December 8, 2019

Выборы в России – туфта. Сравните со шведскими

Петр Филиппов

На выборах в Московскую городскую Думу кандидаты от «Единой России» скрывают свою принадлежность к «партии власти», идут как самовыдвиженцы. Избирательные комиссии закрывают глаза на нарушения с их стороны, зато придираются к  подписным листам  независимых оппозиционных кандидатов. Если те реально собирали подписи  на   самых проходных местах, ходили по квартирам, то провластные кандидаты этим себя не утруждали. Те, кто участвовал в сборе подписей, знают, что подписные бланки мнутся, намокают из-за дождя. У провластных кандидатов стопки подписных листов ровные,  бумага не мятая, ее только что достали из пачки. Явный подлог. Но провластная избирательная  комиссия этот вопиющий факт подделки  во внимание не принимает.

Попытки независимых  депутатов  проверить подписи, собранные выдвиженцами мэрии, оказались тщетны, их просто не допустили к подписным листам. А между тем Закон г. Москвы от 07.05.2014 № 23, часть 9, гласит: “При проведении проверки подписей избирателей, в том числе при выборке подписей для проверки, вправе присутствовать любой кандидат, представивший необходимое для регистрации количество подписей избирателей, или его доверенные лица, уполномоченные представители или доверенные лица любого избирательного объединения, выдвинувшего кандидата, муниципальный список кандидатов и представившего необходимое для регистрации количество подписей избирателей. О соответствующей проверке должны извещаться кандидат, уполномоченный представитель избирательного объединения, представившие необходимое для регистрации количество подписей избирателей”.  Но для власти этот закон, что дышло.

Все эти  «фокусы” с подписями, отказ признавать свидетельства  людей, которые  ставили подписи, разные подделки, подмены, “потери” части документов и многое другое в деятельности избирательных комиссий стали обыденными. Но это нарушение конституционного права избирать и быть избранными.  Плюс прямая уголовщина – подделка документов. Но следователи заводит дела не против  нарушителей закона, а против тех, чьи права нарушены. Поражает, однако, как много в России скурвившихся людей, готовых услужить коррумпированной власти за небольшую плату, за то, что их не уволят с работы. Похоже эти россияне так и не вышли из своего рабского крепостного состояния.

 О чем  говорит   история с недопущением независимых депутатов на выборы, массовые протесты и задержания? О том, что у все большего числа молодых россиян вызывает отторжение фальшивая демократия – декорация авторитарной власти. А сама власть не намерена отдавать бразды правления каким-то там оппозиционерам, даже пускать их в зал заседаний «карманной» городской Думы. Коррумпированная власть осваивает новые методы фальсификации выборов. Прежних вбросов и фальшивых протоколов подсчетов голосов похоже уже недостаточно. Надо запугивать, избивать и сажать тех, кто поддерживает независимых депутатов. Только таким путем можно  удержать власть и продолжать грабить россиян.

Но рано или поздно в России все равно произойдет майдан и мафиозная олигархическая верхушка смоется в свои дворцы в Италии. Чтобы этот момент приблизился, надо просвещать людей, рассказывать  о том, как устроена власть в развитых странах, где ее действительно формирует и контролирует народ. Просвещение дает шанс выбраться из нашего  средневековья. Посему приведем дайджест публикации редактора Meduza Александра Поливанова  об особенностях выборов и демократии   в Швеции.

Отлаженная работа общественных институтов и высокий уровень жизни в этой стране – результат демократической системы власти. Эта система построена на трех принципах: сменяемости, открытости и подотчетности обществу. Раз в четыре года в стране проходят честные выборы в парламент, по итогам которых формируется новое правительство с премьером во главе. Именно оно управляет Швецией.

Выборы всегда честные.  Это связано прежде всего с такой чертой национальной культуры шведов, как честность. При этом наблюдать за выборами может буквально каждый. Если вы сомневаетесь в том, что выборы проходят честно, приходите на любой участок для голосования и наблюдайте за тем, как там все проходит. Да-да, именно вы: наблюдателем может стать и подданный Швеции, и гражданин любой другой страны. Единственное правило, которое при этом нужно соблюдать, – не мешать, то есть не загораживать проход к урнам, не отвлекать  голосующих  расспросами, не создавать давку.

 На парламентских выборах больше всего голосов набирает одна и та же партия, но не всегда она формирует правительство. Швеция – парламентская монархия; это значит, что здесь нет президентских выборов, есть только парламентские. Партия, получившая большинство (или коалиция из нескольких партий, если ни одна не получила больше 50%), формирует правительство и назначает премьер-министра. Как правило, им становится председатель партии.

Набрать больше 50% голосов не удавалось ни одной партии уже 50 лет – с 1968 года, когда такого результата достигли социал-демократы. В последующие полвека они неизменно выигрывали у конкурентов, но вот правительство формировать могли не всегда: иногда их оппоненты объединялись в коалицию, и их голосов хватало, чтобы обойти социал-демократов. Так, например, происходило в 1970-х, начале 1990-х и 2000-х годах. Как распределятся голоса и какие партии в итоге будут формировать правительство – всегда интрига выборов.

 На выборы приходит много людей. На парламентских выборах 2018 года явка в Швеции составила 87,18%. Это рекордный показатель за последние десятилетия, но вообще-то явка на выборах в Швеции с 1950-х никогда не была ниже 80%, а в 1970-е и вовсе регулярно превышала 90%. На высокую явку влияют много факторов: и проверенное годами доверие к демократическим институтам, и уважение конкретно к выборной системе, исключающей любую возможность фальсификации, и то, что одновременно с парламентом выбирают местные и региональные власти. (Разумеется, властей муниципалитета или региона выбирают местные избиратели, а не назначают из Стокгольма). Каково действие этих факторов на местах? Разбивка по избирательным округам показывает, что лишь в паре мест в Швеции явка составляет меньше 80%; она не скачет от региона к региону.

 В местных и региональных выборах могут участвовать все достигшие избирательного возраста жители, даже иностранцы. Шведские законы позволяют голосовать на местных выборах (в муниципалитеты и региональные власти) жителям ЕС, Норвегии и Исландии без исключения, а остальным – если они живут в Швеции больше трех лет. Логика тут такая: руководство должны выбирать те, кто живет в этом месте, вне зависимости от гражданства. Так выбранные политики будут обязаны заботиться об интересах всех, кто находится в их ведении – будь то жители, послы или трудовые мигранты.

 Есть кандидаты, которые набирают меньше 10 голосов. Не процентов, а голосов! Во-первых, в Швеции легко зарегистрировать свою партию – это делается в уведомительном порядке, письмом. Во-вторых, каждый голосующий может вписать в бюллетень название партии, за которую он хочет проголосовать, и это не будет считаться порчей бюллетеня. Напротив, на участках предусмотрено наличие чистых бюллетеней, чтобы избиратель имел возможность отдать свой голос за кого пожелает, вписав своего кандидата.

Из-за этого на каждых выборах случаются курьезы – например, в 2014 году целых 86 голосов набрала некая «Сатанинская инициатива» (Satanistiskt initiativ). А не слишком известные на шведской политической арене «Республиканцы» набрали всего девять голосов. Эту особенность шведской политической системы можно назвать  анекдотом, но на самом деле она, во-первых, дает шанс мелким партиям заявить о себе (и уж точно исключает возможность не допуска какой-либо партии к выборам), во-вторых, показывает, насколько мало «протестное» голосование в Швеции: в сумме все партии не входящие в топ-9 набрали лишь один процент голосов.

 Политики имеют равный доступ к СМИ. Пребывание у власти не дает возможности контроля над масс-медиа, как, впрочем, и богатство. Власть не может повлиять на результаты выборов своей пропагандой. Первый и второй каналы Шведского Телевидения, а также Шведское Радио работают по модели общественного вещания. Руководит этими масс-медиа специальное правление: оно состоит из 12 членов, которые выдвигаются парламентскими партиями, и независимого руководителя. Такое устройство исключает возможность монопольного контроля над СМИ, например, партией, находящейся у власти. Основная задача правления – следить за соблюдением баланса и объективной подачей новостей, – а значит, на телевидении рассказывают обо всем, что происходит в стране, не избегая и критики правительства, и освещения протестных акций.

Как финансируется эта система общественного телевидения и радио? Возможности бюджетного контроля над телевидением и радио государство лишено. Вместо этого жители Швеции платят за телевидение и радио посредством специального налога. Еще одно следствие достаточно высокой платы (максимум 1300 крон, то есть около 122 евро) –  на шведском общественном телевидении нет рекламы.

Что касается газет, то многие из них на полосе с выходными данными указывают, какой идеологии придерживается редакция – газеты могут быть социалистическими, либеральными, независимыми и так далее. Это делает прессу максимально открытой: она не скрывает, на каких позициях стоит. Но это не значит, что социалистические газеты не критикуют социал-демократов: это значит, что они критикуют их с социалистических позиций.

 Политика в Швеции – не мужская профессия. Почти половина парламентариев – женщины. По результатам выборов 2018 года в шведском парламенте оказались 188 мужчин и 161 женщина. А после выборов четырьмя годами ранее баланс был 197 на 152. Это, кстати, отражает и гендерный баланс голосующих: среди тех, кто пришел на избирательные участки, практически равное количество мужчин и женщин.

 Парламент – разномастная структура. Поскольку и для тех, кто выбирает, и для тех, кто хочет быть избранным, существует только одно ограничение – и тому, и другому должно исполниться 18 лет – в шведском парламенте представлены самые разнообразные депутаты. Например, самому молодому на момент избрания исполнился 22 год, а самому пожилому – 85. Самая популярная возрастная группа в парламенте – с 30 до 49 лет (31,5%). Tех, кто моложе – 5%. Добавьте к этому почти полное равенство между мужчинами и женщинами, а также около 11,5% парламентариев, которые родились за рубежом, и разный уровень образования (около четверти имеют только среднее, но не университетское образование) и доходов – и получится, что парламент адекватно представляет всех жителей  страны.

Работа народным избранником не самая высокооплачиваемая. С финансовой точки зрения работа парламентария в Швеции не очень-то. Зарплата депутата составляет 65,4 тысячи крон в месяц (около 6164 евро), но с этой суммы надо заплатить все налоги, то есть более 50% (включая подоходный и местный). Отдельно подчеркивается, что, если депутат приезжает на работу за рулем собственного частного автомобиля, ему положена компенсация в 26,5 кроны (около 2,5 евро) за 10км. В отдельных случаях – например, когда на улицах нет подходящего общественного транспорта – депутату могут оплатить такси.

* * *

Радикальные изменения в жизни российского общества неизбежны. Конечно, если Путин не развяжет ядерную войну и не погубит все человечество. Но чтобы эти изменения прошли гладко, без  гражданской войны, и принесли желаемые результаты,  надо иметь широко известную программу перемен, разделяемую активным большинством. Ведь есть серьезное опасение, что наш народ, подчиняясь древнему инстинкту вождизма, захочет просто сменить царя-президента, как это уже было на Украине после бегства Януковича. Но такая смена мало что даст. Нет никаких гарантий, что новый   президент не  окажется  тем лицемером, который просто рвался к власти. Он может стать  диктатором, жаждущим сохранить коррумпированную  бюрократическую пирамиду и свою  опору на опричников –  силовиков. Пример Лукашенко, ставшего президентом Белоруссии, используя  в ходе избирательной кампании лозунг борьбы с коррупцией, вполне нагляден. Если обратиться к статистике, то таких праведников  как Ли Куань Ю – в мире единицы. А подавляющее большинство стран возглавляют авторитарные правители вроде Путина или Ким Чен ына.

Мы не выберемся из этой исторической колеи, если наш народ не продвинется в развитии своей политической культуры,  не осознает необходимости уйти от древнего инстинкта вождизма к парламентской республике, подобной шведской, к политической конкуренции  партий, к возможности народных избранников в любой момент прогнать с кресла председателя правительства, уличенного в чем-то неблаговидном.

Парламентская республика   действительно может спасти Россию и от коррупции, и от казнокрадства, и от власти олигархов, обеспечить рост уровня жизни простого народа. Задумаемся, почему в Швеции министры правящей партии и связанные с ними чиновники не берут откаты и взятки? Они находятся под пристальным контролем оппозиции и понимают, что если их неблаговидные дела станут известны широким массам, то   правящая партия или коалиция  проиграет на честных  выборах!

Впрочем, для установления в России верховенства права и отбора во власть только честных людей политической конкуренции и парламентской республики   явно недостаточно. Надо  предоставить активным гражданам инструменты, которыми они будут добиваться таких целей. Первый – это несомненно честные выборы в парламент и местные органы власти. Такие как в Швеции. Второй инструмент – честный независимый от исполнительной власти суд. Нужна радикальная судебная реформа и люстрация судей. Но,  важен и третий инструмент – предоставление гражданам за небольшую плату полной информацию о деятельности органов власти, (все протоколы и решения), как это сделано в Канаде.  Иначе с чем гражданину обращаться в суд с обвинениями в связи с  противоправными действиями   чиновников ?

Но в какой роли гражданину идти в суд? Важно  дать право  гражданам выступать в суде в качестве прокуроров с частным обвинением против чиновников  по всем статьям УК, как это сделано в США, Австралии, Канаде и других англоязычных странах.

Уголовный процесс над вороватым чиновником не дает материальных стимулов, только моральные. А  материальная заинтересованность нужна! Надо выплачивать активным гражданам и адвокатам  солидные премии за счет проигравшей стороны в рамках гражданского процесса по защите интересов неопределенного круга лиц (например, жителей города), или группы лиц (например, жителей многоквартирного дома).

Только имея такие инструменты, нарождающееся  в России гражданское общество  может заставить власть работать не на свой карман, а на  повышение благосостояния простых  людей.

Чтобы на грядущем российском майдане эти и другие требования и предложения были осознаны массами,  нужна   общая программа оппозиции. Одними лозунгами мы не обойдемся. Поддерживаю предложение Сергея Митрофанова создать  такую программу и назвать ее – “Демократический наказ”.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Comments are closed.

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам:

Читайте ранее:
Социализм – мечта, ведущая в тупик

Многие пожилые люди сожалеют об ушедшем социализме. Особенно жители Москвы и Петербурга. Им есть, о чем тосковать. В 1970-х годах...

Закрыть
63 запросов. 0,924 секунд. 57.1951141357422 Мб