December 10, 2018

Смена курса: какой должна быть внешняя политика нового президента России

России стоит вспомнить свою многовековую историю и вновь стать частью европейского сообщества наций

ВП – внешняя политика

Огромной проблемой России было то, что большинству её правителей было скучно заниматься своей страной. А величие правителя оценивалось в тысячах квадратных километров завоеванной земли и в миллионах жертв. Мы воевали за чьи угодно интересы вместо того, чтобы строить дома, мосты и дороги. Строить на века, а не на года. Когда Пруссия захотела отнять у Австрии Силезию, Россия, разумеется, не смогла стерпеть этого и ввязалась в Семилетнюю войну. Мы послали сто тысяч русских солдат, чтобы разобраться с Пруссией. Взяли Берлин. Потом возникла угроза Ганноверу – владению английского короля в центре Европы. И еще 30 000 солдат прошли пешком через всю Европу…

«Внешнюю политику России иначе как катастрофой не назовёшь»

В Москве побывал председатель Мюнхенской конференции по безопасности, бывший авторитетный немецкий дипломат Вольфганг Ишингер. В интервью он дал оценку российской внешней политике последних лет и рассказал, чего боится Москва и какие ошибки допустил Запад.

Россия при Путине и после

Лекция Михаила Ходорковского в Chatham House

Мягкая, как вата: какой должна быть внешняя политика России

Чем меньше взаимодействует с нами мир, тем меньше уважает

Меры укрепления доверия, международный контроль

Меры укрепления доверия в качестве института права международной безопасности представляют совокупность норм, регламентирующих военную деятельность государств посредством установления мер информационного и контроль­ного характера с целью достижения взаимопонимания, пре­дотвращения внезапного нападения или несанкционированно­го конфликта, а также обеспечения процесса разоружения. Начало юридическому оформлению этого института было положено в 60—70-х годах принятием ряда соглашений (об ус­тановлении линий прямой связи, об ограничении военной дея­тельности, о предотвращении ядерной войны в результате не­санкционированных действий), нормы которых имеют своей целью устранить недоверие и предотвратить возникновение случайных критических ситуаций. Особого внимания заслуживают двусторонние договоры и соглашения, в которых меры укрепления доверия занимают доминирующее положение (Соглашение между СССР и…

О чем сказал Путин на Генассамблее

Единственная карта, которую Россия может разыгрывать на сессии Генассамблеи ООН, – сирийская. От Путина резко отвернулась фортуна. 15 лет человеку везло, как сумасшедшему: и высокие цены на нефть, и война в Ираке в его пользу сработала, и ничтожность западных лидеров, и Буш, и идиот Янукович – всё шло ему в копилку. Но вдруг, как в сказке о рыбаке и рыбке, «золотая рыбка» отвернулась и всё пошло наперекосяк. Мало того, что в Украине его планы провалились, так еще и цены на нефть рухнули. Вещи не связанные, но произошли одновременно. И ничего с этим не поделаешь. Не везет российскому президенту. Тем не менее, внезапно…

Фантазии и реалии

Абсолютно дурацкое утверждение любителей ПутинТВ о том что “в действительности мы воюем не с Украиной, мы воюем с США” по крайней мере вызывает если не ступор, то желание покрутить у виска. Истории про “радиоактивный пепел” и “легион НАТО” рисуют лично у меня в голове алкаша с гранатой в руках за столом в ресторане на чужом празднике. Первая реакция американцев на утверждение “в Украине мы воюем с США” наверно, это возможность подавиться гамбургером. Странно, подумает он, мы простили СССР полностью весь Ленд-Лиз, оказали безвозмездной финансовой помощи с 1993 по 2013 более 20 млрд долларов, строим и развиваем какие-то совместные проекты. Вся Россия…

Одноразовые солдаты. Зачем Кремль меняет боевых бурятов на вагнеровцев

Стихотворение Мандельштама про “широкую грудь осетина” нежданно обросло в современной России новым смыслом. Два недавних шага Кремля: признание паспортов “ДНР” и “ЛНР” и включение подразделений “вооружённых сил Южной Осетии” в состав российской армии — были расценены как прямой вызов мировому сообществу. Но при этом разговоры о том, что “Евросоюз проглотил очередную выходку Путина” (почти не отреагировав на неё) и одновременно потребовал от Украины объяснений в связи с уже официальной блокадой ОРДЛО, есть лишь пустое сотрясение воздуха. Да, проглотил, и да, потребовал — ну и что? Ничего нового тут нет. Если для Великобритании, единственной из европейских стран, занявшей последовательно антипутинскую позицию,…

Тоталитаризм и свобода слова

Выступление на конференции «Наследие тоталитаризма сегодня». Организатор – «Европейская платформа демократии и совести». Прага, 14 июня 2014 г.

53 запросов. 0,792 секунд. 47.161453247072 Мб