June 25, 2019

Какой строй в России?

Тот факт, что Россия, Украина, Белоруссия пришли к авторитаризму более или менее демократическим путём свидетельствует об объективном раскладе предпочтений в их обществах. В постсоветских республиках (за исключение Прибалтики) не была проведена люстрация (очищение власти). А как она могла произойти в отсутствие массовых оппозиционных политических партий или стоящей в оппозиции к власти церкви? Куда могла деться в ходе рыночных реформ многомиллионная армия коммунистической номенклатуры, привыкшая получать блага от властной иерархии, имеющая самые тесные связи с репрессивным аппаратом, владеющая навыками манипулирования массами, жаждущими «старых песен о главном»? Так что появление во главе бюрократической вертикали Путина — явление закономерное. Вряд ли власть Лужкова-Примакова или Зюганова-Макашова была бы лучше. А иных, имеющих шансы быть избранными, на рубеже нулевых годов не просматривалось.

* * *

В наших странах в начале 90-х годов не был принят закон о запрете коммунистической и нацистской символики, о признании коммунистического режима преступным, проводившим политику государственного террора. А главное — не была реализована программа пропаганды опыта развитых стран, не сделана попытка привить новым поколениям культуру гражданского участия вместо архаичной подданнической культуры их родителей. Поэтому так и не состоялся переход от советского и постсоветского авторитаризма к открытому демократическому обществу, к политической конкуренции, к верховенству права, к конкурентному рынку. Русский народ вернулся в положение холопов бюрократии, восторжествовала путинская консервативной контрреволюция, очень похожая на торжество клерикального фашизма.

Классические определения фашизма указывают на его основные черты, которыми считаются: политическая эстетика романтического символизма, массовая мобилизация, апология мужского начала и харизматического лидерства, а также допущение насилия, производимого «от имени народа», как массового явления. Многие авторы подчёркивают, что фашизм выставлял себя жёстким оппонентом «морального упадка».

Роберт Пакстон отмечал: «Фашизм — это политическое движение, отмеченное болезненной концентрацией внимания на социальном упадке, унижении или ощущении себя жертвой и на компенсаторном культе единства, энергии и чистоты, в рамках которой массовая партия индоктринированных националистических активистов в трудном, но эффективном сотрудничестве с представителями традиционных элит попирает демократические свободы и посредством «спасительного насилия», отрицая юридические или этические преграды, обеспечивает подавление недовольных внутри страны и реализует её внешнюю экспансию».

Эмилио Джентиле называет важной чертой фашизма «корпоративную организацию экономики, которая подавляет свободу профсоюзов, расширяет сферу государственного вмешательства и ставит целью достичь… объединения «производящих отраслей» под контролем режима, сохраняя при этом частную собственность и классовые различия».

Все признаки такого строя сегодня в России налицо. Есть «закручивание гаек» и оттеснение оппозиции от политики. Есть мифологизация прошлого и его героизация вкупе с попытками представить наш идеал находящимся именно там, а не в будущем. Имеются попытки апологии национализма, достаточно посмотреть на идеологию «Русского мира». Чем в наши дни больше всего озабочена власть? «Восстановлением духовных скреп», истреблением всего вредного, что принесла Европа, искоренением либерализма и приверженности «доктрине прав человека». Апология мужского начала? Соответствующий закон о запрещении пропаганды (сами знаете чего) давно принят. Сращивание государственной власти с олигархическим капиталом? Налицо. «Вертикаль» и харизматический лидер? Ярко выражено!

Так что формирующееся на наших глазах государство во многом соответствует научному определению «фашистского». При этом Кремль активно проводит спецоперацию по «борьбе с угрозой нацизма». Кремль выставляет себя главным мировым борцом с этой надуманной угрозой, не устаёт поучать западный мир и упрекать его в попустительстве нацизму не только в бывших союзных республиках СССР — Литве, Латвии, Эстонии, Украине, но и в самих западных странах. Цель этой спецоперации — не только пропагандистское прикрытие аннексии Крыма и операции «Новороссия», но и недопущение отождествления сталинизма и нацизма, закрепление в общественном сознании сталинской версии начала Второй мировой войны, запрет на пересмотр итогов Нюрнбергского трибунала. В последнее время даже предпринимаются шаги, чтобы законодательно запретить сравнение сталинизма с нацизмом.

* * *

Став президентом, Путин быстро понял, что нашему народу нужна имперская риторика, региональным начальникам — возможность доить подконтрольные территории, а силовикам — крышевать бизнес. Сам же российский (как и украинский, и армянский и т.д.) бизнес плевать хотел на честную конкуренцию, готов был платить за «крышу», за то, чтобы не отняли бизнес, не сажали и не убивали. В итоге получилось, что самые жирные куски достались близким президенту людям, была налажена система коррупционной скупки лояльности на местах, а финансовые потоки, прокуратура, суд и другие государственные институты были взяты под жесткий контроль силовиков. Эта властная вертикаль ушла корнями в союз аморального и трусливого российского бизнеса и корыстной коррумпированной бюрократии. Питательной почвой для неё служат природные ресурсы страны и наш народ с его рабским мировоззрением.

По расчётам, численность чиновно-криминального сословия, живущего за счёт дани с населения превысила сегодня 10 млн человек. Это больше, чем класс помещиков и дворян в царской России. Если добавить к их числу рабочих и служащих оборонных предприятий, заинтересованных в расходах собранных налогов на их прокорм, то социальная база российской властной вертикали (вместе с членами семей) составит почти пятую часть населения России.

Этим людям, как и значительной части россиян, идейно близок сталинизм. Они считают авторитарную бюрократическую вертикаль власти наилучшей формой организации государства, настороженно относятся к бизнесу и частной собственности на средства производства, допускают существование только «своих», зависимых от них, по сути, назначенных «предпринимателей». Они создали в стране строй, которые политологи именуют капитализмом для своих. Но хотят ездить на дорогих импортных автомашинах, пользоваться изобретёнными на Западе гаджетами, иметь недвижимость и банковские вклады в Европе.

При этом в России воспроизведён в модифицированном виде сталинский механизм власти. Сохранён её основной принцип — абсолютная секретность, когда скрывается и реальный центр власти, и мотивы принятия решений, и сами решения. Если в развитых странах законом обеспечивается доступ граждан к информации органов власти, то в России о многих решениях власти становится известно только тогда, когда на поверхность «выходят» их результаты.

* * *

Важнейшая причина становления в России «капитализма для своих» — архаичная холопская подданническая культура основной массы населения. Осталась вера в доброго царя-президента, который «всё может», нежелание участвовать в органах самоуправления и политических партиях, отношение к чиновному беспределу как к неизбежному злу, разделение в душе на «мы» — бесправные подданные и «они» — всемогущая власть, внушающая страх. Права, свободы, честный справедливый суд, власть, подконтрольная народу и ему служащая — всё это осталось вне пределов народных чаяний.

Как отметил Эрнест Гелльнер, философ и антрополог, деспотизм советской власти хорошо известен. Но большевики создали общество гораздо более атомизированное, чем любое общество капиталистического мира. «Эта система породила изолированных, аморальных, циничных индивидуалистов, не имеющих возможности для самореализации, изощрённых в лицемерии и приспособленчестве».

* * *

Подчеркнём, что уйти от «капитализма для своих» — не в интересах нынешних власть имущих. Но чтобы сохранить власть при стагнирующей экономике, приходится искать выход в поиске внешнего врага, на которого можно было бы списать все невзгоды народа. Здесь власть ищет опору в патриотизме. В общественном сознании «патриотизм» — антоним «предательства». Оба эти понятия, насыщенные эмоциями, не имеют правового содержания. Но «патриотизм» выгодное оружие. Его природа связана с закреплёнными в генах программами поведения людей. Наши предки жили группами, племенами. Так выгоднее для особи: коллектив помогает выживать и размножаться. Потому в геноме закреплена тяга к «своим» и опасение чужих два жёстко сцепленных рудимента. В геноме природа пишет навеки. С этим уже ничего не поделаешь. Эти два базовых врождённых свойствах поведения, понуждающих разделить мир на «своих» и «чужих», эмоционально привлекательны без раздумий. Любая власть готова использовать этот «первичный», если можно так сказать, патриотизм.

Патриотизм  рудиментарный признак. Рудимент — это признак, унаследованный от далёких предков всеми потомками, но утративший в процессе эволюции своё значение. Например, глаза у пещерных рыб или крота. Случаются ещё атавизмы, изредка выскакивающие у отдельных особей, такие, как хвостик из дополнительных копчиковых позвонков у человека.

Нет ничего проще, нежели зачислить в число нравственных качество, от рождения присущее каждому. Какие могут возникнуть возражения? И тогда власть, патриот по определению (иное невозможно, поскольку стадо обязательно иерархично), приобретает моральный авторитет и добивается единства с большинством подданных. Сегодня в России это можно наблюдать воочию. Кремль цинично доводит толпу до беснования и может принимать любые решения и законы. Эти приёмы были испытаны Сталиным и Гитлером.

Заморочить голову людям, как показывает опыт, легко. Достаточно развязать маленькую войнушку, имея полный контроль над телевидением, и народ инстинктивно сплотится вокруг вождя, каким бы неадекватным он ни был. Так было в Югославии, так происходит сегодня в России.

Но противоречие в том, что российская «элита» хочет одновременно быть мировой бензоколонкой и, в то же время, пытается противопоставить Россию всему цивилизованному миру. Это шизофрения: раздувать истерию осаждённой крепости и одновременно хранить на Западе уворованные капиталы, покупать там замки, отсылать в Европу учиться своих детей.

* * *

Нынешняя экономическая модель сырьевого придатка Европы и Китая создаёт угрозу будущему россиян. Для добычи природных ресурсов и присвоения доходов от экспорта нынешней властной группировке не нужны 148 миллионов жителей России, достаточно иметь много меньше. Остальные как бы планово предусмотрены к вымиранию. Это выражено в цифрах государственного бюджета, в сокращении расходов на медицину, на образование, на социальную сферу. Растут только расходы на ВПК, армию, разного рода силовиков, затраты на содержание раздутого чиновного аппарата. Такая стратегия загоняет страну в число слаборазвитых стран, превращает её в Верхнюю Вольту с ракетами. Но беда в том, что происходит это, фактически, с одобрения нашего народа.

Пётр Филиппов

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Раздвоение нашего сознания

Как ни печально это признавать, наш народ в массе своей аморален. Доказательством этому служит поведение десятков тысяч учителей, привлеченных в...

Закрыть
62 запросов. 0,943 секунд. 55.6074981689452 Мб