою очередь, невозможно без подготовки квалифицированных кадров.

Таким образом, получается замкнутый круг: чтобы преодолеть коррупцию, нужно реформировать школу, а реформирование школы при сохранении исключительно государственных школ заведомо обречено на провал.

Следовательно, для России остаётся только один путь: создание частных школ. Здесь оказывается крайне актуальным опять же опыт Китая. Реформа, проводившаяся в Китае включала в себя три этапа: первый этап (1949–1978 годы) отличался господством административно-командных методов руководства; на втором (1978–85 гг.) этапе образование получило некоторую автономию и на третьем этапе, продолжающемся до настоящего времени, реформа включает в себя переход экономики к рыночным отношениям. На этой стадии затраты на образование выросли до средней отметки в 4% от внутреннего национального продукта, таким образом, реформа образования стала одной из самых дорогих в истории Китая.

При переходе на обязательное девятилетнее образование в Китае был закреплён принцип софинансирования частных школ. В целом источниками финансирования школ в Китае являются:

  • государство: финансирование осуществляется исходя из затрат на одного обучающегося;
  • предприятия: оплачивают расходы на профессиональное обучение своих работников;
  • местные налоги;
  • обучающиеся: вносят плату в зависимости от программы обучения;
  • социальные взносы: поступают от предприятий, неправительственных и общественных организаций, частных лиц;
  • собственные доходы образовательных учреждений, полученные в результате оказания различных услуг.

Такая схема финансирования образования является достаточно гибкой, чтобы оперативно реагировать на спрос со стороны потребителя, при этом сохраняя единое образовательное пространство и позволяет постепенно увеличивать долю внебюджетного ассигнования школьного образования.

Среднее образование в Китае, хотя и является обязательным, предоставляется на полностью платной основе, а чтобы гарантировать учащимся из семей, испытывающих материальные трудности, возможность учиться, китайское правительство предприняло ряд мер, таких как создание системы стипендий, субсидий для учащихся, испытывающих особые материальные затруднения, частичное или полное освобождение от платы за обучение и систему государственных кредитов на учёбу.

Для того, чтобы стимулировать развитие частных школ, в Китае в 2002 году был принят закон «О содействии частным школам», что привело сначала к резкому увеличению количества частных школ, а затем и к улучшению качества образования. Стимулирование частных школ является официальной государственной политикой Китая, закреплённой в законе об образовании: «Государство стимулирует предприятия, учреждения, общественные организации, а также отдельных граждан к созданию и содержанию школ или других образовательных учреждений, действующих в соответствии с законом[1]» В разделе «поддержка и поощрение»[2] закона «О содействии частным школам», указывается целый ряд возможных мер государственной поддержки, а именно:

  • возможность создания специальных фондов (региональных или федеральных) для поддержки частных школ;
  • установление налоговых льгот для частных школ;
  • передача в аренду неиспользуемых помещений;
  • налоговые льготы для граждан, жертвующих средства частным школам;
  • стимулирование частных школ путём предоставления государственных кредитов;
  • льготные правила землепользования и застройки.

По сути, несмотря на политику доминирования частных школ в секторе среднего образования, в Китае государство остаётся главным инвестором в том числе и для частных школ, а остальные каналы финансирования являются дополнительными.

Такая модель позволила добиться быстрого открытия большого количества частных школ и создания условий свободной конкуренции, что является главным фактором резкого улучшения уровня образования в школах. Путь перехода от доминирования государственных школ к доминированию частных, который совсем недавно и вполне успешно прошёл Китай, дал впечатляющие результаты: на сегодня КНР является лидером мирового школьного образования согласно рейтингу PISA.

Ни для кого не секрет, что конкуренция – лучший инструмент повышения качества товара или услуги на любом рынке, в том числе и на образовательном. Кроме того, рынок в условиях конкурентной борьбы быстро меняется в зависимости от спроса, в отличие от государственных предприятий (и тем более, школ, которые в любом случае получат финансирование, пусть и в минимальном объёме).

В зависимости от спроса со стороны родителей будут возникать те школы, которые соответствуют требованиям, то есть и профессиональные, и академические. Здоровая конкуренция заставит улучшать материальную базу, повышать уровень преподавания, разрабатывать уникальные методики обучения и так далее. Предложение рождает именно спрос, и фактически обширный рынок частных школ будет соответствовать потребностям родителей и детей, мы получим именно те школы, которые нужны обществу.

С учётом развития средств связи и сплочённости родительского сообщества в рамках одного населённого пункта (городского района) информация о школе распространяется мгновенно, но сегодня, когда выбор ограничен, особенно в небольших поселениях, репутационные потери школы не влияют на количество учеников. В условиях рынка такая ситуация изменится сама: родители сами будут выбирать те школы, в которых их устраивает и уровень подготовки, и материально-техническая база.

Сам процесс открытия частных школ в масштабах страны невозможен без стимулирования со стороны государства, и в первую очередь без финансирования.

Разумеется, главный приток средств, как при открытии любого частного предприятия, должен осуществляться инвесторами, но возможен и путь финансирования открытия частных школ через систему государственных грантов.

При этом совершенно не обязательно закрывать все государственные школы, но необходимо включить их в свободный рынок и вынудить конкурировать с частными школами, чему будет способствовать сохранение подушного финансирования, уже сегодня применяемого в государственных школах. При подушном финансировании государственных школ в условиях свободного рынка и конкуренции с частными школами, государственные школы будут вынуждены либо улучшать качество услуги, либо закрываться.

Ещё одно важное условие – обязательное сохранение начальных школ в селах и деревнях, где частные школы открывать изначально невыгодно в силу маленького количества учеников. Причём финансирование этих школ должно быть достаточным независимо от количества обучаемых детей.

По окончании же начальной школы ребёнок и его родители получат право выбора – отдать его в частную школу (в том числе, при наличии спроса, школу-интернат), либо в государственную.

При этом, с целью сохранения единого образовательного пространства, опять же согласно китайской модели, необходимо разработать единые государственные образовательные стандарты и закрепить в законодательстве необходимые условия для открытия частной школы. В законе «Об образовании» КНР такими условиями являются:

  • собственная организационная структура, свои правила и инструкции;
  • договоры о найме с квалифицированными учителями;
  • наличие помещений для ведения учебного процесса, принадлежностей и оборудования, соответствующих требуемым стандартам;
  • наличие необходимых фондов для содержания школы и стабильных источников финансирования.

При этом существует система Единого государственного экзамена, по итогам которого учащемуся выдаётся аттестат, но итоговый выпускной экзамен, в отличие от России, не является единственным на протяжении обучения в школе.

Вся китайская система школьного образования строится на принципах железной дисциплины и жёсткой внутренней конкуренции. Учебный день выстроен по типу полного восьмичасового рабочего дня с перерывом на обед и при этом от учащихся требуется большая домашняя подготовка. Пропуск более двенадцати занятий без уважительной причины (каковой по сути является только болезнь) приводит к отчислению из школы. Уже после девятого класса ученики сдают переводные экзамены, которые для многих становятся серьёзной преградой к получению полного среднего образования, а следовательно и продолжения обучения в целом, так что даже до Единого государственного экзамена доходят далеко не все ученики. Хотя отчасти систему ЕГЭ Россия позаимствовала у Китая, есть одно ключевое отличие. В Китае на подготовку к этому экзамену отводится целый учебный год – 12-й класс, когда ученики уже не проходят новый материал, а только закрепляют пройденное. Такая система позволяет исключить необходимость найма репетиторов для подготовки к ЕГЭ. При этом каждую неделю в школах проводится один-два экзамена по обязательным предметам, и в среднем раз в месяц пишутся пробные ЕГЭ. Таким образом, весь 12-й год обучения – это череда экзаменов. На этом этапе количество учебных часов может вырастать до двенадцати уроков в день. В систему ЕГЭ включены три обязательных экзамена, которые необходимо сдать независимо от выбранного ВУЗа: математику, китайский и английский,  и уже в зависимости от будущей специальности, так называемый комплексный экзамен из трёх предметов на выбор (это политология, география, история – для гуманитарного профиля и физика, химия, биология для технического). Экзамены проводят в два дня, без перерыва, к примеру: утром  по математике, вечером – по английскому, что значительно увеличивает нагрузку на учащихся. Таким образом, аттестат получают не просто учащиеся с высоким уровнем знаний, но ещё и самые стрессоустойчивые, с сильной психикой и мотивацией. Для остальных же предусмотрено профессиональное образование по целому ряду профилей уже в самих полных средних школах.

Профилирование школ

Разделение на профили существует во всех лидирующих системах образования, что позволяет утверждать, что обучение специальности уже внутри средней школы – одно из условий качественного среднего образования.

В целом можно выделить два основных профиля: академический (подготавливающий к поступлению в ВУЗ) и профессиональный.

В США, например, разделение учащихся начинается ещё раньше и не путём добровольного выбора, а по результатам тестов на уровень интеллекта: уже в начальной школе делят на группы по уровню способностей к обучению. После определения «IQ» формируются группы А, В и С – соответственно для “одарённых”, “нормальных” и “неспособных” детей, и программы обучения для каждой из этих групп значительно отличаются друг от друга. И в дальнейшем эти различия ещё усугубляются.

И даже в Финляндии, где в школах царит принцип свободы и тотального равенства, существует разделение по уровню способностей: до девятого класса дети учатся вместе, свободно посещают занятия и не сдают экзаменов, но в старшей школе общая атмосфера образовательного процесса резко меняется, так как, решив продолжить образование, учащиеся должны поступить либо в лицей, где обучение продолжается три года и даётся образование, необходимое для поступления в высшее учебное заведение, либо в профессиональное училище (которое юридически является ступенью средней школы).

То есть при всех различиях ведущих стран в сфере школьного образования, общей с разной степенью жёсткости является дифференциация обучения. Везде предусмотрено разделение учеников старших классов на тех, кто собирается (и имеет достаточные умственные способности) продолжить обучение в высшем учебном заведении, и на тех, кто может сразу получить специальность и начать работать.

Таким образом, обеспечивается достаточность образования, полученного в средней школе. Если ученик собирается поступать в ВУЗ, ему, при надлежащем освоении программы академического курса старшей школы, не нужны репетиторы. Полученных знаний достаточно. Аналогичная ситуация и с теми, кто хочет сразу после школы идти работать: им уже в школе дают достаточные профессиональные навыки и умения.

Такое разделение происходит во всех странах примерно в одном и том же возрасте – 14–15 лет, то есть по окончании неполной средней школы, и это можно принять за успешно работающую модель. Опять же, наиболее успешным является китайский опыт, где за короткое время была фактически отстроена система школьного образования. Разделение на профили работает следующим образом: в возрасте 15–16 лет все ученики разделяются на две группы, из которых одна нацелена на поступление в ВУЗ, другая – на освоение профессии. Таким образом, главная задача общеобразовательных средних школ в Китае – подготовить ученика либо для поступления в высшие учебные заведения, либо для работы. Нацеленность на профессиональную подготовку ощущается уже в начальной школе: начиная с четвёртого класса две недели в году учащиеся работают на различных фермах или в мастерских, кроме того, один день в неделю они заняты на внеклассных мероприятиях в рамках общественного труда. Профессионально-технический профиль представлен учебными заведениями нескольких типов: специальные технические, технические, профессиональные или сельскохозяйственные школы. Продолжительность обучения в таких школах составляет четыре года и за это время учащийся осваивает профессию на уровне, позволяющем сразу выйти на работу.

Таким образом, система, включающая в себя разделение на профили в возрасте 14–15 лет, во-первых, мотивирует детей с раннего возраста осваивать знания, чтобы поступить на более престижный профиль, во-вторых, обеспечивает различным отраслям экономики приток квалифицированных кадров, в-третьих, даёт достаточное образование как для желающих и, что важно, способных продолжить обучение в ВУЗе, так и для тех, кто хочет сразу получить специальность.

Оплата обучения и гарантии доступности образования

Разумеется, возникает вопрос доступности платных частных школ для детей из малообеспеченных семей. Путь решения проблемы оплаты обучения малообеспеченными семьями подсказывает идея введения ваучеров на частные детские сады. То есть для России оптимальный путь: это путь косвенного финансирования государством частных школ.

Само слово «ваучер» в 90-е годы в России получило резко негативный окрас и ассоциируется с мошенничеством. Поэтому следует подробно объяснить, как ваучерная система оплаты обучения должна работать в России.

Ваучер в среднем образовании – сертификат (купон), предоставляемый непосредственно потребителям образовательных услуг (в данном случае – малоимущим семьям), который гарантирует оплату государством обучения в частной школе.

Ваучер может предусматривать как полную оплату образовательной услуги, так и частичную. Кроме того, он может включать в себя элемент кредитования (в зависимости от финансового положения семьи). Ваучер может предоставляться на весь срок обучения (то есть на девять или одиннадцать лет), а так же сроком на год, что обусловлено возможностью повышения доходов семьи. Роль государства при этом включает в себя необходимость контроля реальных доходов населения с целью недопущения спекуляций.

В свою очередь, родители, получившие ваучер, приносят данные сертификаты в выбранную ими частную школу, и наличие этого сертификата гарантирует, что образовательная услуга будет оплачена. Свобода выбора частной школы в условиях конкуренции гарантирует, что такое косвенное финансирование школы будет продиктовано спросом на услугу, а не необходимостью слепого выделения денег со стороны государства.

Фактически, ребёнок из малообеспеченной семьи, свободно выбирая какую школу оплатить своим ваучером, обеспечивает выбранному учебному заведению гарантированное бюджетное финансирование.

Таким образом, с одной стороны образовательные ваучеры позволяют регулировать рынок данных услуг, так как выбор учебного заведения осуществляется непосредственно потребителем. С другой стороны, ваучерная система гарантирует невмешательство государства в осуществление этого выбора. Кроме того, ваучерное финансирование стимулирует школы для повышения конкурентоспособности расширять, изменять программы обучения в зависимости от спроса. А сам факт гарантированной оплаты и включения в рынок малоимущих слоёв населения конкуренцию среди школ только повысит, так как фактор финансирования (в данном случае – фактор необходимости набирать исключительно детей из обеспеченных семей) снимет проблему снижения требований к детям в частной школе. Материально-техническая база также будет напрямую зависеть от конкурентоспособности школы, а не от доходов родителей потенциальных учеников.

В свою очередь, свобода выбора потенциальных учеников позволит школам проводить вступительные испытания и набирать на сложные курсы исключительно способных и одарённых детей. Введение же вступительных испытаний приведёт к дифференциации обучения, разработке новых образовательных программ, возникновению профильных профессиональных школ, позволяющих получить специальность, либо готовящих к поступлению в техникумы. Фактически, в условиях свободного рынка, частные школы могут взять на себя функции профессиональных технических училищ.

Таким образом, помимо создания условий для свободной конкуренции, не ограниченной исключительно узким сектором богатых и даже среднеобеспеченных семей (а это действительно крайне узкий сектор, так как огромное число россиян до сих пор живёт за чертой бедности), введение ваучеров гарантирует доступность среднего образования детям из малообеспеченных семей.

Введение ваучеров требует, разумеется, соответствия стоимости обучения в той или иной школе среднерыночной цене образовательных услуг с целью предотвращения необоснованного завышения.

Для решения данной проблемы в рамках ваучерной системы софинансирования частных школ возможно введение рейтинга оценки для школ, от позиции в котором будет зависеть размер компенсации со стороны государства. Параметры оценки школы должны строиться исходя из её материально-технической оснащённости, вариативности учебных программ и, конечно же, спроса на услуги данной школы. Кроме того, на первом этапе государство может установить верхний предел стоимости обучения в частной школе.

Ещё один принципиально важный момент, это возможность со стороны государства дополнительно стимулировать те или иные модели школьного образования путём дифференциации размеров компенсации обучения, а также введения дополнительных субсидий, грантов, налоговых льгот и так далее.

Таким образом, несмотря на то что свобода потребителя в выборе частной школы гарантирует работу рыночных механизмов, государственное софинансирование может позволить решать долгосрочные социально-экономические задачи.

Например, если в рамках долгосрочной экономический стратегии необходимо обеспечить страну большим количеством тех или иных специалистов, то ваучеры на обучение в школах данного профиля предоставляются не только детям из малообеспеченных семей, а и остальным на конкурсной основе. Кроме того, такие ваучеры являются долгосрочными, то есть не зависят от возможного увеличения дохода семьи.

Таким образом, ваучеры предусматривают частичную или полную компенсацию стоимости обучения в зависимости от финансового положения семьи. Ваучеры могут предоставляться на год или на весь срок обучения, что позволит родителям менять школу, если она не удовлетворяет запросам, либо же гарантировать ребёнку обучение в выбранной школе на весь срок.

И что самое главное, ваучерная система представляет собой гибкую модель, позволяющую в сжатые сроки создать обширную сеть конкурентоспособных частных школ, соответствующих как запросам потребителей, так и запросам государства и гарантирует доступность обучения всем слоям населения.

Таким образом, подразумевается два алгоритма предоставления ваучеров: по запросу родителей в органы социальной защиты в связи с низким уровнем дохода, при этом справка о доходах должна предоставляться не реже чем раз в год и в случае роста доходов семьи ваучер отзывается, второй вариант – конкурс на ваучер в определённую школу (в виде экзаменов, олимпиад, тестов на уровень интеллекта) для всех желающих детей, по итогам которого государство оплачивает одарённому ребёнку обучение вне зависимости от финансового положения семьи. Количество таких конкурсных ваучеров может определяться регионом или муниципалитетом.

В целом, ваучеры позволят:

  • обеспечить приток учеников в частные школы, что вызовет конкуренцию как среди школ, так и среди детей, за счёт введения вступительных экзаменов в лучшие учебные заведения;
  • гарантировать доступность образовательных услуг высокого качества для всех детей;
  • диверсифицировать школы по модели подготовки в зависимости от спроса как со стороны потребителя, так и со стороны государства;
  • снизить расходы на содержание государственного аппарата, связанного со средними школами;
  • постепенно стимулировать экономический рост, так как отдача от инвестиций в образование высока.

Кроме того, ваучеры на получение среднего образования могут предоставляться обеспеченным семьям на конкурсной основе через проведение экзаменов, во-первых, для выявления одарённых детей, а во-вторых, для стимулирования родителей к всестороннему развитию и воспитанию ребёнка.

При этом важно, что ваучеры должны предоставляться только на оплату обязательного девятилетнего образования. Дальнейшее же обучение может оплачиваться государством только на конкурсной основе. В том случае, если учащийся хочет продолжить образование, но не имеет финансовых возможностей для оплаты и недостаточно развит для получения ваучера на конкурсной основе, может быть предусмотрен ряд других вариантов, как то: распределение (по советской или китайской моделям), контракт с будущим работодателем, образовательный кредит.

Распределение подразумевает, что государство объявляет конкурс на оплату обучения в средней профессиональной школе с последующим обязательным контрактом на работу (срок контракта определяется условиями конкурса).

Аналогична система договора с потенциальным работодателем, готовым оплатить обучение.

Третий вариант – распространённая во всём мире гибкая система образовательных кредитов.

Борьба с мошенничеством при сдаче ЕГЭ

На протяжении обучения сегодня школьники крайне редко сталкиваются с коррупцией. Большая часть преступления связана со сдачей ЕГЭ (написание экзамена учителями вместо учеников[3], подделка сертификатов, публикация тестов и ответов заранее).

Непосредственно в процессе обучения же основной проблемой является не коррупция, а нежелание учителей обучать во время занятий в школе, с целью набрать учеников для дополнительных занятий на платной основе. Эта проблема по существу отпадёт сама при расширении рынка частных школ и создании конкурентной среды, так как школы, не отвечающие запросам потребителей постепенно будут закрываться.

Проблема же связанная с разным мошенничеством при сдаче ЕГЭ требует комплексных мер по решению. Определённые шаги в этом направлении предпринимаются уже сегодня: рассматривается вопрос о замене бумажных свидетельств электронными вариантами. При условии создания единой базы результатов ЕГЭ, каждый ВУЗ сможет проверить реальные результаты поступающего.

Один из самых распространённых видов мошенничества при сдаче ЕГЭ – это так называемый ЕГЭ-туризм, когда учащиеся специально переезжают в сёла незадолго до конца обучения, чтобы сдавать экзамен в школе, где нет камер видеонаблюдения и не изымаются телефоны. Для борьбы с этим видом мошенничества, а также с ситуациями, когда учителя сдают тест вместо учащихся, необходимо проведение ЕГЭ в специализированных центрах (например, в самых крупных школах), оборудованных камерами слежения, где сдавать экзамен могли бы сразу две-три тысячи школьников со всех небольших населённых пунктов одного района.

Бороться с использованием смартфонов, с помощью которых можно получить помощь при сдаче экзамена, можно посредством установки металлоискателей на входе в аудиторию.

Ещё один рычаг противодействия мошенничеству – введение обязательной проверки в том случае, если учащийся показывает неожиданно высокие результаты по сравнению с пробным экзаменом.

Оригинальный способ, который может оказаться весьма действенным, предложили в этом году специалисты министерства связи и массовых коммуникаций: запустить кампанию по массовой дезинформации накануне проведения экзамена, включающую в себя публикацию заведомо неправильных ответов[4]. Таким образом, с одной стороны, большинство ответов, опубликованных на сайтах, будет неверным, а с другой – об этом будет знать учащийся и с меньшей долей вероятности рискнёт обратиться к мошенническому источнику.

И, хотя такой комплекс мер увеличивает нагрузку на психику учащегося и делает более высоким уровень стресса при сдаче экзамена, как показывает, опять же, китайская практика, дополнительный стресс – одно из условий повышения конкурентоспособности выпускников.

Однако при переходе к системе доминирования частных школ на рынке среднего образования, неизбежно возникнет проблема борьбы с коррупцией, которая является главным фактором торможения экономики и препятствует развитию любой предпринимательской деятельности. Меры по борьбе с коррупцией в сфере среднего образования в таком случае будут такими же, как и в любой другой сфере и сами эти меры требуют отдельной проработки, лишь косвенно связанной с реформой среднего образования. Однако ужесточение контроля за проведением ЕГЭ и введение единой базы результатов косвенно будут препятствовать коррупции в частных школах, так как в результатах обучения и ученики, и учителя, и инвесторы будут заинтересованы напрямую в силу невозможности получения поддельного сертификата или сдачи экзамена мошенническим путём.

Итоги

Единственный возможный для России путь резкого улучшения качества школьного образования – это создание системы частных школ, при сохранении тех государственных, которые смогут существовать в условиях свободного рынка, и введение оплаты за обучение. При этом девятилетнее образование должно быть по-прежнему обязательным для всех граждан страны. Финансирование частных школ на первом этапе реформы должно осуществляться преимущественно из государственного бюджета по китайской модели, но с установкой на постепенный переход к самоокупаемости и привлечение внебюджетных средств. Система финансирования государственных школ подразумевает серьёзные изменения: часть средств будет поступать от учеников в виде оплаты, а часть – из государственного бюджета по принципу подушного финансирования, и малокомплектные, то есть не пользующиеся спросом, школы подлежат закрытию.

Эти условия обеспечат свободную конкуренцию как для частных, так и для государственных школ, что, в свою очередь, заставит учителей быть напрямую заинтересованными в сохранении учеников в школе без дополнительных занятий с репетитором.

Предоставление ваучеров на обучение детям из малообеспеченных семей гарантирует доступность качественного среднего образования для всех слоёв населения, а конкурс на получение ваучеров стимулирует выявление одарённых детей и мотивирует родителей к развитию ребёнка.

Должны создаваться профильные школы, готовящие по различным специальностям с возможностью последующего выхода на работу. Необходимые профили будут проявляться в зависимости от спроса со стороны потребителей и потенциальных работодателей.

Жёсткая конкуренция за образование выше обязательного девятилетнего мотивирует учащихся к освоению знаний.

Успех реформы невозможен без ужесточения контроля за проведением Единого государственного экзамена и введения дополнительных санкций за нарушение законодательства в данной сфере.

Ещё одно условие успеха реформы – резкое сокращение различных надзорных ведомств и реорганизация государственного аппарата по контролю над школами. По сути, необходимо упразднить весь специальный сектор контроля и оставить лишь те организации, которые контролируют предпринимательскую деятельность, взамен же прочих ведомств создать единое – для подготовки оптимальных учебных программ, учебников и тестов. При этом частные школы должны иметь право на самостоятельную деятельность по разработке программ обучения, а программы и учебники, разработанные государством, должны носить лишь рекомендательный характер.

Такая реформа средней школы позволит создать гибкое, конкурентное пространство, отвечающее запросам и экономики, и государства, и потребителей, повысить уровень подготовки учащихся и при этом сохранить единое образовательное пространство.

В целом, вся реформа может быть проведена по образцу китайской, которая зарекомендовала себя как успешная и позволила Китаю выйти в лидеры мирового школьного образования в ультракороткие сроки. Законодательная база, разработанная в Китае, нуждается в адаптации под российские реалии и условия, но базовые принципы могут быть напрямую заимствованы из законов «Об образовании» и «Содействия частным школам» КНР.

Дарья Макухина

1. Закон КНР «Об образовании». Цит. по: http://www.asia-business.ru/law/law3/education/#2

2. Закон КНР «О содействии частным школам».
Цит. по: http://www.asia-business.ru/law/law3/privateschool/#7.

3. Дело о злоупотреблении должностными полномочиями. URL http://www.zavuch.ru/news/3864/#sthash.z5ZWgwmz.dpbs/

4. Фальшивые ответы на ЕГЭ выложат в сеть. URL http://lenta.ru/news/2014/03/31/volin

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Почему нужна демократия?

Дайджест по книгам профессора  Григория Голосова

Закрыть
61 запросов. 0,823 секунд. 48.4924163818362 Мб